Книги по психологии

Специфика мышления в деятельности руководителя
П - Психология менеджмента

Для того чтобы лучше и полнее понять своеобразие этого про­цесса в управленческой деятельности, следует учитывать некото­рые характерные особенности современного состояния пробле­мы мышления в деятельности руководителя. Первая из них со­стоит в признании не только наиболее важной, но и уникальной по своей значимости роли мыслительных процессов в обеспече­нии эффективной управленческой деятельности. Иными словами, «хороший руководитель — это, прежде всего, умный руководи­тель». Эго значит, что никакой особой специфики связи мышле­ния с успешностью управленческой деятельности просто нет. Эта связь является прямой, непосредственной и определяющей. Сходное, упрощенное понимание было констатировано в гл. 16 для другого процесса — памяти. Более того, все те результаты и закономерности, которые установлены в психологии мышления в целом, могут и должны быть непосредственно перенесены на характеристику мышления руководителя. Поэтому дать характе­ристику его мы ¡плен ия — это то же самое, что повторить всю психологию мышления, и, следовательно, сама эта тема стано­вится труднообозримой[90]. Вторая особенность состоит в том, что мышление руководителя обычно рассматривают в качестве одно­го из видов: как практическое мышление. Затем его специфику выявляют путем сравнительного анализа двух видов мышле­ния — теоретического и практического. Вместе с тем (и это


Третья особенность) подавляющее большинство всех данных о мышлении в психологии получено при изучении первого из этих видов — теоретического. То, насколько они справедливы для практического мышления и какие особенности присущи этому виду, изучается в специальном направлении, которое так и обо­значается — «психология практического мышления» [78]. Ре­шающий стимул к ее развитию дала классическая работа Б. М. Теп - лова «Ум полководца» [92], а также предшествующие ей обще­теоретические работы С. Л. Рубинштейна. Работа Б. М. Теплова взята здесь за основу характеристики практического мышления; она до сих пор остается лучшей в этом плане.

Итак, мышление руководителя — это, прежде всего, практи­ческое мышление; данный вид наиболее специфичен содержа­нию и условиям управленческой деятельности. Иначе говоря, имеет место та же ситуация, которая характерна для других психических процессов (восприятия и памяти). Каждый из них имеет определенную — наиболее специфическую для управлен­ческой деятельности разновидность. Для восприятия — это про­цессы социальной перцепции; для памяти — это мобилизацион­ная готовность (для оперативной памяти) и прошлый опыт (для долговременной памяти). Для мышления — это его специфичес­кий вид — практическое мышление. В этом проявляется общая закономерность психологии управленческой деятельности. Эта деятельность, опираясь на весь потенциал, на все особенности каждого из когнитивных процессов, предполагает, однако, нали­чие в каждом из них наиболее специфических для нее видов. И наоборот, каждый из когнитивных процессов «входит» в уп­равленческую деятельность в форме наиболее специфической для нее разновидности.

В соответствии с существующей традицией главные особен­ности практического мышления целесообразнее всего рассмот­реть в сравнении с аналогичными чертами теоретического мыш­ления.

Исходная и основная черта практического мышления в целом и мышления руководителя в особенности состоит в том, что оно иначе, чем теоретическое мышление, связано с практикой, с деятельностью, иначе включено в них. Эта связь является непо­средственной и неразрывной, а весь процесс мышления осущест­вляется «в» и «для» решения конкретных практических задач. Он носит не абстрактно-отвленченный, а конкретный характер и реализуется параллельно с выполнением других функций руко­водителя. Поэтому задачи для практического мышления ставит не теория, не существующие в ней известные, но нерешенные проблемы (как для теоретического мышления), а сама практи­ческая деятельность. Отсюда следует одна из наиболее своеобраз­ных особенностей практического мышления. Прежде чем ре­шать задачу, руководитель должен вначале ее сам сформулиро­вать — «увидеть», а затем вычленить как проблему из деятель­ности. Следовательно, особенностью практического мышления является необходимость решения не только «уже готовых» — сформулированных задач и проблем, но и умение их вычленять, правильно ставить, формулировать. Это требует важного мысли­тельного качества — умения видеть проблему, различать в чере­де дел и «текучке» задачи, требующие разрешения. Для руково­дителя эта черта практического мышления важна еще и потому, что одной из главных его обязанностей является постановка задач для подчиненных.

Далее, для практического мышления очень характерно и то, что, в отличие от теоретического мышления, задачи, решаемые им, как правило, не имеют «.единственно правильного» реше­ния, «правильного ответа». Теоретический ум ищет в проблеме ее истинное — единственное решение; а человек, решающий ее, уже изначально имеет установку на то, что это решение должно быть именно единственным (т. е. правильным). В практическом мышлении дело обстоит иначе. Любая управленческая ситуация имеет множество способов разрешения — в чем-то более, а в чем-то менее удачных. Для этих способов, как правило, оценоч­ные критерии либо отсутствуют, либо они неопределенны. Более того, часто, их формулирует сам решающий проблему руководи­тель. На практике это ведет к тому, что решение управленческих задач оценивается не параметром «правильно — неправильно», а параметром «более — менее приемлемо». Руководитель часто стремится не к максимально эффективному решению, а к реше­нию приемлемому, удовлетворительному («5аЙ5{аст§» — по Г. Саймону).

Наряду с этим руководитель выступает и в очень специфичес­кой по отношению к подчиненным роли «оценщика» правиль­ности их решений. Для этого он должен иметь уже готовые критерии решения проблем, подлежащих оценке. Для практи­ческого мышления руководителя специфична и форма ответст - бенности за решение задач и проблем. Если, например, ученый - теоретик несет ответственность лишь за конечный результат ре­шения и на пути этого решения обладает неограниченной свобо­дой выбора и формулировки гипотез, способов и путей решения, то у практика все обстоит иначе. Его «гипотезы» проверяются самой практикой — деятельностью подчиненных, в силу чего их ложность сразу и непосредственно проявляется в ошибочных, а то и необратимых практических последствиях. Ответственность практического мышления — это ответственность не только за результат, но и за сам процесс решения проблем. Иной по сравнению с теоретическим является и общая направленность мыслительного процесса при решении практических задач. Эго — не «движение от частного к общему», от конкретного к абстрактному, а наоборот — от общего к частному. Для практи­ческого мышления требуется «верное попадание» теоретических знаний в практическую проблему. Конкретность мышления ру­ководителя, следовательно, является еще одной его обязательной и специфической чертой.

Практическое мышление характеризуется совершенно иной позицией отношения человека к возникающим проблемам. Для теоретического мышления позиция субъекта является познава­тельной — направленной только на поиск и нахождение от­вета. Для практического мышления эта позиция является ис­ходно преобразующей, действенной. Она требует реализации полученного решения как средства организации действий по изменению ситуации. Поэтому мышление направлено не на «безупречно правильное» решение, а на решение, реально спо­собное изменить ситуацию в нужном направлении. Отличен от теоретического и сам характер работы практического мышле­ния с информацией о проблеме. В первом случае мыслитель­ный процесс концентрируется вокруг наиболее общих, глав­ных, существенных ее черт. Во втором случае сами различия между «существенным» и «несущественным» во многом утра­чивают смысл. В практике управления хорошо известна та огромная важность, которую имеют именно детали, частности. Они нередко подсказывают путь решения всей проблемы. И наоборот, упущение какой-либо «детали» на практике может иметь серьезные или даже необратимые последствия. Руководителю необходимо специфическое сочетание способ­ности видеть и оценивать ситуацию и в целом, и во всех ее деталях[91]. Как отмечал Б. М. Теплов, подлинный военный гений — это всегда «...и гений целого и гений частей» [92]. Для проблемных ситуаций практического мышления вообще неха­рактерно разделение их частей на существенные и несуществен­ные. Любая, кажущаяся изначально несущественной деталь может стать решающей в дальнейшем. В связи с этим в психо­логии практического мышления введено понятие «Пришвина по - тешулалъной существенности» каждого элемента проблемы [78]. Он предполагает наличие еще одной специфической особенности «изощренной наблюдательности», позволяющей подмечать детали, которые могут стать потенциально существенными.

Для практического мышления, в силу его непосредственной связи с деятельностью, характерна очень жесткая и быстрая оценка, проверка истинности его результатов. «Оценщиком» здесь выступает сама жизнь; деятельность того, кто получил эти результаты. Для руководителя данная особенность наиболее важна и специфична, поскольку он несет ответственность не только за свои личные решения, но и за решения других, подчи­ненных ему людей. Поэтому важнейшим свойством мышления руководителя является способность к принятию ответственности за результаты решения той или иной проблемы («персонифика­ция ответственности»).

Следующая категория специфических особенностей практи­ческого мышления руководителя определяется своеобразием со­держания и условий управленческой деятельности. Своеобразие содержания и условий деятельности, подробно рассмотренное в разд. I, определяет ярко выраженную специфичность задач, ре­шаемых руководителем, специфику их «материала». По содер­жанию управление требует мысленного оперирования не только с информацией о производственно-технологических процессах, но и с информацией о людях — о «социальных объектах». «Социальные объекты» более сложны, противоречивы, непред - сказуемы и многомерны. Они предельно индивидуализированы, характеризуются разными и зачастую — противоположными интересами и мнениями. В практическом мышлении руководи­теля возникает уникальная ситуация, когда субъект мышления (руководитель) имеет в качестве объекта мышления таких же, как и он сам, субъектов (в чем-то даже превосходящих его по сложности). Он должен принимать в расчет их «чисто челове­ческие» свойства: наличие у них собственного мнения; их непол­ную подчиняемосгь; наличие у них рефлексии и, следовательно, их возможность «играть по определенным правилам»; предви­деть действия руководителя и заблаговременно влиять на его поведение; наличие у них «личностных барьеров»; существования тенденции сопротивляться манипулированию со стороны руко­водителя и многое другое. Часто поэтому руководитель, особенно демократического и попустительского стиля, выбирает не то ре­шение, которое ему подсказывает личное мнение, а то, которое встретит меньшее противодействие в группе, будет ею легче «принято». «Социальные объекты» (индивиды и группы) харак­теризуются в целом и очень высокой степенью сложности, многочисленностью их признаков, параметров (личностных ка­честв), а также их скрытостью от непосредственного воспри­ятия и поэтому трудностью «расшифровки» и однозначной ин­терпретации.

Характеристики «социальных объектов» в совокупности с другими особенностями управленческой деятельности приводят к такой специфической особенности мыслительных задач руково­дителя, как их высокая неопределенность. Стало общим местом утверждение о том, что именно высокая, постоянная и «неустра­нимая» неопределенность условий выступает одной из основных черт деятельности руководителя (в этом отношении используют также термин «тотальная», или «глубинная», неопределенность). Действительно, руководитель поставлен в такие условия, при которых он практически никогда не обладает всей необходимой для решения информацией. Неопределенность может возникать и в силу различных психологических причин.

Так, она может быть следствием нехватки — дефицита нуж­ной информации, что инициирует мыслительные операции, на­правленные на реконструкцию отсутствующих сведений. В этом плане различают так называемую эксплицитную и имплицитную информацию о ситуации. Первая дана непосредственно и объек­тивно, это — как бы внешняя сторона ситуации, ее «фотография». Вторая также содержится в ситуации, но не дана в простой и непосредственной форме. Ее надо «уметь увидеть», расшифро­вать в тех данных, которые непосредственно воспринимаются. Поэтому важнейшим мыслительным качеством руководителя яв­ляется способность к реконструированию информации, умение видеть «больше, чем дано», компенсировать тем самым неопре­деленность условий деятельности[92].

Далее, неопределенность может возникать и в связи с прямо противоположной причиной — высокой информационной избы­точностью. Объем информации может становиться столь боль­шим, что предельно затрудняется выделение в ней главного, относящегося к делу содержания. Возникает своеобразная и очень типичная для руководителя ситуация, когда неопределен­ность порождается не дефицитом, а избытком информации. В связи с этим важным для руководителя выступает еще одно мыслительное качество — свойство селективности, избиратель­ности восприятия и осмысления информации, умение выделять в ней главное и отфильтровывать второстепенное.

Третьей основной причиной неопределенности в управленче­ской деятельности является высокая степень сложности инфор­мации, на основе которой она развертывается. Здесь необходимо различать два вида неопределенности — семантическую и праг­матическую. Семантическая (смысловая) неопределенность воз­никает в связи с неясностью, непонятностью тех или иных данных, сообщений, информации в целом. Сложность управлен­ческой информации является непосредственной причиной се­мантической неопределенности. Умение выявлять истинный смысл управленческой информации — важная способность ру­ководителя. Понимание должно подкрепляться действиями, на­ходить выражение в поведении, направленном на преодоление той или иной ситуации. Прагматическая неопределенность — это неопределенность относительно путей и средств преодоления ситуации[93]. Ситуация может быть предельно ясна и не иметь семантической неопределенности, но пути ее разрешения — не ясны (прагматическая неопределенность). Деятельность руково­дителя тем и специфична, что включает оба эти вида неопреде­ленности и предполагает необходимость устранения как одного, так и другого. Все же чаще более ясна именно ситуация как таковая, но не способы выхода из нее. Руководителю, например, предельно понятна ситуация: «обеспечить 100% выполнения плана к такому-то числу» и те ресурсы, которыми он при этом располагает (или — не располагает). Но вот «как это сде­лать?» — именно это составляет суть проблемы.

Любая организация является ссприотехнической системой и включает две группы очень разнородных компонентов — субъек­тивную (управляемых людей) и объективную (производство, тех­нологию). Они, будучи предельно сложными сами по себе, сложно взаимодействуют друг с другом. В результате любая управленческая задача как предмет практического мышления руководителя приоб­ретает свойство комплексности информации. Особенно ярко ком­плексность задач проявляется в характеристиках информации, с которой имеет дело при их решении руководитель. Эго — ее труднообозримосгь, запутанность, противоречивость, конфликт­ность, смешение достоверных данных с малодостоверными или вообще — ложными; разнокачественность (гетерогенность) ин­формационных признаков, их тесная взаимосвязь.

Указанный «симптомокомплекс» особенностей информаци­онной основы деятельности руководителя предъявляет особо жесткие требования к процессу мышления. Оно должно позво­лять «охватить» всю комплексность и противоречивость инфор­мации в целом. Руководитель должен постоянно вносить «порядок в хаос», превращать «неорганизованную сложность» в организо­ванную. В связи с этим выделяют специфическое мыслительное свойство — свойство системности мышления. Лишь систем­ное — упорядоченное и структурированное видение организа­ции может достойно и действенно противостоять противоречи­вости и труднообозримости поступающей информации. Это же свойство лежит и в основе учета того, какие эффекты управле­ния возникнут при осуществлении воздействия на какой-либо локальный параметр или участок функционирования организа­ции. Сочетание высокого уровня системного мышления с доста­точным развитием его аналитических сторон — одно из важней­ших профессиональных требований к руководителю.

Управленческие ситуации, далее, характеризуются свойством изменчивости — динамичности. Одним из «золотых правил» ру­ководства является, как известно, то, что «нет ничего неизмен­ного, кроме самих изменений».

Во-первых, динамичность — вариативность ситуаций накла­дывает существенные ограничения на возможности репродуктив­ного управления; требует постоянной и активной продуктивной мыслительной работы. Во-вторых, высокая динамичность, скорость изменения ситуаций придает управленческой деятельности и дру­гую специфическую особенность — режим «хронического» дефи­цита времени («цейтнота»). Он обусловливает новые требования к практическому мышлению. Это — высокая скорость мышле­ния; оперативность «включения» в ситуацию; необходимость нахождения решения в строго отведенных временных границах-, быстрая переключаемоапъ от действий к осмыслению и наобо­рот. Общим требованием мышления руководителя становится необходимость нахождения решения «здесь и теперь». Правиль­ное само по себе решение может быть ошибочным в случае его несвоевременности — когда ситуация уже изменилась. Считает­ся поэтому, что у управленческого решения существует не один, а, по крайней мере, два главных критерия его оценки: адекват­ность (качество) и своевременность. Скоростные качества мышления (его динамичность, оперативность, подвижность, ла­бильность) зависят от уже рассмотренных особенностей органи­зации памяти и профессионального опыта. Они тем выше, чем выше мобилизационная готовность оперативной памяти и струк - турированнее прошлый опыт. Динамичность мышления зависит и от двух дополнительных качеств. Они обозначаются понятиями скорости актуализации информации из памяти (опыта) и го­товности системы знаний к использованию.

Решения руководителя должны быть конкретными. В резуль­тате теоретического мышления не только могут, но и должны быть получены общие, принципиальные решения проблем; чем более они носят общий характер, тем они ценнее. Но для практического мышления решение — не самоцель, а средство для организации на их основе исполнения. Эго средство может быть эффективным лишь в случае его предельной определеннос­ти, конкретности, простоты. Дело еще и в том, что чем более конкретным является решение, тем более оно понятно другим. Это очень важно для решений именно руководителя, так как их исполняют обычно другие — подчиненные. Чем конкретнее ре­шение, тем меньше возможностей для его искажений, тем боль­ше возможности для четкого контроля за его исполнением. Су­ществует стойкое заблуждение, что отыскание конкретных ре­шений — дело более простое, чем решений общих. Все обстоит наоборот, поскольку именно конкретное решение должно учи­тывать больше информации, «согласовывать» больше противоре­чивых факторов. Очень часто не «изощренность» и «блеск» ре­шения руководителя, а его конкретность является залогом успе­ха. «Создавать «простые планы», ведущие, однако, к победе, несравненно труднее, чем придумывать планы хитроумные». «Усложнять — просто; упрощать — сложно» [92]. Умение со­ставлять простые планы — это следствие не интеллектуальней слабости, а напротив — интеллектуальной мощи.

В основе этой мыслительной особенности руководителя, вы­ступающей одновременно и как важное профессиональное тре­бование к нему, лежит психологический механизм «■конкретизи­рующего синтеза». Это — не просто обычная для мышления операция конкретизации, т. е. перехода от общего к частному. Эго — выведение частного, конкретного из множества исход­ных посылок как общих, так и, в основном, также конкретных, но подвергнутых предварительному обобщению (синтезу)[94].

Конкретный и удачный план не возникает сразу, а является продуктом сложного мыслительного процесса, имеющего допол­нительные особенности. Одна из них состоит в том, что сущест­вует прямая зависимость между количеством альтернативных вариантов (планов) выхода из ситуации, которые различает че­ловек, и качеством окончательного решения. Чем больше таких способов «видит» человек, тем лучше будет его окончательный выбор. Качество окончательного плана т&кже прямо зависит от быстроты составления альтернативных способов действий. Итак, в основе способности к выработке «простых» и конкрет­ных планов лежат несколько психологически разных механиз­мов: способность генерации (порождения) большего числа пла­нов; способность к составлению максимально разнообразных планов, в том числе и оригинальных; легкость и быстрота состав­ления планов, их как бы непосредственное рождение сразу же после восприятия ситуации; наличие нескольких планов одновре­менно и возможность внесения изменений в изначально выбран­ный план под влиянием изменений обстановки; в то же время — твердость, жесткость, воля в проведении своего плана, если нет веских объективных оснований для отказа от него[95].

В связи со сказанным необходимо отметить следующую важ­нейшую особенность практического мышления руководителя, возникающую в результате его (мышления) взаимодействия с болевыми процессами и качествами личности руководителя. Об­щеизвестно, что волевые качества — это непременный и важ­нейший атрибут личности руководителя. Само понятие «хоро­ший руководитель» ассоциируется не только с понятием «умный руководитель», но даже чаще — с понятием «волевой руководи­тель». Сочетание именно этих двух качеств (ума и воли) являет­ся важнейшим условием эффективности руководства, лежит в основе таких профессионально-важных свойств руководителя, как сила характера, решительность, мужество, упорство, энер­гичность и т. п. Доказано, что оптимальным вариантом такого сочетания является соразмерность мыслительных и волевых ка­честв личности. Эго отражено в знаменитой «формуле квадрата». Его основанием является воля, высотой — ум, а успех деятель­ности зависит от его площади. Квадрат будет именно квадратом, а его площадь (успешность деятельности) максимальной в том случае, если стороны равны. Если же баланс нарушается и сторо­ны неравны, то квадрат превращается в прямоугольник, площадь которого при заданном периметре всегда будет меньше, чем площадь квадрата при том же периметре. Полное равенство встречается очень редко. В связи с этим возникает традицион­ный для психологии управления вопрос: что лучше для руководи­теля — хорошее мышление или сильная воля? Как пишет в этой связи Б. М. Теплов, «мне не приходилось встречать... случаев, когда этот вопрос решался в пользу ума» [92].

Волевое начало в деятельности руководителя, влияние волевых процессов на мыслительные формируют и специфические его свойства: инициативность, умение брать ответственность на себя, решительность, «осторожная смелость» — т. е. все то, что обо­значается особым обобщающим свойством — «стремящимся разумом».

Воля, настойчивость и упорство в проведении выработанных планов особо необходимы руководителю в связи со спецификой


Основных факторов управленческой деятельности. Эго — и «со­противление» (а то и саботаж) подчиненных, и «объективные трудности», и нехватка ресурсов и времени, и внешние неблаго­приятные факторы, и высокая ответственность за результаты деятельности, и высокая степень риска этого типа деятельности и др. Отсюда еще одной важной чертой практического мышле­ния руководителя является устойчивость к действию неблаго­приятных эмоционально-негативных факторов. Эго — стресс - устойчивость мышления. Обычно отрицательные эмоции типа страха оказывают подавляющее или вообще блокирующее влия­ние на мыслительные процессы. Однако существуют большие индивидуальные различия в способности «сопротивляться» нега­тивным эмоциональным факторам. Более того, обнаружено свойст­во личности, состоящее в том, что именно отрицательные, опасные условия могут стимулировать мыслительную деятельность, приво­дить к «повышению производительности» мышления. Поэтому одной из профессионально-важных способностей руководителя яв­ляется устойчивость мышления к стрессогенным факторам, а в идеале — способность к максимальной мыслительной продук­тивности в условиях максимальной напряженности.

Одним из факторов высокой напряженности управленческой деятельности является ее полипроблемный характер. Под поли- проблемностью понимается такое свойство деятельности, когда она включает необходимость разрешения, проработки несколь­ких, причем, достаточно важных и сложных самих по себе задач и проблем, реализации ряда функций одновременно. Эго являет­ся наиболее специфической чертой управленческой деятельности. Причем ее эффективность зависит не столько от качества реше­ния какой-либо важной задачи и выполнения какой-либо одной, пусть и ключевой функции, а от того, насколько эффективно все они будут обеспечены и согласованы друг с другом. Отдельные задачи и функции часто трудносогласуемы друг с другом. Руково­дитель же должен, устраняя эти противоречия, согласовывать задачи и функции, обеспечивать реализацию всего их комплекса. Поэтому полипроблемность, выступая самостоятельным факто­ром напряженности, всегда сопровождается другим фактором — противоречивостью этих задач, их наложением друг на друга. В этом случае имеет место явление интерференции мыслитель­ных задач — их отрицательное влияние друг на друга. Согласова­ние ряда решаемых одновременно проблем требует опоры на уже отмечавшееся свойство системности практического мышле­ния. Сам процесс практического мышления руководителя при­обретает при этом очень характерную особенность — многофо - кусность, развертывание одновременно по нескольким направ­лениям. Эту особенность, однако, нельзя понимать в том смысле, что субъект, действительно — параллельно и синхронно реализу­ет несколько направлений мысли. Фундаментальной психологи­ческой особенностью является как раз однофокусность (однока - нальность) психики: в каждый момент времени в фокусе внима­ния, мышления находится какой-либо один объект. Поэтому, говоря о многофокусности, следует понимать ее как очень бы­строе и частое переключение с одних объектов мысли, с одних задач на другие и наоборот. В связи с этим полипроблемность управленческой деятельности и многофокусность мышления тре­буют от руководителя высокой скорости и легкости переключе­ния от одних задач к другим, т. е. высокой лабильности мышле­ния.

Одной из важнейших и постоянно решаемых руководителем задач управленческой деятельности выступают задачи предвидения. Они связаны с прогнозом хода и развития событий. Эффективное управление — это управление не «реактивное», констатирующее, а активное — перспективное, что отражено в понятии «опережаю­щего управления». Важной особенностью планов и решений, раз­рабатываемых руководителем, является то, что они почти всегда подлежат реализации через определенный интервал времени. За это время происходят события, которые могут повлиять и на сами решения, и на способы их исполнения. Поэтому они должны бьггь учтены, а значит, спрогнозированы уже в ходе создания планов, в ходе выработки решений. Данная особенность обусловливает еще одно специфическое качество практического »мышления руководи­теля — свойство прогностияноспш мышления-, умение учитывать не только актуальную информацию, но и «информацию предвиде­ния». Она является продуктом опережающего отражения будущего состояния управляемой системы. Эго свойство дифференцирует руководителей на «дальновидных» и «близоруких», а его наличие предоставляет первым преимущества перед вторыми. Максималь­ная выраженность опережающего отражения характеризуется по­нятием «стратегического мышления», учитывающего как бли­жайший, так и отдаленный прогноз внутриорганизационной и внешней среды.

Главная сложность решения прогностических задач в управ­ленческой деятельности состоит в том, что они требуют учета поведения других людей, поведения, далеко не всегда подчи­ненного строгой и объективной логике и, напротив, часто являющегося аналогичным, иррациональным или намеренно противоречивым. В связи с этим прогностичность мышления руководителя неотделима от еще одного важного мыслитель­ного качества — рефлексивности. Рефлексия означает способ­ность встать на позицию другого и предвидеть на основе этого его поведение; строить свое поведение исходя из предполагае­мых ответных реакций другого. Наиболее важна роль рефлек­сивных механизмов мышления в конфликтных ситуациях, в ситуациях конкуренции. Здесь собственное поведение уже из­начально строится с учетом возможного поведения другого лица (лиц). В этом плане существуют общие правила руковод­ства: «никогда не следует исходить из того, что другой менее умен и компетентен, хитер и изощрен, чем ты сам»; «в каче­стве прогнозируемых вариантов надо рассматривать те, кото­рые для данной ситуации являются наиболее правильными». Используя это правило, руководитель в конкурентных ситуа­циях может использовать прием выбора «необычных» вариан­тов поведения. Они обладают преимуществом внезапности и ставят предлагающего их субъекта в выигрышное положение. В связи с этим прогностичность мышления предполагает также и его оригинальность, нестереотипностъ. В своем наибо­лее полном проявлении оригинальность мышления может при­обретать свойство контрфактичности — парадоксальности оце­нок ситуаций и способов поведения в них.