Книги по психологии

1.4. Как пробудить воспоминания, задавая вопросы; в ожидании автоматического отклика
Ч - Человек из Февраля. Гипнотерапия и развитие самосознания личности

Эриксон: То, что случится потом, будет иметь отношение к чему‑то вне этой комнаты.

Клиентка: Что я должна сделать?

Эриксон: А что я сказал?

Клиентка: (Пауза) Это очень хороший карандаш. (Мертвая тишина.) Он всегда поражает меня. Правда, очень утомительный процесс?

Эриксон: Качественная работа требует времени.

Клиентка: Я знаю, что она собирается ответить. Она собирается ответить «да». Все‑таки как это сложно. И вся суета только для того, чтобы получить утвердительный ответ. (Весь этот абзац относится к автоматическому письму.)

Эриксон: Как Вы думаете, что это означает?

Клиентка: Я отказываюсь отвечать, потому что я не думаю, чтобы это что‑нибудь значило.

Эриксон: Вы отказываетесь отвечать. Но Вы ведь хотите узнать правду, да?

Клиентка: Конечно.

Эриксон: Своей фразой: «То, что случится потом, будет иметь отношение к чему‑то вне этой комнаты» – я заставляю клиентку вспомнить то, что никак не связано с данной ситуацией.

Росси: А все‑таки какова истинная цель Вашего утверждения – незаметно пробудить воспоминания, не относящиеся к этой комнате?

Эриксон: Да.

Росси: Затем клиентка спрашивает: "Что я должна сделать ?" Вы же в ответ задаете ей следующий вопрос: "А что я сказал?", который вновь активизирует внутренний поиск. То есть клиентка уже настолько запуталась, что не помнит Вашего первоначального высказывания. Это в свою очередь вызывает новые сомнения, и, стало быть, делает невозможными ее сознательные установки.

Эриксон: Гм.

Росси: Вы очень внимательно следили за рукой клиентки, ожидая, не сделает ли она еще какое‑нибудь автоматическое движение. Она замечает, что «все это очень утомительно», но Вы ободряете ее трюизмом: «Качественная работа требует времени». Поскольку с последним высказыванием трудно не согласиться, клиентке приходится также признать и то, что она выполняет «качественную работу». Результатом этой работы и будет автоматическое письмо. Затем клиентка вскользь бросает, что все окончится тогда, когда ее рука скажет «да». Вы спрашиваете ее, что же это означает, но она занимает круговую оборону, отказываясь отвечать, и отрицает, что в автоматическом письме есть какой‑то скрытый смысл. Вы пытаетесь заставить клиентку дать ответ, играя на ее любопытстве, и задаете ей вопрос: «Но Вы ведь хотите узнать правду, да?» После того, как она отвечает «Конечно», она полностью меняет свое прежнее отношение к автоматическому письму и больше не думает, что оно лишено смысла. Теперь она готова задуматься над тем, что же пишет ее рука.