Книги по психологии

III. Половая психопатология.
П - ПОЛОВОЙ ВОПРОС

III. Половая психопатология.

Половая психопатология находится в сфере полового стремления, в тесной близости к фетишизму (см. главу V, в), и даже им обусловливаясь. Здесь, разумеется, должно иметь в виду извращенное половое чувство и патологическую любовь на почве непосредственного умственного расстройства. Мы рассмотрим, здесь ряд ненормальных явлений, в зависимости от низших нервных функций.

Прежде всего я должен заметить, что все так называемые функциональные нарушения нервной системы, а, стало-быть, и души (психопатология), распадаются на три группы: 1) патологическое возвышение нормальной функции или сильную реакцию на раздражение; 2) патологическое ослабление или совершенное онемение этих функций и 3) анормальные функции или качественно ненормальные реакции на раздражение.

Ничего нового в себе невропсихопатия не заключает. Все ее проявления имеют свои корни в нормальном мозгу и нервной жизни, и то же происходит и в половой психопатии.

Очень важна здесь общая сторона вопроса. Мы имеем две формы ненормальностей полового чувства: наследственные и приобретенные, благодаря порочному образу жизни. Краффт-Эбинг, констатируя наличность этих двух форм, с негодованием обрушивается на последнюю. Однако, мы не можем признать правильность характеристики, применяемой в этом случае.

Прежде всего, нельзя здесь говорить о противоположности между извращениями наследственными и приобретенными, так как различие их, главным образом, проявляется в относительной интенсивности. Половая ненормальность может проявиться уже в первые моменты движения детской души, исходя как бы изнутри и вполне ясно характеризуя элемент наследственности или несчастного сочетания энергий в соединившихся зародышевых клетках родителей (Вопрос этот разработан мною в моей книге: "Ueber die Hygiene der Nerven und dec Geistes im gesunden und kranken Zustand", 3 Auflage, 1908, особенно в главах IV, V, VII, VIII, X и XI). Но здесь следует считаться еще и с наследственными предрасположениями к определенной ненормальности, которая обусловит уже, в свою очередь, то или иное извращение. Так, наследственная внушаемость действует усиливающе на половой инстинкт, нормальный от природы, и вообще ненормально направляя его. Смутная наклонность к гомосексуализму, благодаря случайной встрече, может сделать человека урнингом (об этом далее), но эта наклонность, быть может, совершенно исчезла бы у того же человека, если бы он встретил на пути своем женщину, которую страстно полюбил.

Наследственное предрасположение не замедлит прорваться, если оно достаточно сильно, и будет искать лишь удобного случая, если оно не очень сильно. Но при совершенном отсутствии его, оно не может быть вызвано никаким внешним воздействием, никакими дурными влияниями.

Затем, приобретенная порочность не может быть рассматриваема, как продукт злой или порочной свободной воли, но как гибельное следствие воспитания порочного предрасположения окружающими испорченными нравами. "Среда" людей обусловливает, в свою очередь, неизбежный circulus vitiosus из причин и следствий. В зависимости от наследственных энергий, создаются нравы, которые сами порождают порочные наклонности, образуя, при помощи бластофтории, новые наклонности. Индивидуумы составляют "общество", и выразить "негодование" по отношению к порочным равносильно поступку ребенка, который колотит обжегшую его печку.

Я заметил, что между многочисленными случаями ненормальности почти нет двух совершенно сходных между собою. Поэтому все шаблоны, педантичные правила и теоретические выкладки в этом случае не имеют ровно никакого значения. Каждый случай в отдельности подлежит внимательному и серьезному изучению, каждый человек и вся его жизнь (часто это два человека!) должны быть рассмотрены в деталях, причем наследственность будет поставлена во главе угла, — и тогда лишь можно будет делать соответствующие заключения.

Перейдем теперь к фактам.

1. Расстройство рефлексов. С вагинизмом у женщины, о котором мы уже упоминали, можно сравнить и приапизм у мужчины, представляющий собою чрезвычайно рефлекторное раздражение эрекционных нервов, в зависимости от исключительной раздражительности нервных центров эрекции. Следствием этого являются постоянные, чаще болезненные, но, во всяком случае, неприятные эрекции, не сопровождающиеся сладострастным ощущением даже при истечении семени. Расстройство также заключается в легкой раздражаемости, дающей слишком быстрое сладострастное возбуждение после неполной эрекции, с преждевременным истечением семени.

У женщины тоже может иметь место непродолжительный и преждевременный orgasmus venericus. Эти примеры, впрочем, скорее принадлежат медицине.

2. Психическая импотенция. Этот вид импотенции может иметь место у мужчины и при нормальных условиях, но чаще при условиях ненормальных. Заключается она в следующем.

Несмотря на полную нормальность полового аппарата, центр эрекции, под влиянием какого-либо противоположного представления, не в состоянии привести кровеносные сосуды в такое состояние, которое необходимо для эрекции. Так, страстно любящий мужчина, имевший только что половую эрекцию и собирающийся совершить половой акт, поддается неожиданно какому-нибудь представлению о невозможности совершить это или комичности положения,— и происходит моментальное ослабление эрекции, исключающее возможность совокупления. И половая страсть, обусловливающая эрекцию, будет и в дальнейшем мгновенно прерываться под влиянием этой неудачи и сопряженных с нею чувства досады и стыда. Импотентность такого рода возрастает при одном только опасении, что такая неудача может постигнуть. При этом эрекция может отсутствовать только при желании совершить половой акт с данною женщиной, иногда же она становится общей. С такого рода проявлением неспособности успешно может бороться лишь гипнотизм, лечение внушением, хотя она может пройти и самостоятельно.

При психической импотенции может иметь место случай, когда опасение за удачный исход полового акта ослабляет чувство сладострастия, благодаря чему истечение семени произойдет без ощущения сладострастия, или же эрекция сразу прекратится внутри самого влагалища.

Иногда прекращение или ослабление эрекции является следствием издавна практикуемого онанизма, причем libido может остаться или тоже исчезнуть.

Есть, с другой стороны, много стариков, семя которых не содержит уже больше сперматозоидов, но которые вполне еще потентны, т. е. способны к эрекции, выделяя простатический секрет.

Бывают случаи, когда (см. главу V, пример 9) ночные эротические видения сопровождаются поллюциями, которые, будучи продолжительными и упорными, могут обусловить импотенцию наяву. Такие случаи я лечил гипнотизмом.

Непосредственное отношение душевной организации к половому стремлению и совершению полового акта ярко подтверждается вышеприведенными признаками, дающими еще и другие разновидности расстройства у таких мужчин, которые в других отношениях вполне нормальны.

У женщины, конечно, не может быть импотенции, как таковой. Но и у нее могут быть перерывы в ощущении сладострастия, причем в некоторых случаях, как мы видели, половой акт может ей внушить и отвращение.

3. Половая парадоксия. Под этим разумеют проявление любви, чаще полового влечения, в несоответствующем возрасте. Однако, есть большая разница между парадок?ией, обнаруживаемой в детском и старческом возрасте.

К детской половой парадоксии не следует причислять тех или иных видов онанизма, о котором мы еще будем говорить. Многим народам жарких стран свойственно развиваться гораздо раньше в половом отношении, чем народам холодных поясов, но все же раса в этом смысле имеет большое значение. У некоторых народов мальчики достигают зрелости 12—14 лет от роду, девушки же 9—10-ти лет; у других же половое развитие мальчика заканчивается лишь к 20-ти годам, а девочки — к 17 — 18-ти. Но и в пределах одной и той же расы, в зависимости от сатириазиса или нимфомании, чрезвычайное развитие полового инстинкта может иметь место и на 7-—8-м году жизни у девочек, а в более редких случаях и у детей, не старше 3-х лет. Ломброзо приводит случай девочки трех лет, усиленно занимавшейся онанизмом; мне тоже известны два таких случая.

Мальчик 7-ми лет, сын женщины-сводницы и ненормального в половом отношении мужчины, не получив ни от кого никаких указаний, начал преследовать девочек своего же возраста, завлекать их в кусты и здесь совокупляться с ними самым правильным образом. Будучи помещенным в психиатрическую лечебницу, он пытался здесь то же самое проделывать и с мальчиками, причем обнаружилось, что в нравственном отношении он стоял чрезвычайно низко. Его половые органы нисколько не представляли чего-либо ненормального, и, стало-быть, парадоксия его исходила лишь из головного мозга.

То же наблюдалось и у девочки 9-ти лет, которая приставала ко всем мальчикам своего возраста или моложе ее. Вызывая у них сильное половое раздражение, она таким образом довела до медленной смерти одного из своих маленьких братьев, другому же причинила расстройство мочевого канала. С мальчиками постарше она имела половые сношения.

Половая потребность, как мы уже упоминали, может сохраниться и в стapческом возрасте довольно поздно, причем, в связи с влюбленностью, она может вспыхнуть на короткое время, обусловливая и потенцию.

Парадоксия старческого возраста дает в результате тяжелое заболевание головного мозга — старческое слабоумие (dementia senilis). Таких больных вполне неправильно считают преступниками. Мне случилось видеть проявление исключительного сатириазиса, при котором больной, помещенный в психиатрическую больницу, предавался здесь мастурбации в присутствии людей. У многих стариков половая парадоксия обусловливает влечение к маленьким девочкам, что является на суде лишь усугубляющим вину обстоятельством. Во многих случаях здесь обнаруживаются и половые извращения, о которых мы будем говорить дальше. Половая потенция составляет довольно редкое явление у таких стариков, чаще же они импотентны и возбуждаются видом оргазма у девушки. Нередки случаи, когда старики в начале dementia senilis влюбляются в красивых, но сомнительной нравственности женщин, которые находят способы эксплоатировать их самым бессовестным образом.

4. Половая анэстезия, или прирожденная недостача полового чувства или стремления. Половое чувство и стремление настолько связаны между собою, что они друг от друга неотделимы, хотя у взрослых может иметь место влечение без ощущения сладострастия.

Половая анэстезия представляет у мужчины явление довольно редкое(см. главу V, примеры 7 и отчасти 5, 8 и 9). В данном случае речь идет не о какой-либо специальной ненормальности, а о полном ослаблении нормального чувства. Здесь происходит, в противоположность примеру 10, указанному в главе V, вполне нормальное развитие всех коррелятивных признаков, как бороды, мужского голоса и характера, способностей, силы воли и проч. Люди, страдающие половой анэстезией, совершенно не сознают этого и могут попасть, таким образом, в весьма неловкое положение, особенно, если вздумают жениться (см. главу V, примеры 7 и 8).

Я знал людей, у которых эрекция и семяизлияние обусловливались лишь одним созерцанием изображений голых женщин как наяву, так и во сне, но у которых тех же результатов не получалось от трения головки. Оргазм, таким образом, не являлся следствием трения полового члена, причем излившееся семя все-таки содержало живых сперматозоидов.

Половая анэстезия в большей степени свойственна женщинам, и Краффт-Эбинг напрасно приписывает ее только невропатическим женщинам. Женщина может быть всю жизнь вполне здоровой и нормальной и все-таки оставаться холодной в половом отношении. Нормальное половое чувство у женщины является большей частью следствием высшей любви, желания иметь потомство и потребности в ласке. Холодная женщина отдается мужу "лишь по обязанности", не получая никакого чувственного удовольствия, но имея лишь душевное удовлетворение.

Наступая нормально в старости, половая анэстезия может быть следствием разрушения половых желез, чрезмерных половых излишеств, иногда долгого воздержания, а также физических и душевных болезней,

5. Половая гиперестезия, или неестественное усиление полового стремления. Мы видели уже при рассмотрении детской парадоксии, что эта аномалия может быть врожденной. Мы знаем эту потребность у дон-жуанов и мессалин, причем она реже встречается у женщин, чем у мужчин. В этих случаях проявляется половая алчность не только при виде лица противоположного пола, но и при соприкосновении с принадлежащими ему вещами. На этом основании, с половою гиперэстезиею часто граничит и упомянутый нами выше фетишизм. Чувство насыщения при гиперэстезии наступает лишь на незначительное время сейчас же вслед за оргазмом, вообще же она ненасытна.

Половая гиперэстезия у женщин, равно как и libido, совпадает у них чаще с периодом менструации, но бывает и в другое время.

При отсутствии возможности естественного удовлетворения, чаще всего практикуется в этом случае онанизм, но привлекающими являются и всевозможные слизистые оболочки (задний проход, рот и т. д.), а также и предметы неодушевленные. Мужчину приводит в исступление вид всякой не очень уж противной женщины, причем грязные представления на эротической почве не покидают его ни днем, ни ночью. У мужчин высшая форма гиперэстезии называется сатириазисом, а у женщин нимфоманией. У женщин мне приходилось наблюдать два вида половой гиперэстезии. В первом случае они душой и телом стремятся к мужчине, о нем лишь думают, и мозг их вполне настроен согласно с инстинктом. Других же женщин низкие побуждения толкают к онанизму, и эротические сны мучают их беспрерывно. Но они не обнаруживают влюбчивости, и в отношении к мужчинам довольно холодны и вообще разборчивы. Таким образом, их мозг совершенно не участвует в деятельности низших нервных центров. Между этими формами, разумеется, имеется много переходных ступеней. Половая гиперэстезия не исключает, однако, достижения глубокой старости при полном сохранении умственных способностей.

Будучи искусственно привитой, такая гиперэстезия поддается лечению внушением. Но врожденная, с предшествовавшей ей детской парадоксией может быть устранена лишь при помощи кастрации, которую и необходимо рекомендовать при безусловно безнадежных случаях как в интересах индивидиуума, так и общества.

6. Онанизм (мастурбация, или рукоблудие). Онанизм получил свое название от библейского Онана, сына Иуды и Шуа, внука Иакова. Отец предложил ему сожительствовать с вдовой брата и иметь с нею детей, что Онану не нравилось. Чтобы избежать этого, он раздражал половой член и изливал семя на землю, чтобы не иметь детей от сожительства с невесткой. "Это зло неугодно было богу", - говорится в Библии.

Неясное половое влечение дает смутные ощущения в раздражимых областях (эрогенных зонах) половых частей (особенно головки). При частых и все усиливающихся эрекциях у юноши, желание его находит исход в ночных поллюциях с соответствующими эротическими видениями или же в сладострастных ощущениях, являющихся следствием искусственного раздражения головки и сопровождающихся истечением семени. В последнем и заключается онанизм, или рукоблудие. Трение члена у мужчины рукою или о мягкий предмет сопровождается эротическими представлениями обнаженной женщины или ее половых частей. Такая форма онанизма может быть названа онанизмом по нужде, так как не всегда является следствием ненормальности, а лишь средством на крайний случай. В расположенных уединенно войсковых частях, в закрытых мужских учебных заведениях, при отсутствии надзора, старшие прибегают иногда к удовлетворению половой потребности в anus младших, более полных или женоподобных товарищей. Это называется педерастией. На такой же почве происходят сношения с животными, например, коровами, козами и пр. О людях, прибегающих к подобного рода приемам, нельзя говорить, как о "нравственно погибших". Их часто заставляет прибегнуть к онанизму застенчивость, слабохарактерность, пренебрежительное отношение со стороны женщины, в то время как половая возбудимость их достаточно сильна. Такого рода онанизм по нужде является менее опасным, хотя и он отражается на психике индивидуума, обусловливая как душевное, так и нередкое физическое истощение. Ослабляется воля, ее способность к сопротивлению тем представлениям, которые влекут его к онанизму. Однократное истечение семени можно считать не более опасным для здоровья, чем ночную поллюцию, но, будучи сопряженным с нервными ощущениями, оно действует вне сомнении, на организм более истощающе. Однако, можно с уверенностью заявить, что результаты умеренного онанизма у достигших половой зрелости лиц слишком раздуваются многими врачами, примем трудно сказать, где начинается в этом случае эксплоатация и где кончается бездарность.

У мужчин нормальных половая потребность, как мы видели, отличается большей интенсивностью, чем у нормальных женщин, что усугубляется накоплением семени, возбуждающим сладострастие. Этого последнего нет у женщины, у которой по этой причине, между прочим, не может иметь места и онанизм по нужде, так как нет необходимости в облегчающем истечении семени. У женщин онанизм встречается реже, чем у мужчин, причем он может явиться продуктом случайного местного раздражения или же патологической возбудимости. Женщина онанирует, раздражая с этой целью клитор и вводя во влагалище твердые закругленные гладкие предметы, которые она двигает взад и вперед, подражая движениям при совершении полового акта. В других случаях она просто трет друг о друга скрещенные ноги. Для целей раздражения служит также и раздражение клитора лизанием (cunnlingus). Во всем этом нельзя видеть ту страшную опасность, о которой многие любят говорить, но все же мы здесь имеем дело с низменными извращениями полового инстинкта, которых следует избегать из уважения к самому себе. По-моему же, все виды покупной "любви", ничего общего не имеющие с любовью в настоящем ее значении и граничащие лишь со скотским удовлетворением инстинкта, представляют собой одну из разновидностей онанизма по нужде. Сношение с проституткой можно было бы в этом смысле поставить еще ниже онанизма.

Вторая форма онанизма проявляется у детей, как следствие случайного раздражения, иногда благодаря фимозу у мальчиков (см. выше,) а у девушек — в зависимости от очень мелких глистов у заднего прохода и половых частей (oxyuri), причиняющих зуд. Такой онанизм сам по себе безвреден, но может обусловить весьма опасную привычку в дальнейшем, вследствие чего эти глисты и фимозы должны быть устранены.

При третьей форме онанизма дети перенимают его друг от друга, что наблюдается чаще в учебных заведениях. Дети, занимающиеся онанизмом до достижения половой зрелости, становятся хилыми, болезненными, ленивыми, неподвижными. В будущем они являются импотентами и склонными к половым извращениям. Надзор, движение на воздухе, увещевания, — все это может действовать отвлекающе, но лучшими средствами для устранения привычного онанизма является любовь и нормальное половое общение.

Четвертая форма онанизма возникает самопроизвольно, благодаря наследственному предрасположению к психически-половой преждевременной зрелости и сатириазису или нимфомании.

Если не считать формы парадоксальной, связанной с неизлечимой половой раздражительностью, можно сказать, что все остальные вышеуказанные формы онанизма поддаются лечению, конечно, не строгостями и наказаниями, а ласкою, увещеванием и отвлечением к труду и умственной деятельности. Полезных результатов достигают в последнее время в окружных воспитательных приютах (Landerziehungsheime, см. гл. XVII). Здесь ребенок с того момента, как встает, и до тех пор, как ляжет, находится под неусыпным, разумным надзором и проводит время в труде, так что, ложась спать, моментально засыпает и не имеет времени думать об онанизме. Само направление, господствующее в школе, является энергичным противодействием усвоению дурных привычек.

К пятой форме онанизма мы отнесем упорный онанизм урнингов, как людей, не имеющих никакого влечения к противоположному полу и, стало-быть, не могущих удовлетвориться нормальным половым общением, как естественном противовесом их дурной привычке.

Вообще же, если мужчине представляются эротические женские образы, то здесь мы имеем дело с онанизмом по нужде; если же образы будут мужские, то онанирующий, без сомнения, урнинг. Но онанизм наблюдается и у детей в таком возрасте, когда не может быть и речи о психо-половых отражениях.

Онанизм и ипохондрия. Онанисты имеют обыкновение жаловаться на загубленную жизнь свою, осыпают самих себя упреками и считают себя чуть ли преступниками. Нужно отдать справедливость и всем этим страшным книжкам об онанизме, не лишенным шарлатанской подкладки, а нередко на ней только основанным, умеющим эксплоатировать одновременно и страх, и эротические наклонности своих читателей. В этих произведениях онанист представляется в качестве субъекта, безвозвратно обреченного на гибель, как физическую, так и моральную.

Однако, здесь, как и в басне, когда обезьяна приготовила все для демонстрации картин волшебным фонарем, но забыла лишь зажечь фонарь, — забывают узнать подробности этого будто бы страшного онанизма. Результаты, благодаря этому, получаются следующие.

Онанисты представляют собою людей, наследственно обремененных, застенчивых, пугливых и наклонных к ипохондрии, чутко и болезненно относящихся ко всем своим ощущениям и склонных малейшее изменение в состоянии своего здоровья считать чуть ли не угрожающим их жизни. Встречаются субъекты, которые на почвe мнительности готовы нормальные ночные поллюции принимать за самый сташный онанизм. Эти же субъекты, предаваясь онанизму, не склонны к злоупотреблениям, онанируя раз или два в неделю и, таким образом, не превосходя упомянутой нами лютеровской нормы. Но мы должны согласиться с тем, что ипохондрия в известной степени предрасполагает к онанизму.

Однако, эта категория онанистов не представляет собою наиболее распространенной формы. Есть много неумеренных онанистов, относящихся к категории страдающих половой гиперэстезией и вместе с тем далеко не представляющих собою жалкого существа, как это принято утверждать. Они становятся впоследствии дерзкими дон-жуанами, достаточно самоуверенными и ловкими, не уступающими другим в проказах и дурачествах. Утверждение, что "можно узнать по лицу и манерам занимающихся онанизмом", является просто неправдой. При рассмотрении половой гиперэстезии мы видели уже, насколько вредят себе такие parforce-онанисты; что же касается онанистов-ипохондриков, то здесь обыкновенно смешиваются причина и следствие, ибо половая ипохондрия предшествует онанизму, а нe является его следствием.

Мы отсюда выводим два заключения; первое из них, — что половых ипохондриков необходимо лечить от ипохондрии, а не от онанизма, а второе, что наиболее усердные онанисты заключаются не в этой категории психически нездоровых субъектов.

Женщины в значительно меньшей степени подвержены ипохондрии, и особенно девушки; у них, стало-быть, нет места и половой ипохондрии. Но онанизму женщины предаются обыкновенно, не жалуясь, причем не следует думать, что это сопряжено для них с меньшим вредом, чем для мужчины. Правда, у них нет потери соков, как у мужчины, но нервное раздражение у них значительно больше и вреднее. Стыд в меньшей мере свойственен женщине онанирующей, чем мужчине, чем объясняется и меньшая у них угнетенность, сопряженная с онанизмом. Вместе с тем можно заметить, что у женщины раздражительность полового чувства прекрасно уживается с высокими этическими и эстетическими качествами души, даже с сильною волей. И, наоборот, в половом отношении холодная женщина может быть и безнравственной, предающейся излишествам без всякого ощущения сладострастия. Слагаемые, дающие в половой сфере конечную сумму, отличаются, таким образом, исключительной сложностью.

7. Извращения полового стремления, или парэстезии полового ощущения. Это явление заключается в том, что половое стремление направляется не на соответствующие объекты. Исследование этого вопроса наиболее основательно сделано Краффт-Эбингом, которого мы и будем придерживаться в дальнейшем.