Книги по психологии

МОДЕЛЬ ОКРУЖАЮЩЕГО МИРА
О - Об интеллекте

Почему кора головного мозга устроена иерархически?

Вы обладаете способностью размышлять о мире, передвигаться в ок­ружающем пространстве и прогнозировать будущее, потому что в ва­шем неокортексе сформирована модель внешнего мира. Одна из наибо­лее важных концепций данной книги состоит в том, что иерархическая структура коры головного мозга хранит модель иерархического строе­ния внешнего мира. Вложенная структура реального мира отображает­ся вложенной структурой коры вашего головного мозга.

Что я подразумеваю под вложенной, или иерархической, струк­турой? Обратимся к музыке. В ней ноты объединяются в группы, ко­торые, в свою очередь, образуют мелодические фразы. Так рождается мелодия или песня. Из песен состоят альбомы. В качестве второго, не менее удачного, примера можно привести письменность. Буквы скла­дываются в слоги, которые сочетаются в слова. Из слов состоят пред­ложения и фразы. Хотите еще один пример? Вспомните, что у вас рас­положено по соседству — дороги, школы, дома? В каждом доме есть комнаты. В каждой комнате есть стены, потолок, пол, дверь, одно или больше окон. Каждая из этих составляющих, в свою очередь, состоит из более мелких частей. Окно состоит из стекла, рамы, ручки, щеколды. Щеколда состоит из еще более мелких частей, таких как винты.

Осмотритесь вокруг. Сигналы от вашей сетчатки, поступающие в первичную зону зрительного восприятия, сочетаются в линейные сегменты. Линейные сегменты объединяются в более сложные формы. Эти формы объединяются в еще более сложные образы, такие, напри­мер, как нос. Носы вкупе с глазами и ртами головной мозг объединяет в человеческие лица. Из лица, дополненного остальными частями тела, у вас складывается образ человека, сидящего напротив.

Все объекты окружающего мира состоят из подобъектов, составляю­щих одно целое. Эти составляющие отдельных образов и являются их определениями. Называя что-либо определенным словом, мы подразу­меваем, что существует набор характеристик, связанных с этим опре­делением. Лицо называется лицом, потому что на нем всегда присутс­твуют глаза, рот, нос. Глаз является глазом, потому что в нем всегда присутствуют зрачок, радужная оболочка, ресницы, веки и так далее. То же самое можно сказать и о стульях, машинах, деревьях, парках, странах. Песня называется песней благодаря определенной последо­вательности звуков.

Весь мир, окружающий нас, — это своего рода песня. Каждый объ­ект в нем состоит из множества более мелких, а большинство малых объектов являются частью больших. Именно это я и подразумеваю под вложенной структурой, характерной практически для всех объектов окружающей среды. Аналогичным образом, информация об объектах и способы их представления сохраняются в иерархической структуре коры головного мозга. Информация о том, что такое здание, хранится не в единственной зоне неокортекса, а в иерархии зон. Соответственно, эта информация отражает иерархическую структуру понятия “здание”. Фундаментальные взаимосвязи сохраняются в верхней части иерар­хии зон, а более специфичные — ближе к “подножию” иерархической лестницы. Иерархические связи внешнего мира подтверждаются в ходе процесса обучения. Никому из нас не даются от природы знание языка, образов окружающего мира, музыки. Но в кору нашего головного мозга встроен разумный самообучающийся алгоритм, который естественным образом выявляет иерархические структуры и запоминает их. Если ни­какой структуры нет, мы испытываем смятение и считаем сложившую­ся ситуацию хаотичной.

В каждый отдельно взятый момент времени вы можете восприни­мать только определенную часть внешнего мира. Вы можете находиться только в одной комнате вашего дома и смотреть только в одном направ­лении. Благодаря иерархическому строению коры головного мозга вы в состоянии осознавать, что находитесь дома, в своей гостиной, и что вы смотрите в окно, даже если в данный момент ваш взгляд остановился на щеколде. Высшие зоны коры головного мозга поддерживают инвариант­ную репрезентацию вашего дома, более низкие — репрезентацию ком­наты, а первичные — анализируют непосредственные визуальные сим­волы, в данном случае — происходящее за окном. Точно так же иерар­хическое строение неокортекса позволяет вам осознавать, что вы про­слушиваете отдельную песню из определенного музыкального альбома, несмотря на то что в каждый отдельно взятый момент вы слышите толь­ко одну ноту, которая сама по себе ничего для вас не значит. Благодаря иерархическому строению неокортекса вы понимаете, что беседуете со своим лучшим другом, хотя в данный конкретный момент вы смотрите только на его ладонь. Высшие зоны коры головного мозга выполняют стратегическую функцию — следят за ходом развития событий в круп­ных масштабах, в то время как более низкие зоны сосредоточены на вос­приятии скоротечных аспектов каждой конкретной ситуации.

Поскольку в некий отдельно взятый момент времени вы можете ви­деть, слышать и ощущать только очень небольшую часть внешнего мира, информация поступает в мозг в виде последовательностей сигналов. Кора головного мозга особенно чувствительна к тем последовательнос­тям, которые постоянно повторяются, и стремится их запомнить. В не­которых случаях, таких как, например, звучание мелодии, последова­тельность сигналов, поступающая в ваш головной мозг, определенным образом организована. Надеюсь, что концепция последовательностей сигналов понятна любому из вас. Но я собираюсь использовать термин последовательность в более широком смысле, приближающемся к ма­тематическому термину ряд. Последовательность — это ряд сигналов, которые следуют друг за другом, но не всегда в строгом порядке.

Для большей наглядности предлагаю вам рассмотреть примеры. Когда я смотрю на ваше лицо, последовательность входных сигналов, поступающих в кору головного мозга, не остается неизменной, она определяется саккадами моих глаз. Один раз мой взгляд движется по пути “глаз-глаз-нос-рот”, а через мгновение порядок изменяется: “рот-глаз-нос-глаз”. Части лица — это последовательности. Они ста­тистически связаны и встречаются близко во времени, хотя их поря­док может меняться. Если вы воспринимаете “лицо”, фиксируя взгляд на “носу”, наиболее вероятным следующим паттерном будет “глаз” или “рот”, а не “ручка” или машина”.

В каждую область коры поступает поток таких паттернов. Если зона коры может предсказать, какой из паттернов последовательности будет следующим, она формирует постоянное представление этой последо­вательности — запоминает ее. Запоминание последовательностей это самый главный компонент формирования инвариантных репрезента­ций объектов реального мира. Эти объекты могут быть конкретными, как ящерица, лицо или дверь, или абстрактными, как слово или тео­рия. Мозг рассматривает абстрактные и конкретные объекты одина­ково. И те, и другие — всего лишь предсказуемые последовательности паттернов, которые время от времени повторяются. Именно благодаря повторяемости зона коры головного мозга определяет, что она имеет дело с объектом реального мира.

Предсказуемость — это самое сердце реальности. Зона коры может обнаружить, что во время физических движений (таких как саккады глаз или движения пальцев) паттерны гарантированно и предсказуе­мо сменяют друг друга, или же она может их предсказывать по мере того, как они разворачиваются во времени (как, например, звуки, из которых состоит слово или мелодия). В этом случае мозг решает, что здесь есть причинная связь. Вероятность того, что многочисленные паттерны будут неоднократно встречаться вместе чисто случайно, ничтожно мала. Предсказуемая последовательность паттернов долж­на быть частью реального объекта,'который существует на самом деле. Поэтому возможность надежно предсказывать — “железный” способ узнать, что какие-то события в мире на самом деле связаны. Нос, гла­за, уши и рот есть у любого лица. Если мозг воспринимает глаз, после саккады — еще один, после следующей саккады — рот, значит, он точ­но имеет дело с лицом.

Если бы зоны коры могли говорить, мы бы услышали что-то вроде: “Я воспринимаю много разных паттернов. Иногда я не могу предска­зать, какой из них будет следующим. Но между ними точно есть связь. Я всегда наблюдаю их вместе и уверенно могу перескакивать от одного к другому. Поэтому я дала этим событиям общее имя и употребляю его всякий раз, когда мне попадается любое из них. Именно это групповое имя, а не разрозненные паттерны, я передаю высшим зонам коры”.

Следовательно, можно сказать, что мозг хранит последовательности последовательностей. Каждая зона коры выделяет последовательности, дает им то, что я называю “именами”, и передает эти имена зонам, кото­рые расположены выше в иерархии.