Книги по психологии

ПРЕДИСЛОВИЕ
М - Миф о душе

image002Ногие тысячелетия религия и здравый смысл являлись непримиримыми вра­гами.

Там, где религия говорила о вме­шательстве божественной силы, здра­вый смысл подсказывал зависимость наблюдаемых явлений от сил природы, от естественного хода событий в окру­жающем мире.

Там, где религия угрожала нака­занием в потустороннем мире, здравый смысл убеждал в. невозможности су­ществования такого мира в непрерыв­ном процессе нарождения и уничто­жения жизни на земле.

Вот почему уже в глубокой древ­ности наряду с религиозным фанатиз­мом и гибельным действием религиозных предрассудков росло и укреплялось неверие в атеистическое отношение к разным религиозным учениям.

Откуда же возникало и чем питалось это неверие? Ответ лежит в самой сути человеческой природы и в формах позна­ния человеком окружающего мира.

Уже в эпоху первичных проявлений жизни на земном шаре организмы могли выжить только при том условии, если они так
или иначе «отражали» в своей еще просто устроенной прото­плазме непрерывное действие внешних, неорганических сил. А в дальнейшем. все развитие жизни на земле подчинялось универсальному закону зависимости от внешних условий. В своем строении и в своих функциях организмы должны были точно отразить требования внешнего неорганического мира. Уже первые проблески психической жизни у первобытного че­ловека должны были с неизбежностью подчиняться этому за­кону зависимости организма и его нервной деятельности от внешних условий и приспособиться к окружающим условиям. Именно поэтому мозг человека, формы отношения его к окру­жающему миру должны были следовать естественным причин­ным связям, которые существовали и во внешнем мире.

Неорганическая природа постоянно воздействовала и воз­действует на организм. Свет, звук, тепло и холод, механиче­ское действие, химические реакций, распылевные в атмосфере вещества и т. п. способствовали эволюции организмов, которые в упорной борьбе за существование выработали и развили в себе способность улавливать эти внешние энергии и сообразно приспосабливаться к ним в своем повседневном поведении.

Так создались на протяжении миллионов лет глаз, ухо, вку­совые органы и обонятельные аппараты в самых разнообраз­ных вариациях.

Спрашивается, может ли в настоящую эпоху высокоразви­тый организм не «отражать» действительный материальный мир и причинные связи происходящих в нем событий? Нет, не может. Он следует этим причинным связям. Так, уже у перво­бытного человека народился «здравый смысл», который есть не что иное, как отражение в мыслительных операциях зако­номерностей внешнего материального мира. Именно ему обя­зано появление неверия и атеизма на всех ступенях человече­ской цивилизации.

Мышление, развившееся у человека на основе закона причинных связей, существующих в материальном мире, всег­да имело тенденцию отрицать все то, что находится вне этих причинных связей.

И. П. Павлов говорил:

«Истинный активный ум в строгом естественнонаучном по­нимании всей целостной без малейшего остатка жизни видит только признания действия основного условия всего сущест­вующего — закона причинности».

Все сказанное выше не может не привести нас к выводу, что неотъемлемым свойством человеческого ума является от­ражение в нем причинных связей всего материального мира. Человеческий ум возник и развился только благодаря отраже­нию в себе этих причинных связей.

Но тогда возникает законный вопрос: откуда же в челове­ческом обществе создались все те религиозные предрассудки и религиозные психозы, которые двигали народы войной друг на друга, разделяли смертельной ненавистью близких людей и создавали черный мрак инквизиции, подавлявшей всякую жи­вую мысль, всякое проявление естественного «здравого смы­сла»?

Марксистско-ленинская теория помогает дать ясный и чет­кий ответ на этот,‘казалось бы, парадоксальный вопрос.

Естественный страх первобытного человека перед могучи­ми силами природы, его склонность к наивно-фантастическому объяснению окружающих его природных явлений — все это было использовано как средство подчинения и закрепощения человека еще в ту эпоху развития человеческого общества, когда наметилось господство жрецов и имущего класса.

С тех пор религия не переставала быть сильным орудием духовного подчинения народных масс, благодаря которому «здравый смысл» даже иногда и культурного человека оказы­вался парализованным.

Так на протяжении тысячелетий в непримиримой вражде сложились два философских направления — идеализм и ма­териализм. В то время как первый, являясь оплотом господ­ствующих классов, направлял мысль в сторону «нематериаль­ных», «потусторонних сил», не подчинявшихся известным нам законам природы, материализм, наоборот, указал путь к естест­веннонаучному объяснению мира, к построению такого миро­воззрения, в котором все явления охвачены материальными причинными зависимостями. Так религия и идеализм сдела­лись врагами научного миропонимания, тормозами прогресса че-ловеческой цивилизации.

Но нельзя думать, что религиозные предрассудки, укоре­нявшиеся тысячелетиями, и религия, разработавшая совер­шенную технику обрядов и ритуалов, могут быть устранены или просто уйдут сами собой с развитием науки и культуры, с ростом естественнонаучных знаний. Нельзя забывать, что религия весьма тонко использовала (и для этого у нее было достаточно времени) те человеческие слабости, которые для некоторых моментов жизни человека являются существенны­ми. Религия подхватила наивное представление первобытного человека о «душе» и указала путь к ее переселению в потусто­ронний мир, независимо от тела; она проявляет большое вни­мание к человеческим несчастьям, когда человек в тяжелом со­стоянии теряет все жизненные точки опоры и готов опереться на любую, даже сомнительную, помощь. Религия и здесь апел­лирует к душе человека, указывая путь к ее спасению в пас­сивном подчинении несправедливостям общественного^ строя.


В нашу эпоху религиозное учение о нематериальной «ду­ше», живущей независимо от тела и представляющей собой тот промежуточный мост, который связывает человека с бо­гом, является самым главным оплотом религии и основой всех религиозных предрассудков.

Может ли наука «сосуществовать» с этими предрассудка­ми? Нет, не может. Она могущественна именно своим «здра­вым смыслом». Само развитие ее происходит благодаря стрем­лению человека познать истинные причинные связи происходя­щих в мире'явлений, о которых говорилось выше.

Короче говоря, атеистическая пропаганда должна дать убе­дительное научное доказательство всего того, Ато мы знаем, и столь же убедительно объяснить, почему мы пока еще кое-чего не знаем, но непременно будем знать.

Именно этот путь и является наиболее эффективным в раз­венчании самого закоренелого и опасного предрассудка о не­материальной душе и ее извечном превращении и переходе в потусторонний мир.

Предлагаемая читателю книга члена-корреспондента Ака­демии медицинских наук профессора Д. А. Бирюкова шаг за шагом развертывает всю панораму современных достижений в области изучения человеческой психики как наивысшего про­явления материальных процессов мозга.

Еще пятьдесят лет тому назад эта проблема являла собой пример полного господства идеалистических представлений, пассивного отстранения исследователей от этого, как внушала религия, «непознаваемого» мира.

Учение И. П. Павлова об условных рефлексах пробило брешь в этой вековой стене, отгораживавшей человека от истин­ных научных знаний о «душе». Д. А. Бирюков излагает все эта­пы развития этого грандиозного достижения отечественной науки, которым по праву гордимся не только мы, соотечествен­ники и ученики И. П. Павлова, но и все прогрессивное челове­чество.

Область психических явлений содержит в себе много таин­ственных сторон, которые для широких масс столь же привле­кательны, сколь и непонятны. Гипноз, внушение, сон, сновиде­ния, лунатизм, летаргический сон и многое другое^ издавна являлись для людей источниками фантазий, суеверий и рели­гиозных кодексов. Религия многое использовала из этого ар­сенала «таинственных» явлений, и именно деятельность нерв­ной системы служит обычно доказательством необходимости религиозных верований. Вот почему физиологический анализ этих явлений, убедительный показ истинных причин психиче­ской деятельности и раскрытие законов мозга, создающих все

Б

Перечисленные состояния, должны стать фундаментом для на- учно-атеистической пропаганды.

Именно здесь должен вступить в свои права «здравый смысл» человека, его естественная, исторически воспитанная склонность к познанию причинных связей действительного ма­териального мира.

. Одна из самых трудных глав физиологического изучения психической деятельности — происхождение психической дея­тельности, развитие ее из элементарных проявлений самой примитивной нервной системы. Именно в этом пункте и цер­ковь, и некоторые ученые видят невозможность перебросить мост между психикой, или высшей нервной деятельностью, че­ловека и высшей нервной деятельностью животных. Именно в этом пункте церковь ищет обоснования своих представлений о божественном промысле, который, наградив человека созна­нием и «мыслящей душой», отказал в этом всем животным, оставив им целесообразное поведение, основанное лишь на чувствительности.

Мы еще и сейчас видим отдельных представителей в среде интеллигентных людей, которые, указывая на чрезвычайную точность и сложность инстинктов у животных, ищут в этом до­казательство великой силы «божественного промысла» и бес­помощности науки. Раскрыть истинные механизмы инстинк­тивных актов, показать пути их развития и зависимость их от своеобразия внешних условий жизни — это значит развеять мрак, образовавшийся около этого вопроса и облегчить есте­ственнонаучное понимание природы инстинкта.

Совсем не случайно инстинкт как особая форма целесооб­разного приспособления животных к окружающим условиям уже в античное время являлся для религии доказательством существования «божественного промысла». Уже философия стоиков, идеалистическое мировоззрение платоников и др. рас­сматривали инстинкт как опорный пункт религиозной догма­тики. В средние века это особенно подчеркивалось. Достаточно указать, что Фома Аквинский уделил весьма большое внима­ние описанию инстинктивного поведения животных, указав, что только благодаря божественной воле проведена резкая, непроходимая грань между животным и человеком.

Немецкий философ-просветитель Реймарус в предисловии к своей интересной книге «О технических инстинктах живот­ных» уже в XVIII столетии писал:

«В главнейших истинах естественной религии я пытался указать особенные намерения Господа в животном царстве, в некоторых видах животных психических инстинктов».

Естественно поэтому, что объяснить эволюционную сущ­ность и вскрыть физиологические механизмы, по которым раз­вертывается инстинктивное поведение, — это значит развеять религиозные суеверия.

Д. А. Бирюков, являясь специалистом в области изучения эволюции высшей нервной деятельности, дал примеры и их анализ, которые вполне удовлетворительно разрешили задачу материалистического понимания инстинктов. Конечно, в такой обширной области, как физиология высшей нервной деятель­ности на всех ее этапах и во всех формах, от моллюска до мыс­лящего человека, имеются пробелы и в наших знаниях. Одна­ко они не должны давать нам повода падать духом, а наобо­рот, должны вселять в нас энтузиазм и энергию для будущих исследований на строго материалистической основе.

Этим энтузиазмом и верой в силу научного познания при­роды проникнута книга Д. А. Бирюкова, и у читателя не остается сомнения в том, что и «нерешенные вопросы» будут решены с такой же точностью и убедительностью, с какой опи­саны основные положения учения И. П. Павлова о высшей нервной деятельности животных и человека.

Книга Д. А. Бирюкова, судя по письмам читателей и отзы­вам в печати, пользуется определенным успехом. Будем наде­яться, что и другие советские ученые внесут свой вклад в бла­городное дело пропаганды естественнонаучных знаний, прин­ципиально несовместимых с суевериями и религиозными предрассудками.

П. Анохин