Книги по психологии

Реплицируемостъ
О - Об интеллекте

Каждый новый органический мозг растет и обучается на протяже­нии десятилетий человеческой жизни. Каждый человек на собственном опыте познает основы координации конечностей и мышечных групп, осваивает азы и передвижения, изучает общие свойства множества объ­ектов окружающей среды, животных, других людей, названия предме­тов и структур речи, семейные и общественные правила. Как только основа заложена, начинаются годы формального обучения. Каждый человек в течении своей жизни проходит множество кругой обучения. Несмотря на то что путь этот несметное количество раз повторялся дру­гими людьми, модель мира в коре головного мозга каждого из нас созда­ется в индивидуальном порядке.

Разумным машинам нет необходимости проходить подобную спи­ралевидную кривую обучения, поскольку чипы и другие единицы хра­нения информации можно реплицировать бесконечно, а сохраненные данные — копировать. В этом отношении разумные машины подлежат такой же репликации, как и программное обеспечение. Как только про­тотип системы достаточно обучен, его можно скопировать столько раз, сколько нам потребуется. Процессы разработки дизайна, настройки сис­темного обеспечения, обучения, испытания и выявления ошибок с тем, чтобы усовершенствовать систему памяти умной машины, могут длить­ся годами. Но, как только мы получим конечный продукт, его можно бу­дет запускать в массовое производство. Как я уже отмечал, мы сможем обеспечить возможность последующего обучения для копий или обой­тись без таковой. Для некоторых приложений мы захотим ограничить возможности с тем, чтобы разумные машины работали известным и ис­пытанным нами способом. Как только “умный” автомобиль усвоит все, что ему положено “знать”, мы примем меры, чтобы у него не образова­лись плохие привычки или не закрепились самостоятельно найденные ложные аналогии. Мы захотим, чтобы все машины подобного строения вели себя одинаково. Но вот для других приложений может оказать­ся целесообразной возможность постоянного обучения мозгоподобных систем памяти. Например, разумной машине, созданной для того, чтобы искать математические доказательства, понадобится способность обу­чаться на основе опыта, применять старые решения для новых проблем, ей желательно быть универсально гибкой и открытой.

Возможным станет общее использование компонентов, как сейчас об­щедоступны программные продукты. Разумная машина определенного дизайна может быть перепрограммирована набором новых связей с тем, чтобы генерировать новое поведение (вот, например, если бы я смог за­грузить новый набор связей в ваш мозг, моментально превратив вас из человека, разговаривающего на английском, в человека, знающего толь­ко французский, или из профессора политологии в музыковеда). Люди получили бы возможность “переключаться” и осуществлять новые на­работки на основе чужого опыта. Допустим, что я разработал и внедрил в жизнь суперсистему зрительного восприятия, а другой человек раз­работал и обучил систему с превосходными способностями слухового восприятия. При надлежащем дизайне мы смогли бы объединить обе системы без необходимости повторного обучения с самого начала. Тако­го рода объединение экспертных знаний не представляется возможным для человека — у каждого из нас свой путь. Бизнес создания разумных машин смог бы развиваться по аналогии с компьютерной индустрией, в таком случае перепрограммирование разумных машин не слишком отличалось бы от разработок новых версий видеоигр или инсталляции новой программы.