Книги по психологии

Нантский эдикт 1
Периодика - Национальный психологический журнал

(13 Апреля 1598 Г.)

Нантский эдикт 1598 г. предоставлял гугенотам не полную религиозную свободу, а лишь частичную; гугеноты остались им Недовольны и настояли на добавлении к нему нескольких статей, которыми хотели гарантировать себя против возможных в Дальнейшем притеснений. Эти дополнительные статьи, подписанные Генрихом IV 9 мая 1598 г., могли возбудить неудоволь­Ствие католиков, и было решено их не опубликовывать. Приводятся выдержки из документа.

Генрих, милостью Божиею король Франции и Наварры, всем присутствующим и имеющим явиться привет. Этим* вечным и неотменимым эдиктом мы сказали, объявили и повелели следующее:

I. Во-первых, что воспоминание обо всем, что произошло с той и с другой стороны с начала марта 1585 г. до нашего коронования и в течение других предшествовавших смут, будет изглажено, как будто ничего не происходило. Ни нашим генеральным прокурорам, ни иным лицам, государственным и частным, не будет дозволено никогда и ни по какому поводу упоминать об этом или преследовать судебным порядком в каких бы то ни было трибуналах и юрисдикциях. '

III. Повелеваем, чтобы католическая апостольская римская религия была восстановлена во всех местах нашего коро­левства и повинующихся нам странах, где отправление ее было прервано, и да исповедуется она мирно и свободно без всяких смут и препятствий.

VI. Чтобы не дать никакого повода к смутам и распрям среди наших подданных, мы позволили и позволяем исповеду­ющим так называемую реформированную религию жить и обитать во всех городах и местах нашего королевства и подчи­ненных нам областях без преследований, притеснений и принуждений делать что-либо в деле религии противное их совести; их не будут по этому поводу разыскивать в домах и местах, где они пожелают жить.

IX. Мы разрешаем также всем придерживающимся названной религии продолжать исповедовать ее во всех городах и подчиненных нам местах, где она была введена и несколько раз публично отправлялась в 1596 и 1597 гг. до конца августа, несмотря на все противоречащие этому постановления и судебные решения.

XIII. Мы весьма определенно запрещаем всем придерживающимся названной религии проявлять ее в службе, уставе,, дисциплине или в народном образовании в нашем королевстве и подчиненных нам областях, а также во всем, что касает­ся религии, за исключением мест, где это дозволено и пожаловано настоящим эдиктом.

XIV [Запрещается] также всякое проявление названной религии при нашем дворе и в нашей свите и равным образом в наших землях и провинциях за Альпами, а также в нашем городе Париже и в окружности на пять миль от Парижа; однако все держащиеся названной религии, проживающие в упомянутых землях и заальпийских провинциях, в нашем городе Па­риже и окружности его на пять миль, не могут быть ни разыскиваемы в своих домах, ни принуждаемы делать что-либо против совести в отношении их религии, в остальном поступая согласно содержанию нашего настоящего эдикта.

XVIII. Также запрещаем всем нашим подданным всякого звания и положения отнимать силой и обманом, против воли их родителей, детей названной религии, чтобы окрестить и конфирмировать их в католической, апостольской и римской церкви. Эти же запрещения относятся и к исповедующим так называемую реформированную религию, под страхом примерного наказания.

XXI. Книги, касающиеся названной религии, могут печататься и публично продаваться только в городах и местах, где
допущено публичное отправление названной религии.

XXII. Повелеваем, чтобы не было никакого различия в отношении названной религии при приеме учеников в уни­
верситеты, коллегии и школы, а больных и бедных в госпитали и учреждения общественного призрения.

XXV Желаем и повелеваем, чтобы все исповедующие так называемую реформированную религию и их сторонники, какого бы звания и положения они ни были, обязались и принуждались всеми должными и разумными средствами, под страхом наказаний, содержащихся в эдиктах по этому поводу, платить и выполнять десятины священникам и прочим духовным и всем, кому они принадлежат согласно обычаю и кутюму (кутюм — тоже обычное право, но записанное и коди­Фицированное) Местности.

XXVII. Чтобы тем лучше объединить желания наших подданных, согласно нашему намерению, и на будущее время прекратить все жалобы, мы объявляем, что все, кто исповедует или будет исповедовать так называемую реформирован­ную религию, имеют право занимать и исправлять все общественные должности — королевские, сеньериальные или городские в нашем королевстве и подвластных нам провинциях, землях и сеньериях, несмотря на все противоречащие сему клятвы, и могут быть принимаемы и допускаемы к нам без различия.

XXX. Чтобы правосудие отправлялось и оказывалось нашим подданным без всякого пристрастия, ненависти или бла - Говоления, ибо оно является одним из важнейших средств для поддержания мира и согласия, мы повелели и повелеваем, чтобы в нашем парижском парламенте была учреждена палата, составленная из президента и 16 советников парламента,

1 Текст воспроизведен по изданию: Ардашев П. А. Новая история в отрывках из источников. Хрестоматия. Киев, 1914. Электронная версия: Http://thietmar. narod. ru/

135 '


ИСТОКИ ТОЛЕРАНТНОСТИ

НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ №2(6) 2011


Которая будет называться палатой эдикта и будет ведать не только дела и процессы исповедующих так называемую ре­формированную религию, которые будут в ведомстве этого парламента, но и в ведомстве наших парламентов Норман­дии и Бретани, согласно юрисдикции, которая присваивается ему настоящим эдиктом, до тех пор, пока в каждом из последних парламентов будет учреждена палата для отправления правосудия на местах (парламентами во Франции назы­Вались высшие судебные учреждения. Кроме парижского, было несколько парламентов в провинциях).

Дан в Нанте, в апреле 1598 г., в девятый год нашего царствования

[Подпись] Генрих.

[Ниже:] По повелению короля в его совете Форже.

Секретные Статьи 2

II. Исповедующие названную религию не могут быть принуждаемы ни строить и чинить церкви, часовни и священни­
ческие дома, ни покупать облачения, освещение, колокола... ни к другим подобным вещам, если только они не обязаны
делать это вследствие вкладов, завещаний и иных распоряжений, сделанных ими или их предками и предшественниками.

III. Также они не будут принуждаемы украшать фасады своих домов в дни праздников, когда это должно делать, но
нужно допустить, чтобы фасады украшались местными властями, без того, чтобы исповедующие названную религию
платили что-либо по этому поводу.

Дано в Нанте 9 мая 1598 г., в девятый год нашего царствования. [Подпись] Именем короля, Форже.

J Примечание

Хрестоматия По Истории Средних Веков. Т. 3., М. 1950

Нантский эдикт состоял из 93 статей и 36 секретных постановлений; последние не были рассмотрены парламентами и не внесены в их протоколы. Изданию его предшествовали бесчисленные жалобы гугенотов и продолжительные пере­говоры с ними короля. Ни один эдикт XVI века в Западной Европе не предоставлял такой обширной терпимости, как Нантский. Впоследствии он дал повод обвинять гугенотов в том, что они образуют государство в государстве.

Нантский эдикт даровал полную равноправность католикам и протестантам. Первая статья эдикта вводила католи­ческое богослужение всюду, где оно было прекращено. Католическому духовенству возвращались все его прежние права и имения. Кальвинизм допускался всюду, где был раньше. Все дворяне, занимавшие высшие судебные должности, имели право совершать кальвинистское богослужение и допускать к нему посторонних лиц. В замках простых дворян разреша­лось протестантское богослужение, если число протестантов не превышало 30 человек и если замки не находились в ^местности, где владельцы-католики пользовались правом верховного суда.

В городах и селах, где гугенотам разрешалось совершать богослужение до 1597 г., было восстановлено это право. Каль­винистское богослужение было воспрещено формально в Париже и некоторых городах, закрытых для него на основании заключенных капитуляций; но протестантам разрешалось там жить. Во всех остальных местах гугеноты могли иметь ' Церкви, колокола, школы, занимать общественные должности. По религиозным мотивам было воспрещено лишать род­ственников наследства, нападать на гугенотов и склонять их детей к переходу в католицизм. Все приговоренные к нака­занию за религиозные убеждения были помилованы.

Правительство обязалось помогать гугенотам субсидиями на школы и церкви. Кроме того, гугенотам предоставлялся ряд привилегий политического, судебного и военного характера: им дозволялось созывать периодические собрания (кон­систории, синоды), содержать при дворе депутатов для представления прошений и жалоб через Сюлли, Морнэ и д’Обинье. . В Париже была учреждена судебная палата (Chambre de l’Edit) для протестантов Нормандии и Бретани, в Кастре — для Тулузского округа, в Бордо и Гренобле — смешанные палаты (Chambres miparties), для протестантов Прованса и Бургундии.

Изгнанники были возвращены на родину. Во власти гугенотов были оставлены на 8 лет 200 крепостей и укрепленных замков, принадлежавших им до 1597 г. (places de surete); гарнизоны содержались здесь за счет короля, а начальники были подчинены гугенотам. Главные крепости были: Ла-Рошель, Сомюр и Монтобан. Папа назвал Нантский эдикт нечести­вым. Гугеноты требовали еще большего, толкуя эдикт в смысле расширения его содержания.

Генрих IV с большим тактом убедил парламенты внести эдикт в свои протоколы; только руанский парламент упор­ствовал до 1609 г. Скрепив эдикт большой государственной печатью, Генрих назвал его «вечным и неотменяемым», охра­нял его от неправильных толкований, иногда ограничивая его или расширяя временно, в особенности по отношению к сроку принадлежавших гугенотам крепостей.

При воцарении Людовика XIII регентство утвердило Нантский эдикт, постановив, что он должен «соблюдаться неру­шимо». Ришелье отнял у протестантской партии ее политическое влияние, но принцип веротерпимости остался в силе.

В 1629 г. в Але после завершения войн с гугенотами был издан Нимский эдикт (edit de grace), повторявший статьи Нантского эдикта. После смерти Людовика XIII была издана (8 июля 1643 г.) декларация, в которой протестантам предо­ставлялось свободное и неограниченное исповедание их религии и Нантский эдикт утверждался, «насколько это оказы­валось нужным». Людовик XIV заявил в декларации 21 мая 1652 г.: «Я желаю, чтобы гугеноты не переставали вполне пользоваться Нантским эдиктом». Подчинившись поневоле Нантскому эдикту, католическое духовенство при Людови­ке XIV старалось всеми мерами уничтожить его или парализовать его значение. С 1661 г. начались религиозные гонения. 17 октября 1685 г. Людовик XIV подписал в Фонтенбло эдикт об отмене Нантского эдикта.

2 См. Примечание.

' 136


ТОЛЕРАНТНОСТЬ КАК ФАКТОР ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ КСЕНОФОБИИ

ИСТОКИ ТОЛЕРАНТНОСТИ


УДК 172.4; 172.3; 261.7; 172.1; 241; 17.022.11; 172.12; 172.2;316.647.82; 316.647.5