Книги по психологии

РИТМИЧЕСКАЯ ОРГАНИЗАЦИЯ ПСИХИЧЕСКИХ И МОЗГОВЫХ ФУНКЦИЙ
М - МОЗГ и психическая деятельность

Н. А. АЛАДЖАЛОВА

Ряд психологических функций претерпевает периодические колебания. Так, восприятие еле слышимого шороха колеблется с периодом 7—9 с, поддержание внимания — с периодом 2—5 мин, бдительность в монотонных условиях — с периодом — 2—5 и 20— 40 мин. Какова природа этих колебаний, какую роль они могут играть в психологической адаптации и имеют ли они биологиче­ский аналог?

Задачей сообщения является выяснение вопроса: имеются ли какпе-либо общие черты между колебаниями психологических функций и биоэлектрическими ритмами головного мозга, а именно: сверхмедленными ритмами.

Частотный спектр сверхмедленных колебаний потенциалов мозга лежит в более низкочастотной области, чем спектр электро­энцефалограммы. Трудно было бы думать, что все колебательные процессы в мозге укладываются в узкую полосу частот ЭЭГ. Мы ранее описали полосу инфранизких частот в мозге животных и человека [1, 2]. Инфрамедленные колебания потенциалов моз­га человека имеют периоды, исчисляемые секундами, минутами, десятками минут, часами (рис. 1). Каждый из этих поддиапазонов отражает различные функции мозга, различную системную орга­низацию этих функций и различный характер их проявления при разных поведенческих реакциях. Так, секундные сверхмедленные колебания с периодом 8—10 с являются основными в состоянии спокойного бодрствования человека (рис. 1), однако они изме­няются с изменением эмоциональных состояний. При тревожности, при эмоциональном напряжении период секундного ритма умень­шается до 2—4 с. В состоянии релаксации период удлиняется до 30—40 с —это ритм впадения в дремотное состояние. Специ­фический декасекундный ритм с периодом около 14 с появляется при переходе от осознаваемого психического процесса к неосозна­ваемому. Например, этот ритм характерен для гипнотического состояния. Однако секундные ритмы, как и ритмы других полос инфрамедленного спектра, не являются жестко фиксированными, а наоборот, они пзменчивы по частоте и амплитуде и в разных областях мозга их частоты в один и тот же момент не совпадают. На рис. 2 показана оригинальная запись секундных ритмов в раз-


Г

Г1 7 1 1 П -1 и \ Ч

1 \ \/ \ ■'/ИХ

3 \ .■ \ ^

3

А

1..... 1 ^

1

1 и

П

Б

¡'¡¡У I] Й :

М Г:

3

1 I I I

10 20 30 40 Т, мин


Рис. 1. Инфраиизкочаетот - ный спектр потенциалов, регистрируемых с поверхно­сти головы человека

1 — спокойное бодрствование;

2 — повышенная тревожность;

3 — релаксация, переход к дре­моте ;

4 — усиление неосознаваемой компоненты

А — секундные и декасекунд - ные,

Б — многоминутные и дека - минутные ритмы



image069

ШН

Рис. 2. Секундные колебания потенциалов, регистрируемых с поверхности головы человека в процессе решенпя арифметических задач в присутствии оценивающего успех наблюдателя

Регистрация с двух лобных областей (8—6—левое полушарие, 7—5 —правое) и с левой височно-теменной области (14—20); Г — фон; II — первая, III — вторая се­рия решений, IV — через 15 мин


Ных областях на поверхности головы человека и их учащение при эмоционально-волевом напряжении, а именно: при выполнении легкого задания при наличии эмоционально-окрашенной заинте­ресованности в успехе. Однако в разных областях мозга секунд-


Ный ритм меняется по-разному, причем после первого выполнения задания и после повторного картины изменений не совпадают. Регистрация осуществлялась жидкостными деполяризующимися электродами одновременно с шести областей с помощью восьмика­нального инфранизкочастотного усилителя.

Различные переходы психических состояний получают отра­жение в динамике преобразований многоминутных ритмов с пе­риодом 2—7 мин. Здесь главное не только в совпадении периодов сверхмедленных потенциалов мозга с периодами колебаний пси­хологической функции, по и в некотором подобии перестроек ритмов на психическом уровне и уровне мозга. Наиболее простой пример: решение в уме трудных арифметических задач приводит к тому, что со временем в ответах субъекта появляется ошибка. Ошибки чередуются с правильными ответами, и это чередование происходит с периодом около 4 мин. В это же время в инфрамед - ленном спектре колебаний потенциалов мозга также возникают волны с тем же периодом — около 4 мин. Интересно, что эти биоэлектрические колебания сохраняются и в следовом времени (в течение получаса), несмотря на прекращение вычислений в уме. При выполнении классических корректурных заданий ско­рость работы и число ошибок начинают колебаться с мпогоминут - иым периодом и такие же колебания возникают в мозговых рит­мах; последние, однако, видпы и в следовое время.

Можно говорить о возрастании многомипутиых колебаний в ус­ловиях психического стресса как па психологическом, так и на биологическом уровне и об общих закономерностях этого возра­стания. Оно наблюдается в течение многих часов и даже суток после стресса. Например, показано, что после того, как человек пережил стрессовую ситуацию при выполнении задания, перио­дически (каи*дые 5 мин) обобщенный характер решения сменя­ется решениями ситуационными. Колебания потенциалов мозга в пнфрамедленном спектре становятся в это время более регу­лярными, их амплитуда возрастает до 1 мВ. При патологических нарушениях подобие двух колебательных процессов выражена еще больше. Так, в неврологической клинике мы наблюдали даже возникновение синхронных колебаний, в то время как у здоровых людей колебания на психологическом уровне и колебания потен­циалов мозга совпадают только по периоду, но не совпадают по фазам.

То, что удалось зарегистрировать ритмические колебания как психического состояния, так и нейрофизиологического процесса, приводит к предположению, что и взаимодействие осознанного и неосознанного может принять ритмический характер. В самом деле, ритмическая активность возрастает в условиях пониженного бодрствования, эмоционального подъема, т. е. в условиях, в кото­рых, можно думать, связь неосознанного и осознанного облег­чается. Рассмотрение неосознаваемого в нейрофизиологическом аспекте оперирует идеями энергии и пространства, т. е. понятия­ми, характерными для естественных наук.

Упомянем теперь о декаминутных ритмах с периодом 20— 40 мин. Они особенно выделяются при продолжительной деятель­ности в монотонных условиях. Так, время реакции на значимый сигнал, случайно появляющийся среди других, незначимых, ко - леблется как с трехминутной периодикой, так и с декаминутной. Одновременно в инфрамедленном спектре потенциалов мозга уси­ливаются те же периодические компоненты. Если же по ходу работы внимание субъекта ухудшается,- то изоморфизм в колеба­ниях психического ж биологического оказывается разрушенньш; в частности, ослаблены декаминутные волны в потенциалах мозга. Наоборот, при длительном поддержании внимания на достаточном уровне наблюдается четкий изоморфизм.

Таким образом, имеется ряд общих закономерностей, по кото­рым усиливаются колебательные процессы как на психологиче­ском, так и на мозговом уровне. Это их интенсификация: 1) в мо­мент перехода из одного психического состояния в другое;

2) при отклонениях психического состояния к экстремальному;

3) при сенсорной депривации и в монотонных условиях. Между тем мобилизация к деятельности приводит к затуханию колеба­тельных явлений.

Подвижность колебательных процессов упрощает регуляцию и перестройку активности, однако в критических условиях, когда регуляция нарушается, колебания усиливают патологию. Колеба­тельный, процесс, с одной стороны, необходим для поддержания психического статуса, а с другой — отражает механизм тотальной координации структур мозга в переходных условиях. Каждое но­вое психическое состояние характеризуется доминированием од­ного пли другого ритма, что наглядно выступает при резких переходах психических состояний. Существование общих законо­мерностей, которым следуют ритмы психологических и мозговых функций, говорит об их подвия-шом взаимодействии то с большей, то С меньшей степенью связи, в зависимости от цели саморегу­ляции.

Литература

1. Аладжалова H. А. Медленные электрические процессы в головном мозге. М.: Изд-во АН СССР, 1962. 240 с.

2. Аладжалова Н. А. Психофизиологические аспекты сверхмедленной ритми­ческой активности мозга. М.: Наука, 1979. 214 с.

3. Brody Е. В. A critical examination of Freud’s theory of the preconscious knowing, awareness, organisations and context.— In: The Unconscious / Ed. A. S. Prangishvili et al. Tbilisi: Metsneiereba, 1978, p. 455—468.