Книги по психологии

НАУКА И РЕЛИГИЯ НЕСОВМЕСТИМЫ
М - Миф о душе

«Кореыная противоположность нау­ки и религии очевидна. Если наука опирается на факты, на научный экс­перимент и строго проверенные под­твержденные жизнью выводы, то лю­бая религия опирается лишь на биб­лейские и прочие предания, на фанта­стические вымыслы. Современные на­учные достижения в области есте­ствознания и общественных наук убе­дительно опровергают религиозные догмы».

image075Из постановления ЦК КПСС от 11 ноября 1954 г

Возникновением классового общества, в котором большая часть людей под­вергается жесточайшей эксплуатации, влачит на себе ярмо рабства, желание найти спасение от угнетения порожда­ло у трудящихся веру в лучшую, за­гробную жизнь, в чудеса. Этим широко пользовались эксплуататоры для укрепления своего господства над тру­дящимися. Они всеми способами рас­пространяли и развивали различные ре­лигиозные суеверия, строили величест­венные храмы, субсидировали слу­жителей культа, помогали им в устрой­стве пышных и торжественных бого­служений. Все преследовало одну цель — оторвать человека от земных забот, внушить трудящемуся веру в существование райской жизни, наступающей после смерти, убедить в незыблемости власти эксплуататоров.

Церковные догмы и идеалистическая философия пресле­дуют цель расщепить в сознании людей правильное представ­ление о единой природе человека, изобразить ее в виде двух якобы независимых сущностей — святой, данной богом, души
и'бренного греховного тела. В этом основа любой религии, лю­бого, какой бы оно ни носило оттенок, идеалистического уче­ния.

Необходимость оправдать порабощение трудящихся масс делает для эксплуататоров особо важными такие легенды, как вера в сотворение богом мира, миф о душе и загробной жизни. Если мы указывали, что невежество масс является лишь одним из условий закрепления тех или иных религиозных представле­ний, это не означает, что следует как-нибудь умалять значение развития материалистической науки в борьбе с религией. Дело нужно понимать так, что само развитие подлинной науки ста­новится полностью возможным лишь в условиях раскрепо­щения, освобождения трудящегося человечества. Однако вели­кие открытия ученых даже и в условиях эксплуататорского строя всегда имели выдающееся значение в подрыве религи­озных догм.

История науки и религии показывает постоянную борьбу двух противоположных мировоззрений — идеалистического и материалистического.

На разных этапах развития науки меняются формы и со­держание идеалистических представлений, меняются приемы борьбы с материализмом. Однако, решая любую научную проблему, и тем более такую, как проблема души, отвлекаться от вероятности и возможности влияния идеалистических взгля­дов было бы неправильно. В. И. Ленин не раз напоминал, что наука, философия всегда, и особенно в наше время, не может быть беспартийной. Ученый не может ограничиться только со­биранием фактов. Полученные факты требуют обобщений, то есть приемов мышления, продиктованных тем или иным миро­воззрением. Последнее в свою очередь выражает характерные черты того или иного общественного строя.

Ярким примером, подтверждающим сказанное, служит со­стояние дарвинизма у нас и в странах капитала, например в Соединенных Штатах Америки.

Как уже указывалось, дарвинизм был положительно вос­принят рядом прогрессивных русских ученых. В советское вре­мя учение Дарвина в нашей стране получило свое дальнейшее развитие. Учение Дарвина явилось не только предметом мно­гочисленных научных исследований, но и стало обязательной частью естественнонаучного образования советской молодежи.

Совершенно иная картина в США. Попытки затушевыва­ния и даже преследования одного из самых важных направле­ний материалистического естествознания не прекращаются до наших дней. В США и пе скрывают, что причиной, заставляю­щей «благонамеренных» американцев считать дарвинизм вред­ным, является отрицание им божественного происхождения


image076

Выдающийся материалист Лючилио Ванини был сожжен в 1619 году во Франции в Тулузе по постановлению королевского суда за пропаганду

Атеизма.


Белого человека. Как известно, библейский миф гласит, что бог создал белокожих Адама и Еву, а что касается черноко­жих, они, по мнению некоторых, представляют собой расу жи­вотного происхождения.

В 1925 году в одном из штатов (Теннеси) молодой препода­ватель местной школы Скопе упомянул на лекции теорию Дар­вина, признав ее вполне доказанной и научной. Скопе подверг­ся за это полицейскому преследованию.

После судебного процесса и рекламной шумихи вокруг него с целью антидарвинской пропаганды Скопе был заключен в тюрьму. В штате же был принят закон, запрещающий препо­давать дарвинизм, который отрицает легенду о божествен­ном сотворении человека и проповедует идею о том, что чело­век произошел от животных предков.

Более чем 25 лет спустя после этого позорного события нам пришлось быть в Канаде. В разговоре с местными научными работниками мы имели возможность выяснить, что дарвинизм не преподается в школах и в настоящее время. На вопрос, по­чему это может иметь место, мы получили весьма неубедитель­ный ответ, что предметом школьного обучения являются толь­ко совершенно несомненные научные положения и истины. Мы узнали также, что чтение библии составляет обязательный школьный предмет. Будучи в Англии, мы решили отправиться в Даун, где длительное время проживал и работал Дарвин. Даун — небольшое селение, расположенное километрах в тридцати от Лондона. Мы с грустью и обидой убедились, по­сетив Даун, что усадьба-музей великого естествоиспытателя находится в состоянии почти полной заброшенности. Музей очень мало посещается, в нем не ведется никакой научной ра­боты. Вся усадьба находится на попечении одного старичка - смотрителя.

Эта несправедливость и пренебрежение к памяти Дарвина особенно была подчеркнута, когда смотритель, убедившись, что перед ним делегация советских ученых, достал откуда-то «из-под спуда» до этого тщательно запрятанный от глаз хотя бы и случайного посетителя том «Капитала» Карла Маркса с его собственноручным, очень теплым посвящением Чарлзу Дарви­ну. Гениальный Маркс предвидел великое материалистическое значение идей Дарвина, и это вызывало у него глубокое уваже­ние к их творцу. Совсем иначе оценивают дарвинизм некото­рые его соотечественники в современной Англии.

Конечно, в Англии имеются и прогрессивные представители науки.

В этом отношении большой интерес представляют работы, выпущенные за последние годы в Лондоне Морисом Корнфор - том.

Две книги переведены и изданы у нас. В 1948 году Изда­тельство иностранной литературы выпустило работу Корнфор - та «Наука против идеализма», а в 1951 году то же издательст­во опубликовало его книгу «В защиту философии».

Эти работы представляют-большой интерес.

Оценивая некоторые философские направления в науке со­временной Англии, Корнфорт квалифицирует их как реакцион­ные. Он подчеркивает, что различные формы религиозного не­вежества распространены еще и в настоящее время. Под их влиянием находятся миллионы людей, но утешительно то, что большее число людей уже вырвалось. из-под этого влияния. Корнфорт убедительно освещает одну из важнейших особенно­стей современного состояния борьбы идеализма и религии про­тив науки.

Дело в том, что под давлением многих научных открытий, таких, например, как учение Павлова и теория дарвинизма, постепенно разрушаются главнейшие религиозные догмы.

Убедившись в этом и понимая, что запрещением материа­листических учений нельзя добиться их уничтожения, некото­рые служители церкви и буржуазные ученые все больше и больше становятся на иной путь.

Этот путь — попытка примирения науки и религии.

Великий итальянский ученый Джордано Бруно был сожжен в 1600 году в Риме по приговору католической инквизиции за распространение учения о множественности миров и вращении Земли вокруг Солнца.

С помощью извращений они пытаются те или другие науч­ные факты привести в согласие с религиозными верованиями, стараются использовать достижения современной науки для доказательства бытия божьего и укрепления религии.

Рассмотрев различные философские течения в английской философии, Корнфорт приходит к заключению, что содержа­ние их «состоит в развитии философии с целью примирения на­уки с религией и что это означает полное искажение и извра­щение значения научной теории и научной методологии»[29].

Заявление Корнфорта лишний раз подтверждает факт, до­казанный марксизмом, что идеалистическая философия обо­сновывает религиозные взгляды, прикрывая их внешне науч­ными формами.

Отмечая эту особенность современного идеализма, Ленин указывал, что неприкрытые, грубые проявления противоре­чий между проповедуемыми религией догмами и безнравствен­ными действиями ее служителей менее опасны, легче становятся понятными массе, «...чем тонкая, духовная, приодетая в самые нарядные «идейные» костюмы идея боженьки»[30].

Особенно изобилует подобными «теориями», наука в США. Своеобразным организующим центром, объединяющим силы реакционных теоретиков, является Ватикан — местопребыва­ние «наместника бога на земле» папы римского. Ватикан, будучи теснейшим образом связан с наиболее крупными капи­талистами США и реакционными католическими партиями За­падной Европы, представляет по существу миниатюрное госу­дарство со своим дипломатическим корпусом, представительст­вами и «научными учреждениями». Последние и призваны к фабрикации «теорий», направленных на согласование научных данных и религии и содержащих новые трактовки библии и других священных книг. Они занимаются «научным» обоснова­нием чудес и религиозных пророчеств.

В нашей философской литературе приводилось немало при­меров подобных «научных» откровений. Так, например, в тру­дах некоего Реми[31] чудесное превращение животных предков человека в первоначальную пару людей — Адама и Еву — по­лучает чисто «научное» обоснование.

Оказывается, по словам Реми, бог вызывал мутацию (нечто вроде взрыва) наследственных зачатков исключительной силы. В результате этого из первобытных неодушевленных человеко- обезьян были сотворены первые получившие от бога душу лю­ди — Адам и Ева. Описанное — типичный образец «примире­ния» библии с наукой.

Сохранено главное—сказка о даровании именно богом ду­ши человеку, одушевление его. Но так как настаивать в наши дни на том, что бог вылепил Адама из глины, а Еву воспроиз­вел из его ребра, по меньшей мере несерьезно, то вся легенда в целом приукрашена под науку, даже под дарвинизм. Ока­зывается, Адам и Ева имели предков в виде первобытных лю­дей. Не будучи божественно одушевлены, эти предки не были еще людьми. Далее из недр буржуазной науки привлекается одна из теорий происхождения новых свойств организма путем мутаций наследственных зачатков — и «научное обоснование» библейской сказки о сотворении человека готово. Это, конеч­но, лишь один из многочисленных примеров религиозной фаль­сификации науки.

Учитывая сказанное, необходимо быть особенно бдитель­ным в отношении некоторых теорий реакционных зарубежных физиологов и психологов, ставящих своей задачей подорвать основы цельного материалистического учения Павлова о душе,


То есть высшей нервной, или психической деятельности. Пред­ставители религии особенно охотно цепляются за неясные и неразъясненные вопросы, которых еще много в области яв­лений душевной деятельности. Поэтому возникает насущная задача всемерного развития и вместе с тем пропаганды пав­ловского учения. *

В нашей стране еще остались религиозные пережитки в со­знании отдельных людей, и поэтому необходимо постоянно и активно пропагандировать научные знания среди самых широ­ких слоев населения. Материалистическая наука вооружает человека познанием законов природы, дает ему возможность планомерно использовать и применять их, предвидеть ход со­бытий. Изучив законы природы, умело применяя и используя их, люди могут ограничить сферу действия стихийных сил. Разрушительным силам природы они могут дать другое на­правление, обратить их на пользу общества. Умелое исполь­зование познанных законов обеспечивает человеку господство над природой. Выше мы указывали уже на промышленное ис­пользование атомной энергии в СССР, в противовес психозу атомной войны в США. В полном ‘противоречии с материали­стическими взглядами находится религия и. идеалистическая философия. Церковники утверждают, что мир, вся природа своим возникновением обязаны богу, им управляются. Церков­никам вторят буржуазные ученые, идеалисты всех направле­ний и оттенков. Под видом науки они протаскивают идею о том, что вселенная неизменна, законы природы непознаваемы, а человек лишь слепое орудие в руках божественного начала.

Религия и идеалистическая философия единым фронтом борются за то, чтобы держать людей в рабском подчинении ка­питалистическим порядкам, стремятся приглушить всякую мысль о возможности изменения - или уничтожения этих по­рядков.

В одном из писем к М. Горькому Ленин писал: «Идея бога всегда усыпляла и притупляла «социальные чувства», подме­няя живое мертвечиной, будучи всегда идеей рабства (худше­го, безысходного рабства). Никогда идея бога не «связывала личность с обществом», а всегда связывала угнетенные классы верой в божественность угнетателей»

* ♦

*

Уместно остановиться в заключение на личном отношении И. П. Павлова к религии.

Довольно часто приходилось слышать высказывания от­дельных лиц о том, что И. П. Павлов был якобы религиозен. При указании на то, что подобное предположение несовмести­мо с глубоко атеистической сущностью его учения, иногда возражают, что нередко крупные ученые в той или иной обла­сти вместе с тем оставались идеалистами или были даже рели­гиозны. Действительно, история науки знает такие случаи. Лейбниц, например, имел выдающиеся заслуги в математике, оставаясь идеалистом в философии. Английские ученые Уоллес и Крукс, заслуженно осмеянные Ф. Энгельсом за их спирити­ческие занятия, имели все же несомненные научные заслуги.

Крупный английский физик Шредингер выпустил в 1944 го­ду книгу «Что такое жизнь с точки зрения физики?» (русский перевод Изд-ва иностр. лит., М., 1947). Наряду со стремлением представить причинную обусловленность жизни, обосновать близость физических, химических и биологических явлений, он в заключительной главе книги выступает как законченный иде­алист. Стремясь согласовать свои взгляды с идеей о существо­вании бога и бессмертия души, Шредингер утверждает, что сознание независимо от материи и господствует над нею. По­добные примеры могли бы быть приумножены. Религиозные люди охотно приводят такие факты, пытаясь обосновать леген­ду и о религиозности И. П. Павлова.

Но иначе дело обстоит с Павловым. Предметом его тридца­тилетнего неотступного исследования была проблема души, та есть вопрос, который является центром всякого религиозного учения. Безжалостно и последовательно разоблачая никчем­ность и научную несостоятельность идеалистических представ­лений о душе, разрабатывая материалистические основы уче­ния о ней, Павлов не мог не быть атеистом.

Касаясь своих юношеских переживаний, Павлов вспоминал^ как он порвал со взглядами, присущими в то время его семье, и как под влиянием передовых мыслителей все свое внимание направил на изучение естествознания. Позже И. П. Павлов утверждал: «Я сам рационалист до мозга костей и с религией, покончил». В своем письме к священнику Е. Кондратьеву (1928 г.) Павлов с совершенной ясностью писал: «Я сам неве­рующий», а далее он описал следующий эпизод. «Вы спраши­ваете, — обратился он к Кондратьеву, — есть ли большие уче - ные-верующие. Конечно, были и есть. Я хорошо помню, в ка­ком неловком положении я оказался, когда несколько лет тому назад, стоя рядом с знаменитым английским химиком Рамзеем во время службы в Вестминстерском аббатстве по случаю 250-летнего юбилея Лондонского Королевского общества, вздумал развлекать его какими-то посторонними замечаниями, а он так молитвенно был настроен»[32].

Недавно вышли в свет стенографические протоколы засе­даний в психиатрической клинике, в которых участвовал и Павлов. В связи с обсуждением одной истории болезни Пав­лов вспомнил о неотразимом влиянии, которое имели на него работы Н. Г. Чернышевского. Уже тогда в юношеском возра­сте, как вспоминал И. П. Павлов, его мировоззрение резко из­менилось. Понятно, что Чернышевский мог повлиять на юношу Павлова только в атеистическом плане.

Приводят часто факты, якобы говорящие о религиозности Павлова. Например, по приезде в Рязань в 1935 году Павлов с семьей отправился на кладбище, где на могиле родителей бы­ла отслужена панихида. Указывают, что у Павлова на дому в религиозные праздники совершались церковные обряды. Все это верно, однако и это не подкрепляет нисколько легенды о религиозности Павлова. Дело в том, что будучи атеистом, он был, как и многие люди его поколения, веротерпим. «Рели­гия— дело слабых, пусть себе верят», — так он сказал как-то в личной беседе. Следует указать, что его жена С. В. Павлова была фанатически религиозна. Не случайно в беседе по друго­му поводу И. П. Павлов как-то сказал: «Вот С. В. человек ра­зумный, а в условных рефлексах ничего не поняла».

Только благожелательным отношением к убеждениям близ­ких ему лиц нужно объяснить участие Павлова в некоторых религиозных бытовых церемониях. Его же глубокий научный атеизм остается вне сомнений. Именно поэтому в научных вы­сказываниях и убеждениях он всегда оставался принципиаль­ным и непримиримым даже к малейшим колебаниям относи­тельно понимания душевной деятельности.

Говоря о павловском мировоззрении, следует подчеркнуть одну сторону, неизменно и ярко проявлявшуюся на всем протя­жении его творчества. Ее с правом можно назвать партийно­стью павловского материализма.

В. И. Ленин указывал: «...материализм включает в себя, так сказать, партийность, обязывая при всякой оценке события прямо и открыто становиться на точку зрения определенной общественной группы»

Изучение всей научно-общественной деятельности Павлова показывает, что он постоянно находился вместе с наиболее прогрессивной частью общества. Условия для проявления этой черты возникли в советский период его жизни. Многие докла­ды и статьи Павлова, многолетняя горячая полемика на засе­даниях Общества русских врачей, специальные полемические статьи по адресу ряда психологов — все это дает богатые ил­люстрации поистине воинствующего материализма Павлова.


На одной из «сред» Павлов сказал: «Теперь... от мирных дел перейдем, можно сказать, к военным, — о господине Кел­лере. С ним мы воюем. Это серьезная борьба с психологами». По другому поводу Павлов говорил: «С Пьером Жанэ, как психологом, я в большой войне. Постараюсь в следующий раз его сокрушать, сколько моих сил есть».

Подобные примеры можно было бы значительно приумно­жить.

Слова Павлова о войне, конечно, не случайны. Именно так считал он себя обязанным действовать, отвоевывая материа­лизм от всевозможных идеалистических путаников. Говоря о враждебном отношении реакционного немецкого психолога Келлера к материалистическому учению об условных рефлек­сах, Павлов объяснял эт@ тем, что Келлер читал лекции по психологии на богословском факультете. Там «...не встанешь на нашу точку зрения», — говорил И. П. Павлов, подчеркивая противоположность богословия и науки.

Обсуждая на одной из «сред» судьбу Декарта, И. П. Пав­лов заметил, что делать допущение о существовании у челове­ка души Декарта заставили церковники. Если бы Декарт так не поступил,«...могли его убрать, сжечь», — добавил И. П. Пав­лов. Из этих слов Павлова также вытекает ясная оценка про­тивоположности церковных, религиозных и научных взглядов.

*

* *

Физиологическое учение Павлова, подвергшее анализу «святая святых» религии — человеческий мозг, который цер­ковники и сторонники идеализма называют «седалищем бес­смертной души», оказало неоценимую услугу человечеству и материалистической науке. Оно воочию доказало ту истину, что не сказки о душе, а реальная жизнедеятельность особо вы­сокоразвитой материи в виде мозговой массы лежит в основе психической деятельности человека. Наука свидетельствует, что - природа не является продуктом божественного творения, а представляет результат развития вечно движущейся материи, единственной и истинной первопричины всех явлений и зако­нов вселенной. Павловское учение изгнало идею бога из само­го укромного и таинственного места, куда его пытались запря­тать религия и философы-идеалисты.


[1] К. Маркс иФ. Энгельс. Соч. т. 14, М.—Л., Соцэкгиз. 19Э1, стр. 643.

[2] В. И. Л е н и н. Соч., т. I, стр. 124.

[3] Ф. Энгельс. Диалектика природы. М., Гослолитиздат, 1955, стр. 163.

[4] А. И. Герцен. Избр. филос. соч., т. I. М., Госполитиздат, 1948, стр. 100.

[5] Н. А. Добролюбов. Избр. филос. соч., т. I. М., Госполитиздат, 1945, стр. 172.

[6] И. П. Павлов. Поли. собр. соч., т. III, кн. 2. 1951, стр. 187.

[7] «Павловские среды», т. 1. М.—Л., Изд-во АН СССР. 1949, стр. 134.

~ И. Г1. Павлов. Поли. собр. соч., т. III, кн. 2, М. Л., Изд-во АН СССР. 1951. стр. 398,

[9] «Павловские среды», т. И, стр. 550.

[10] В. И. J1 е н и н. Соч., т. 32, стр. 72.

[11] И. М. Сеченов. Элементы мысли. В сб. «Физиология нервной си­стемы вып. I. г I М.. Медгиз, 1952, стр. 300—301

Тельно’сть высших животных и человека значительно разли­чается. У животных, даже наиболее развитых, например у со­бак, обезьян, имеются лишь примитивные формы психической деятельности. Это могут быть представления, относящиеся к конкретным, чувственным восприятиям.

Как будет видно из дальнейшего изложения, мышление по­нятиями, то есть абстрактное мышление, является высшей фор­мой психической деятельности, присущей только человеку. Однако подчеркивать эволюционное совершенствование мыс­лительной функции головного мозга, показав зачатки ее и у высших животных, весьма важно, ибо это подтверждает пре­емственность развития человека от животных предков и исключает идеалистические представления о том, что одушев­ленным, то есть способным к психической деятельности, яв­ляется только человек. Последнее утверждается обычно в ре­лигиозных учениях. Для религии выгодно учение о божествен­ном происхождении души. Бог, согласно библейской легенде, создавая первого человека — Адама, вдохнул в него душу, что и отличило человека от животных. Отсюда вытекает абсо­лютная власть бога над душой человека. Только богу, утвер-

[12] И. М. Сеченов. Рефлексы головного мозга. В сб. «Физиология нервной системы», вьш. 1, т. I. М., Медгиз, 1952, стр. 209—210.

[13] И. М. Сеченов. Рефлексы головного мозга. В сб. «Физиология нервной системы», т. I. М., Медгиз, 1952, стр. 146.

[14]. И. П. Пав лов...Поли. собр. соч., т. IV. М.. Изд-во АН СССР, 195!, стр. 22—23. ,

[15] См. В. И. Ленин. Философские тетради. Госполитиздат, 1947, стр. 327—328.

[16] И. П. Павлов. Полное собрание трудов, т. III. М.—Л., Изд-во АН СССР, 1949, стр. 568.

[17] В. И. Ленин. Философские тетради. 1947, стр. 146—147.

[18] Г. Вудворт. Экспериментальная психология. М., Изд-во иностр. лит., 1950, стр. 43.

[19] Там же, стр. 012.

[20] В. И. Л е н и н. Соч., т. 20, стр. 237.

[21] И. П. Павлов. Поли. собр. соч., т. III, кн. 2. Изд-во АН СССР, 1951, стр. 335.

[22] К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. XII, ч. 1, стр. 182.

»

[23] И. М. Сеченов. Рефлексы головного мозга. Изд-во АМН СССР, 1952, стр. 136.

- 2 И. П. Павлов. Поли. собр. соч., т. III, кн. 2. Изд-во АН СССР, 1951, стр. 156.

[25] М. И, Калинин. О коммунистическом воспитании. Изд-во «Моло­дая гвардия», 1947, стр. 98.

[26] А. С. Макаренко. Избр. педаг. соч. Учпедгиз, 1946, стр. 120.

[27] И. П. Павлов. Полн. собр. соч., т. III, кн. 2. Изд-во АН СССР, 1951, стр. 402—406.

[28] Ф. Энгельс. Диалектика природы. Госполитиздат, 19*50,. стр. 238.

[29] М. Корнфорт. Наука против идеализма. М., Изд-во иностр. лит., 1948. стр. 319.

[30] В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 90.

[31] Журн. «Вопросы философии» № 4, 1954, стр. 229 и др.

[32] В. И. Ленин. Соч., т. 35, стр. 93.