Книги по психологии

Исследования в области психологии компьютеризации: история и актуальное состояние
Периодика - Национальный психологический журнал

Текст: А. Е. Войскунский


Исследования в области психологии компьютеризации: история и актуальное состояние

Александр Евгеньевич Войскунский,

Кандидат психологических наук, заведующий лабораторией «Психоло­гия интеллектуальной деятельности и информатизации» кафедры общей психологии МГУ, заслуженный научный сотрудник Московского университета, автор более 200 публикаций в отече­ственных и зарубежных изданиях

Цикл проходящих в настоящее время на факультете психологии МГУ им. М. В. Ломоносова исследований деятельности человека в условиях опосредствования ее компьютерами и компьютерными сетями (Интерне­том и разнообразными Интернет-сер­висами), имеет определенную исто­рию, достаточно длительную и на всех ее этапах отраженную в научной литературе. Поэтому, позволим себе лишь бегло остановиться на некото­рых, наиболее значимых из них.

Начинается эта история в 1960-х годах прошлого века, когда проводи­мые под руководством О. К. Тихоми­рова на кафедре общей психологии исследования мыслительной деятель­ности составили впоследствии фун­дамент смысловой теории мышления (Тихомиров и др., 1999). Кроме это­го, они были осмыслены еще и как основа будущей психологии компью­теризации.

Действительно, психология компьютеризации имеет «свое нача­ло» именно в нашей стране, более того, она специфична именно для отечественной науки. Ведь в силу целого ряда причин, направление, которое во всем мире именуется «вза­имодействие человека с компьюте­ром» (human–cоmputer interaction, или HCI и считается вполне респек­табельным, ни в СССР, ни в России так и не «влилось» в академическую науку (с кафедрами и факультетами, книгами и журналами, студентами и аспирантами, учебными курсами и диссертациями). А комплекс когни­тивных наук (объединяющий фило-

Софию, нейропсихологию и нейрофи­зиологию, психологию познаватель­ных процессов, искусственный интел­лект, лингвистику, HCI и некоторые другие научные направления) все еще продолжает формироваться (Когни­тивные…, 2006).

Обратимся к начальному этапу становления этой дисциплины. Для пришедших в психологию в 1950-е годы специалистов, одной из актуаль­нейших методологических, экспери­ментально–психологических и прак­тических задач было: отстоять специ­фичность психологического знания в условиях активной экспансии наук кибернетического цикла (собственно кибернетики, теории информации, эвристики и эвристического програм­мирования, теории интеллектуаль­ных систем, искусственного интел­лекта, бионики и др.). Не менее ак­туальной задачей явилось выявление, обсуждение и, по возможности, пре­одоление ограничений, присущих информационно–модельным пред­ставлениям, проникшим непосред­ственно в «тело» психологической науки – информационным концеп­циям психики, имитационному или ситуационному моделированию, про­граммированному обучению, алго­ритмическим моделям творчества, концепции гибридного интеллекта и т. п. Можно смело утверждать, что «передним краем» противостояния явилась психология мышления.

Основные экспериментальные исследования в области психологии мышления, проведенные Я. А. Поно­маревым, А. В. Брушлинским, О. К.


58


НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ПСИХОЛОГИЯ КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ




Современный Этап Психологии Копьютеризации Можно Обозначить Как изучение Психологических Аспектов преобразования Культуры


Тихомировым, В. Н. Пушкиным и их коллегами, вытекая из насущных за­дач психологической науки, были в то же время противопоставлены уп­рощенным представлениям о мысли­тельной деятельности, исходящим из кибернетических наук. Это относит­ся, например, к изучению роли эмо­циональной активации в решении за­дач (Тихомиров, 1969), исследования прогностических элементов в мыш­лении вместе с выводом о принципи­альной континуальности (недизъюн-ктивности) процессов мышления, ко­торая дополняет дискретные (или дизъюнктивные) по своей сути логи­ко-математические модели процессов поиска решения и в высшей степени характеризует живой творческий мыс­лительный процесс (Брушлинский, 1979).

В середине 1980-х годов профес­сор МГУ О. К. Тихомиров сформули­ровал основные положения психоло­гии компьютеризации – нового на­правления в рамках психологической науки, призванного изучать порожде­ние, структуру и функционирование психики в деятельности, связанной с разработкой и применением компью­теров и программного обеспечения (Тихомиров, 1986; Тихомиров, 1988). Предварительный этап разработки этого исследовательского направле­ния он отнес ко времени интенсив­ной теоретико–экспериментальной работы в области психологии мыш­ления. Для этого этапа было харак­терно сравнение мыслительной дея­тельности человека с принципами ра­боты компьютеров. Проведенное сравнение не утратило значимости и по сей день. Это относится, в частно­сти, к выдвижению (в 1970-х годах) концепции преобразования опосред­ствованной применением компьюте­ров деятельности в противовес кон­цепциям замещения и дополнения, или симбиоза (Тихомиров, 1976).

Среди наиболее значимых для О. К. Тихомирова задач психологии компьютеризации – эксперименталь­ное изучение неформализованных мыслительных процессов, едва ли воспроизводимых в технических сис­темах. Другие задачи психологии ком­пьютеризации претерпевали со време­нем естественную эволюцию. К при­меру, они включали критический анализ сменяющих друг друга кон­цепций и проектов разработки систем искусственного интеллекта и специ­ализированных автоматизированных систем – управления (АСУ), обуче-

Ния (АОС), научных исследований (АСНИ), проектирования (САПР) и апофеоз тотального госпланирова­ния: общегосударственную АС (ОГАС) и др. Следует допустить, что и критические замечания, и позитив­ные соображения, высказанные О. К. Тихомировым, в определенной мере способствовали переосмыслению приоритетов в области разработки

Систем с элементами искусственно­го интеллекта.

В рамках психологии компью­теризации в указанном ее понимании были проведены многочисленные исследования личностной, эмоцио­нальной и мотивационной регуляции деятельности, процессов принятия решений, специфики осуществления трудовой, познавательной, игровой, коммуникативной деятельности в условиях опосредствования их ком­пьютерами. Была осуществлена пси­хологическая экспертиза компьюте­ризированных систем, рассмотрены психологические последствия компь­ютеризации деятельности, проанали­зирован ряд психодиагностических, проектных, управленческих, научно-исследовательских, информационно-поисковых, экспертных («понимаю­щих») систем (Интеллект..., 1979; «Искусственный»..., 1976; Корнило­ва, Тихомиров, 1990; Психологичес­кие…, 1987; Тихомиров, Бабанин, 1986; Человек…, 1972; Человек…, 1973). Надо заметить, что все эти ис­следования были целиком реализова­ны в МГУ, а в течение 1970–х годов они параллельно проводились еще и в академических Институте психоло­гии и Институте истории естествоз­нания и техники. Параллельно такой работе, а часто и в тесной координа­ции с ней, сотрудниками факультета психологии МГУ проводились иссле­дования в области инженерно-психо­логического проектирования (В. П. Зинченко и др.) и в сфере примене­ния компьютеров в учебном процес­се (В. Я. Ляудис и др.), на которых в силу ограниченности объема статьи не будем останавливаться.

Теоретической основой психо­логии компьютеризации, как это не-

Изменно признавал О. К. Тихомиров (1981; 1993а; 1993б), являлись куль­турно-историческая теория развития психики Л. С. Выготского и теория деятельности А. Н. Леонтьева. Перс­пективность подобной позиции не оспаривают современные авторы, предлагая при этом обращать внима­ние и на другие заявленные в лите­ратуре теории и концепции (Зинчен-

Ко, Моргунов, 1994; Коул, 1998).

Отмеченные исследования в области психологии компьютериза­ции связаны с изучением особеннос­тей преобразования психических про­цессов и функций под влиянием ком­пьютеров. Данная постановка иссле­довательских программ может считаться характерной для первого этапа исследований в области психо­логии компьютеризации. Начиная со второй половины последнего десяти­летия прошлого века, начался и до сих пор ускоренно развивается каче­ственный скачок в компьютеризации и информатизации общества, связан­ный с появлением портативных ком­пьютеров, Интернета и WWW, муль­тимедийных систем, многочисленных Интернет-сервисов для массового применения, мобильных средств свя­зи и др. Причем эти процессы, как нетрудно заметить, развиваются ус­коренно и оказывают воздействие не только на отдельные функции и про­цессы, как это было ранее, а на лич­ность каждого отдельного человека, даже не применяющего компьютеры и, можно утверждать, на современ­ную культуру в целом (Бабаева, Вой-скунский, 1998; Войскунский, 2003; Гуманитарные…, 2000). Тем самым современный этап психологии копь-ютеризации можно обозначить как изучение психологических аспектов преобразования культуры.

На современном этапе наиме­нование «психология компьютериза­ции» выглядит несколько устарелым, однако нет большого резона отказы­ваться от него. Дело в том, что в из­менившихся условиях оказались при­менимыми многие из ранее выдвину­тых теоретико-методологических по­ложений, причем область применения


59



ПСИХОЛОГИЯ КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ

НОЯБРЬ 2 0 0 6 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ



Современная Виртуалистика С Потенц­иальным, А Отчасти И Реальным Воздействием На Развитие Процессов Познания И Развлечения (Такого Рода системы Находят Все Более Широкое Применение В Кинотеатрах, Музеях, Системе Обучения И Повышения Квали­фикации И Т.Д.) Представляют Собой Поистине Общекультурный Феномен


Этих положений значительно расши­рилась и лишь частично видоизмени­лась: многие из поставленных на пер­вом этапе задач представляются акту­альными и на втором этапе, а возмож­но, и на последующих (Войскунский, 2003). Вместе с тем, добавились но­вые исследовательские области, сре­ди которых можно отметить анализ подходов к реализации практических систем дистантного образования, изу­чение гендерных особенностей при­менения компьютеров и Интернета, изучение психологических особенно­стей не известных ранее сообществ (так называемые, хакеры, геймеры, киберпанки и др.), выявление и изу­чение особенностей новых видов ода­ренности (к примеру, можно говорить о детско-подростковой одаренности в сфере программирования, веб-дизай­на и т. п.).

Вероятно, справедливым будет утверждение о том, что исследова­тельская работа в данном направле­нии приобрела существенно большую социальную значимость, нежели это считалось характерным для первого этапа. И такая работа действительно ведется, причем основной массив исследовательской работы по-пре­жнему осуществляется силами со­трудников факультета психологии МГУ (Войскунский, 2002б; Войскун-ский, 2005; Гуманитарные…, 2000; Тихомиров, Бабаева, Войскунский, 1986; Arestova, Babanin, Voiskounsky, 1999). Остановимся вкратце на неко­торых итогах и на ведущейся в этом направлении работе.

Одним из итогов данной иссле­довательской работы явился сборник «Гуманитарные исследования в Ин­тернете» (2000), в котором были со­браны статьи сотрудников МГУ и пе­реводы статей зарубежных коллег, в том числе специально написанные для данного сборника. Задача этого изда­ния – предложить вниманию заинте­ресованных читателей некоторые ре­зультаты ведущихся в мировой науке разработок, а также обозначить перс­пективные направления актуальных исследований. В данном сборнике высказана и обоснована мысль, что компьютеры, WWW и Интернет опосредствуют весьма разнообразные виды деятельности, причем в первую очередь – коммуникативную, позна­вательную и игровую (в настоящее время следовало бы, по-видимому, го­ворить, скорее, о рекреационной де­ятельности, отнюдь не исчерпываю­щейся игрой, хотя и включающей ее),

А также трудовую деятельность. Там же было высказано и обосновано убеждение, согласно которому ком­пьютеры и Интернет, как орудия де­ятельности, амбивалентны относи­тельно направлений психического раз­вития человека: это развитие может пойти как по позитивному, так и по негативному направлению (если во­обще считать уместными такого рода оценки применительно к психическо­му развитию). Орудия деятельности, как это чаще всего бывает и, как это известно психологам, не определяют направление психического развития. Ряд затронутых в сборнике (Гу­манитарные..., 2000) тематических направлений получил развитие в даль­нейших публикациях. Так, проблема­тика новых видов самопрезентации и конструирования идентичности, до­ступных пользователям всемирной «паутины», раскрытая в эмпиричес­кой статье немецких психологов, по­лучила развитие в дальнейших рабо­тах специалистов в области социаль­ной психологии личности (Белинская, 2001). Гендерные аспекты примене­ния Интернета, рассмотренные в сборнике отечественными и норвеж­скими авторами, получили развитие в эмпирическом цикле работ, в ко­тором было показано, что распрост­раненные стереотипы, связанные с гендерными различиями, в меньшей степени характеризуют отечествен­ных пользователей, чем в других стра­нах (Войскунский, 2004а; Митина,

Войскунский, 2005; Mitina, Voiskounsky, 2005). Данное эмпири­ческое исследование выполнено в психосемантической парадигме.

Широко обсуждаемая в после­днее десятилетие проблематика ком­пьютерной и Интернет-зависимости, рассмотренная в выпущенном в 2000 г. сборнике в статьях отечественных и австралийских психологов, получи­ла развитие в теоретико-проблемной

Статье (Войскунский, 2004б) и в тео­ретической статье (Асмолов и др., 2004). В последней предложена интег-ративная (объединяющая информа­ционный, нейропсихологический и патопсихологический подходы) моде­ли зависимости от Интернета. Впер­вые поднятая в мировой психологи­ческой литературе проблематика на­личия новой разновидности одарен­ности, а именно, одаренности в применении современных информа­ционных технологий, получила раз­витие в монографии «Одаренный ре­бенок за компьютером» (Бабаева, Войскунский, 2003) и в ряде статей в отечественных и в зарубежных изда­ниях (Babaeva, Voiskounsky, 2003), в том числе в веб-публикациях.

Значимый цикл исследований выполнен применительно к новым, ранее не известным видам общнос­тей – в выпущенном в 2000 г. сбор­нике данная тема была затронута лишь в статье американского автора. Наряду с одаренными в применении информационных технологий детьми и подростками, такие общности оче­видным образом включают игроков в компьютерные игры (геймеров) и хакеров. За последние пять лет вы­полнено комплексное и массовое эмпирическое исследование мотива­ции хакеров (Войскунский, Петрен­ко, Смыслова, 2003; Войскунский, Смыслова 2002; Войскунский, Смыс­лова 2003; Voiskounsky, Babaeva, Smyslova, 2000; Voiskounsky, Smyslova,

2003а; Voiskounsky, Smyslova, 2003б). Итогом данного исследования яви­лась возможность выстроить динами­ческую модель развития мотивации хакеров, которая приоткрывает пер­спективу воздействия на них, ведущего к позитивному (в отличие от безус­ловно негативного, если не порочно­го) развитию «хакерской» мотивации. На основании данного результата продемонстрирована перспектива


60


НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ПСИХОЛОГИЯ КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ




Развертывания целенаправленного обучения подростков из «группы рис­ка» (например, одаренных в приме­нении информационных технологий) с тем, чтобы по возможности не до­пустить гипертрофированного разви­тия характерных для хакеров моти-вационных комплексов (Войскунс-кий, 2006, в печати; Voiskounsky, 2004).

Другое сообщество, которое привлекло внимание психологов из МГУ, – это игроки в распространен­ные компьютерные игры (равно как и в специально адаптированные ис­следовательские игры). Проведенные эмпирические исследования имеют целью выявить характерный для иг­роков деятельностно–мотивацион-ный комплекс (Васильев, 2002; Вой-скунский, Митина, Аветисова, 2005; Войскунский Митина, Аветисова, 2006; Макалатия, 2003; Тихомиров, Лысенко, 1988; Voiskounsky, Mitina, Avetisova, 2004; Voiskounsky, Mitina, Avetisova, 2005). Действительно, у иг­роков может быть зафиксирована свя­занная с высокой степенью погло­щенности игрой мотивация – так называемая «мотивация потока», при­чем можно высказать предположение, что усилия разработчиков компью­терных игр специально нацелены на ее активацию. Поскольку компьютер­ные игры – явление международное, то сделана попытка провести кросс-культурное изучение мотивационных паттернов, характеризующих игроков в разных странах – в данном случае, российских и французских (Войскун-ский Митина, Аветисова, 2006). Фак­торный анализ полученных данных позволяет сделать вывод, что эти мо-тивационные паттерны имеют общие элементы, однако при этом облада­ют определенной спецификой; воз­можно, эта специфика имеет этно­культурную основу.

Выше были кратко рассмотре­ны исследования эмпирического ха­рактера. Наряду с этим ставятся воп­росы методического и процедурного характера, предлагаются решения таких вопросов и выдвигается обосно­вание. Это относится, прежде всего, к обоснованию правомерности и це­лесообразности «online исследований, т. е. исследований, опосредствованных Интернетом (Арестова, Бабанин, Войскунский, 1995; Бабанин, Войс-кунский, Смыслова, 2003; Бабанин, Войскунский, Смыслова, 2004; Вой-скунский А. Е., Скрипкин, 2001; Гума­нитарные…, 2000). Опыт показывает, что такого рода исследования (опрос,

Эксперимент и квазиэксперимент, тестирование, фокус-группы и др.) все шире входит в практику отечествен­ных и зарубежных психологов.

Не следует полагать, что они ведутся в ущерб анализу теоретичес­ких вопросов. Так, на основе обшир­ного актуального материала подни­мается психологическая проблемати­ка виртуальности: делается попытка разобраться, в чем состоит психоло­гическая природа виртуальной реаль­ности (Войскунский, Селисская, 2005). Данное исследовательское направление получило уже опреде­ленное эмпирическое развитие, здесь видится одна из наиболее актуальных для психологии сознания линий раз­вития. Более того, современная вир-туалистика с потенциальным, а от­части и реальным воздействием на развитие процессов познания и раз­влечения (такого рода системы на­ходят все более широкое применение в кинотеатрах, музеях, системе обу­чения и повышения квалификации и т. д.), представляют собой поистине общекультурный феномен.

В публикации (Войскунский, 2002а) анализируются особенности вызванных развитием Интернета спо­собов работы с текстами (а также с гипертекстами и гипермедиа) – чтения, просматривания, оценки и выбора зна­чимых или незначимых информацион­ных элементов. Показано, что широ­кий доступ к Интернету и трудноотде­лимым от него поисковым системам, которые используются людьми всех возрастов, включая ранний подростко­вый возраст, обуславливает спонтан­ное видоизменение и развитие своеоб­разных методов и способов работы с текстами. Причем такое развитие прак­тически не координируется и даже не изучается психологами или педагогами. Представляется, что такое положение должно получить большую рефлексию со стороны психологической науки (Бабаева, Войскунский, 2003; Войскун-ский, 2002б).

Может быть, наиболее значимая проблема, связанная с рассматривае­мым в данной статье кругом проблем, – это необходимость пересмотра со­отношения между процессами инте-риоризации и экстериоризации (Вой-скунский, 2002а; Войскунский, 2002б). Вслед за Л. С. Выготским, Ж. Пиаже, П. Я. Гальпериным и другими класси­ками психологи традиционно и пло­дотворно занимаются изучением ме­ханизмов интериоризации. Между тем бурное развитие материальной куль-

Туры и, в частности, современных информационных технологий побуж­дает обратить не меньшее внимание на процессы внешнего опосредство­вания деятельности: процессы эксте-риоризации заслуживают не менее тщательного анализа. Конкретно– психологические особенности эксте-риоризированной деятельности пред­ставляют собой перспективную об­ласть исследований. В этом видится одно из центральных для психологи­ческой науки XXI века направлений исследовательской активности.

Занимаясь психологическим изучением опосредствованной ком­пьютерами и Интернетом деятельно­стью или консультированием и обу­чением его пользователей, трудно оставаться в рамках конкретной спе­циализации внутри психологии: тре­буются познания в возрастной, педа­гогической, клинической, социаль­ной психологии, в психологии труда и в эргономике. Обобщение же по­лученных в ходе исследований резуль­татов, как нам представляется, мож­но и должно проводить исключитель­но в рамках общей психологии.

Не случайно психология ком­пьютеризации понималась О. К. Тихо­мировым (1986; 1988; 1992) как раз­дел общей психологии; во всяком случае, соответствующая исследова­тельская работа неизменно велась в рамках общей психологии. Подобный подход не только не устарел, но и приобрел дополнительное содержа­ние. Ведь современные исследования в области психологии компьютериза­ции (и широкого применения инфор­мационных технологий) требуют те­оретических и методических знаний, к примеру, в области возрастной пси­хологии (ранняя одаренность и воз­растная специфика в применении компьютеров и Интернета), социаль­ной психологии (опосредствованные компьютером и Интернетом обще­ние и групповая деятельность), кли­нической психологии (тревожность при применении компьютеров, зави­симость от Интернета, применение систем виртуальной реальности для терапии фобий), педагогической пси­хологии (групповое и индивидуальное обучение посредством компьютеров, дистантное обучение, игровые обуча­ющие программы), организационной психологии (специфика новых форм занятости и организационного пове­дения в условиях применения инфор­мационных технологий), дифферен­циальной психологии (сопоставление


61



ПСИХОЛОГИЯ КОМПЬЮТЕРИЗАЦИИ

НОЯБРЬ 2 0 0 6 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ



Личностных типов в условиях непос­редственного и опосредствованного Интернетом общения), когнитивной психологии (изучение особенностей восприятия информационных блоков WWW, распределения объемов вни­мания, оперирования «внешней» па­мятью), психологии общения и пси­холингвистики (синхронное и асин­хронное общение, общение в форме полилога, речевые особенности мо­бильной связи) и т. п. Объединение достаточно разнородной проблема­тики в рамках единого научного на­правления – психологии компьюте­ризации – возможно, на наш взгляд, именно со всемерной опорой на ме­тодологию общей психологии.

Литература

1. Арестова О. Н., Бабанин Л. Н., Войскун-ский А. Е. Специфика психологических ме­тодов в условиях использования компьюте­ра. – М.: Изд-во МГУ, 1995.

2. Асмолов А. Г., Цветкова Н. А., Цветков А. В. Человек в информационном поле и информационные поля // Мир психологии, ¹ 1, 2004.

3. Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е. Ода­ренный ребенок за компьютером. – М.: Сканрус, 2003.

4. Бабаева Ю. Д., Войскунский А. Е. Пси­хологические последствия информатизации // Психологический журнал, т. 9, ¹ 1, 1998, с. 89–100.

5. Бабанин Л. Н, Войскунский А. Е., Смыс­лова О. В. Интернет в психологическом ис­следовании // Вестник Московского уни­верситета, Сер. 14. Психология, ¹ 3, 2003, c. 79–96.

6. Бабанин Л. Н, Войскунский А. Е., Смыс­лова О. В. Психологические исследования, опосредствованные применением Интернета // Эксперимент и квазиэксперимент в психо­логии: Учебное пособие / Под ред. Т. В. Кор­ниловой. – СПб.: Питер, 2004, с. 214–233.

7. Белинская Е. П. Личность и новая ин­формационная среда // Белинская Е. П., Тихомандрицкая О. А. Социальная психоло­гия личности. – М.: Аспект-Пресс, 2001.

8. Брушлинский А. В. Психология мышле­ния и кибернетика. – М.: Мысль, 1970.

9. Брушлинский А. В. Мышление и прогно­зирование. – М.: Мысль, 1979.

10. Васильев И. А. Стратегическое мышле­ние в сложных областях реальности // Уче­ные записки кафедры общей психологии МГУ. Выпуск 1/ Под общей ред. Б. С. Брать­ся, Д. А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2002, с. 102–118.

11. Войскунский А. Е. Интернет – новая область исследований в психологической науке // Ученые записки кафедры общей психологии МГУ. Выпуск 1. / Под общей ред. Б. С. Братуся, Д. А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2002а, с. 82–101.

12. Войскунский А. Е. Исследования Интер­нета в психологии // Интернет и российс­кое общество / Под ред. И. Семенова. – М.: Гендальф, 2002б, с. 235–250.

13. Войскунский А. Е. Психология компью­теризации – история и современность // Творческое наследие А. В. Брушлинского и О. К. Тихомирова и современная психоло­гия мышления (к 70-летию со дня рожде­ния). Тезисы докладов научной конферен­ции (ИП РАН, 22–23 мая 2003). – М.: ИП РАН, 2003, с. 207–212.

14. Войскунский А. Е. Пол. Гендер. Интер­нет. // Вестник Российского Гуманитарно-

Го научного фонда, 2004а, ¹ 1, с. 169–178.

15. Войскунский А. Е. Актуальные пробле­
мы психологии зависимости от Интернета /
/ Психологический журнал, 2004б, т. 25, ¹

1, с. 90–100.

16. Войскунский А. Е. Психологические ис­следования деятельности человека в Интер­нете // Информационное общество, 2005, ¹ 1, с. 36–41.

17. Войскунский А. Е. Психологические ас­пекты информационной безопасности в ус­ловиях глобализации // Безопасность Рос­сии ХХI века. Социально-гуманитарное ис­следование, 2006 (в печати).

18. Войскунский А. Е., Митина О. В., Авети-сова А. А. Общение и «опыт потока» в груп­повых ролевых Интернет-играх // Психоло­гический журнал, 2005, т. 26, ¹ 5, с. 47–63.

19. Войскунский А. Е., Митина О. В., Авети-сова А. А. Феномен переживания опыта по­тока в групповых ролевых играх, опосред­ствованных Интернетом (на материале дея­тельности французских игроков). // Когни­тивные исследования. / Отв. ред. В. Д. Соловьев. М.: Изд-во «Институт психоло­гии РАН», 2006, с. 207–224.

20. Войскунский А. Е., Петренко В. Ф., Смыс­лова О. В. Мотивация хакеров: психосеман­тическое исследование. // Психологический журнал, 2003, т. 24, ¹ 1, с. 104–118.

21. Войскунский А. Е., Селисская М. А. Си­стема реальностей: психология и техноло­гия // Вопросы философии, ¹ 11, 2005, c. 119–130.

22. Войскунский А. Е., Скрипкин С. В. Ка­чественный анализ данных как инструмент научного исследования // Вестник Москов­ского университета, Сер. 14. Психология, ¹

2, 2001, с. 93–109.

23. Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Мо­тивация потока и ее изучение в деятельнос­ти хакеров // Современная психология мо­тивации / Под. ред. Д. А. Леонтьева. – М.: Смысл, 2002, с. 244–277.

24. Войскунский А. Е., Смыслова О. В. Роль мотивации «потока» в развитии компетент­ности хакера // Вопросы психологии, 2003, ¹ 4, с. 35–43.

25. Гуманитарные исследования в Интерне­те / Под ред. А. Е. Войскунского. – М.: Тер-ра-Можайск, 2000.

26. Давыдов В. В. Виды обобщения в обуче­нии. – М., 1972.

27. Зинченко В. П., Моргунов Е. Б. Человек развивающийся. Очерки российской психо­логии. – М.: Тривола, 1994

28. Интеллект человека и программы ЭВ / Под ред. О. К. Тихомирова. – М.: Наука, 1979.

29. «Искусственный интеллект» и психоло­гия/ под ред. О. К. Тихомирова. – М.: На­ука, 1976, с. 5–40.

30. Когнитивные исследования / Отв. ред. В. Д. Соловьев. – М.: Изд-во «Институт пси­хологии РАН», 2006.

31. Корнилова Т. В., Тихомиров О. К. Приня­тие интеллектуальных решений в диалоге с компьютером. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1990.

32. Коул М. Культурно–историческая пси­хология. Наука будущего. М.: Когито-Центр, 1998.

33. Макалатия А. Г. Мотивация в компьютер­ных играх // 3-я Российская конференция по экологической психологии (Москва, 15– 17 сентября 2003 г.). Тезисы. – М.: Психоло­гический институт РАО, 2003, с. 358–361.

34. Митина О. В., Войскунский А. Е. Интер­нет в гендерном измерении // Введение в гендерные исследования / Под общей ре­дакцией И. В. Костиковой. – М.: Аспект Пресс, 2005, с. 204–216.

35. Пономарев Я. А. Психика и интуиция. М.: Политиздат, 1967.

36. Психологические проблемы автомати­зации научно–исследовательских работ / Под ред. М. Г. Ярошевского и О. К. Тихоми­рова. – М.: Наука, 1987.

37. Пушкин В. Н. Психология и кибернети-

Ка. – М.: Педагогика, 1971.

38. Тихомиров О. К. Структура мыслитель­ной деятельности человека (Опыт теорети­ческого и экспериментального исследова­ния). – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1969.

39. Тихомиров О. К. Философские и психо­логические проблемы «искусственного ин­теллекта» // Искусственный интеллект» и психология / под ред. О. К. Тихомирова. – М.: Наука, 1976, с. 5–40.

40. Тихомиров О. К. Л. С. Выготский и со­временная психология // Научное творче­ство Л. С. Выготского и современная психо­логия. Тезисы докладов Всесоюзн. Конфе­ренции. – М., 1981, с. 151–154.

41. Тихомиров О. К. К истории психологии компьютеризации // О. К. Тихомиров, Л. Н. Ба­банин. ЭВМ и новые проблемы психологии. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1986, с. 192–194.

42. Тихомиров О. К. Психология компьюте­ризации. – Киев: Знание, 1988.

43. Тихомиров О. К. Понятия и принципы общей психологии. М.: Изд-во Моск. Ун­та, 1992.

44. Тихомиров О. К. Информационный век и теория Л. С. Выготского // Психологичес­кий журнал, 1993а, ¹1.

45. Тихомиров О. К. Теория деятельности, из­мененной компьютерной технологией // Вест­ник МГУ. Сер.14. Психология. 1993б, ¹ 2.

46. Тихомиров О. К., Бабаева Ю. Д., Бере-занская Н. Б., Васильев И. А., Войскунский А. Е. Развитие деятельностного подхода в психологии мышления. // Традиции и пер­спективы деятельностного подхода в психологии: школа А. Н. Леонтьева. / Под ред. А. Е. Войскунского, А. Н. Ждан и О. К. Тихомирова. – М.: Смысл, 1999.

47. Тихомиров О. К., Бабаева Ю. Д., Войс-кунский А. Е. Общение, опосредствованное компьютером // Вестник МГУ. Сер. 14. Психология. 1986, ¹ 3, с. 31–42.

48. Тихомиров О. К., Бабанин Л. Н. ЭВМ и новые проблемы психологии. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1986.

49. Тихомиров О. К., Лысенко Е. Е. Психо­логия компьютерной игры // Новые мето­ды и средства обучения, вып. ¹1. М.: Зна­ние, 1988, с. 30–66.

50. Человек и компьютер / Под ред. О. К. Тихомирова. – М.: Изд-во Моск. Ун-та, 1972.

51. Человек и ЭВМ. / Под ред. О. К. Тихо­мирова. – М.: Экономика, 1973.

52. Arestova O., Babanin L., Voiskounsky A. Psychological research of computer–mediated communication in Russia // Behaviour and Information Technology, 1999, vol. 18(2), pp. 141–147.

53. Babaeva J. D., Voiskounsky A. E. IT– Giftedness in Children and Adolescents. // Educational Technology & Society, vol. 5(1), 2002, pp. 154–162.

54. Mitina O. V., Voiskounsky A. E. Gender Differences of the Internet–Related Stereotypes in Russia. // PsychNology Journal, 2005, Volume 3, Number 3, pp. 243–264.

55. Http://www. psychnology. org/File/PNJ3(2)/ PSYCHNOLOGY_JOURNAL_3_3_MITINA. pdf

56. Voiskounsky A. Current problems of moral research and education in the IT environment // Human Perspectives in the Internet Society: Culture, Psychology and Gender / K. Morgan, C. A.Brebbia, J. Sanchez, A. Voiskounsky (eds.). – WIT Press: Southampton, Boston, 2004, pp. 33–41.

57. Voiskounsky A. E., Babaeva J. D., Smyslova O. V. Attitudes towards computer hacking in Russia. // Cybercrime: Law Enforcement, Security and Surveillance in the Information Age / Ed. By D. Thomas & B. Loader. – L. & NY: Routledge, 2000, pp. 56–84.

58. Voiskounsky A. E., Mitina O. V., Avetisova A. A. Playing Online Games: Flow Experience. // PsychNology Journal, 2004, Volume 2, Number 3, pp. 259 – 281.

59. Http://www. psychnology. org/ PSYCHNOLOGY_JOURNAL_2_3_VOISKOUNSKY. pdf


62


НОЯБРЬ 2006 НАЦИОНАЛЬНЫЙ ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ ЖУРНАЛ

ПСИХОГЕНЕТИКА