Книги по психологии

Глава 18. ИНТЕЛЛЕКТ РУКОВОДИТЕЛЯ // Понятие интеллекта в психологии
П - Психология менеджмента

Рассмотренные в предыдущих главах когнитивные процессы вос­приятия, памяти, наряду со всеми иными (вниманием, вообра­жением, представлением), входят в состав наиболее обобщенно­го когнитивного образования, обозначаемого понятием «интел­лекта. Вместе с тем интеллект обладает и такими свойствами, которые не обнаруживаются при изучении отдельных когнитив­ных процессов, а являются обобщенными проявлениями всей познавательной сферы личности. Кроме того, интеллект зависит от личностных особенностей субъекта, как бы «несет на себе печать» личности в целом, что также придает ему новые, специ­фические особенности. В связи с этим возникает необходимость в рассмотрении некоторых общих особенностей интеллекта и его специфической роли в деятельности руководителя.

Связь интеллекта с управлением, с эффективностью управлен­ческой деятельностью представляется предельно самоочевидной и первостепенной по значимости. В силу этого можно было бы ожидать, что тема «интеллект руководителя» хорошо и подробно изучена. К сожалению, это не так и конкретных данных по ней явно недостаточно. Одной из причин этого является исторически сложившаяся традиция изучения интеллекта в той его форме, ко­торая представляется наиболее сложной, — в форме теор&пичес - кого интеллекта. Интеллект же практический, связанный, напри­мер, с управленческой деятельностью, долго оставался вне сферы исследований, и было широко распространено представление о нем, как о низшем, более простом по сравнению с теоретическим интеллектом типе и потому — не заслуживающим внимания[102].

Такой в корне ошибочный взгляд изменился благодаря уже упоминавшейся нами и ставшей классической работе Б. М. Теп - лова «Ум полководца». В ней рассматривался практический ин­теллект в его высших проявлениях на материале деятельности выдающихся военачальников, полководцев, государственных дея­телей. В приводимом ниже высказывании Б. М. Теплова лаконич­но сформулирована совершенно иная, принятая в настоящее время точка зрения на практический интеллект в целом и на интеллект руководителя в особенности. Это высказывание как нельзя лучше и точнее отражает суть рассматриваемого здесь вопроса: «Теоретический ум рассматривается как высшая воз­можная форма проявления интеллекта. Практический же ум, даже на самых высоких его ступенях — ум политика, государст­венного деятеля, полководца — расценивается... как более эле­ментарная, более легкая, как бы менее квалифицированная форма интеллектуальной деятельности. Это убеждение глубоко ошибочно...нет ни малейшего основания считать работу практи­ческого ума более простой и элементарной, чем работа ума теоретического. Да и фактически высшие проявления человечес­кого ума мы наблюдаем в одинаковой мере и у великих «прак­тиков», и у великих «теоретиков». Ум Петра I ничем не ниже, не проще и не элементарнее, чем ум Ломоносова. Мало того, если уж устанавливать градации деятельностей по трудности и сложности требований, предъявляемых ими к нему, то придется признать, что с точки зрения многообразия, а иногда и внутрен­ней противоречивости интеллектуальных задач, а также жесткос­ти условий, в которых протекает умственная работа, первые места должны занять высшие формы практической деятельнос­ти. Умственная работа ученого, строго говоря, проще, яснее, спокойнее (это не значит обязательно «легче»), чем умственная работа политического деятеля или полководца» [92].

Отсюда вытекает ряд важных для понимания сути интеллекта руководителя следствий: практический интеллект не является типом, низшим по отношению к теоретическому интеллекту; практический интеллект в целом более сложен, чем интеллект теоретический; непрактический интеллект является одной из функций и проявлением общего — теоретического интеллекта, а скорее наоборот: практический интеллект использует механизмы теоретического интеллекта как средство своего функционирова­ния; теоретический и практический интеллекты едины по своим


Обіцим механизмам, но специфичны по условиям применения, задачам, материалу, требованиям к результатам и др. В силу этого раскрытие содержания интеллекта руководителя равно­значно раскрытию темы «интеллект в психологии в целом». Поскольку практический интеллект в ряде важных аспектов бо­гаче и комплекснеє, нежели теоретический, то необходимо опи­сать и его специфические особенности. Эго главное обстоятель­ство определяет последовательность рассмотрения материала в данной главе. Вначале будут рассмотрены некоторые наиболее общие сведения о природе и структуре интеллекта; затем — основные закономерности соотношения интеллекта с эффектив­ностью управленческой деятельности и, наконец, те специфиче­ские черты, которые присущи именно практическому интеллек­ту в целом и интеллекту руководителя в особенности.

В психологии нет, пожалуй, другого понятия, которое на первый взгляд казалось бы столь же очевидным и понятным, как интеллект, но в действительности — и столь трудноопредели­мым[103].

Любой человек постоянно прибегает к нему, говоря о других как об «умных» или не очень, а сам термин «интеллект» прочно вошел в обиходный язык. Интеллект (от лат. іпієіієсШб — по­знание, понимание) в широком смысле — это совокупность всех познавательных особенностей человека, начиная от ощуще­ния и восприятия и кончая мышлением и интуицией. Поэтому, строго говоря, уже все то, что было сказано в предыдущих разделах о восприятии, памяти и мышлении и других познава­тельных процессах, является одновременно и характеристикой отдельных сторон интеллекта. Однако отдельные познавательные процессы не являются взаимонезависимыми друг от друга, они тесно взаимосвязаны, образуют целостную систему. Взаимодейст­вуя и подвергаясь соорганизации, они взаимоусиливают друг друга, благодаря чему возникают новые свойства, которых нет у отдельных познавательных процессов. В связи с этим в психоло­гии принято выделять частные (или специальные) и общие способности. Частные способности характеризуют тот или иной индивидуальный уровень развития отдельных познавательных процессов (и даже отдельных их сторон). Общие способности характеризуют уровень их развития в целом. Доказано, что именно общие способности являются первичными: они в боль­шей мере генетически предопределены, чем специальные; они сильнее влияют на то, как проявятся специальные способности, а не наоборот [20]. По существу, вся история развития психо­логии интеллекта и основные его модели концентрируются во­круг вопроса о соотношении частных и общих познавательных функций, интеллектуальных способностей.

Так, автор первой из предложенных моделей интеллекта К. Спирмен обнаружил, что уровни развития отдельных познава­тельных процессов — восприятия, внимания, памяти, мышления и др. — тесно взаимосвязаны: люди, успешно выполняющие тесты на мышление, столь же успешно справлялись и с тестами на прочие познавательные способности и наоборот. Поэтому он пред­положил, что в интеллекте существуют как бы два основных фак­тора. Первый — общий фактор (general factor, G-фактор): общая способность, определяющая собой успех выполнения любого ин­теллектуального задания; своеобразный фон, на котором реализу­ются все иные функции. Второй — фактор, специфический для каждой конкретной познавательной функции (S-фактор). Поэтому данная модель получила название «двухфакторной теории интел­лекта». Она имеет иерархический принцип строения, включающий два соподчиненных уровня (уровни G - и S-факторов). G-фактор был интерпретирован К. Спирменом как «общая умственная энергия», интеллект в собствененном смысле.

В другой модели — модели А. Терстоуна положение о суще­ствовании G-фактора отвергалось, а сама эта модель получила название многофакторной. В ней обосновывалась идея о том, что интеллект — это множество «первичных умственных способнос­тей». Л. Терстоун обнаружил семь таких способностей: 1. «S» — «пространственный» фактор (способность оперировать в уме пространственными отношениями); 2. «Р» — «восприятие» (способность детализировать зрительные образы); 3. «N» — «вычислительный» (способность выполнять основные арифмети­ческие действия); 4. «V» — «вербальный» (способность раскры­вать значения слов); 5. «F» — «беглость речи» (способность быстро подбирать нужное слово); 6. «М» — «память» (способ­ность запоминать и воспроизводить информацию); 7. «R» — «логическое рассуждение» (способность выявлять закономерно­


Сти). А. Терстоун утверждал, что интеллект нельзя определить одним показателем, но можно лишь через построение опреде­ленного профиля оценок по указанным факторам.

image035подпись: цели элементы классы отношения системы преобразования примененияТретья из основных, существующих в настоящее время моде­лей — модель Дж. Гилфорда также является многофакторной. Однако в ней, в отличие от предыдущей, выделяется не семь, а 120 узкоспециализированных и независимых друг от друга по­знавательных способностей. Гилфорд полагал, что эти способнос­ти зависят от трех основных параметров интеллектуальной дея­тельности: содержания (он выделил 4 типа содержания), харак­тера интеллектуальных операций (5 типов операций) и ее целей (6 видов). В результате комбинирования этих трех параметров получается известная кубическая модель интеллекта Гилфорда, включающая 4 х 5 х 6 = 120 «единиц», т. е. специальных спо­собностей (рис. 20).

ОПЕРАЦИИ Познавательные функции Память Дивергентное мышление

Конвергентное мышление /

JS /

/

/

Оценка

/ л

/

/

/

/

/

V

/

/

/

/

/

/

/

/

/1

/

/

СОДЕРЖАНИЕ

1

2

3

4

/

Символическое

Семантическое

Поведенческое

Рис. 20. Структура интеллекта по Гилфорду

В дальнейшем было, однако, доказано, что до 98% всех этих способностей значимо коррелируют (т. е. связаны) между собой
и, следовательно, они не являются взаимонезависимыми, а в их основе лежит общий фактор, что отмечалось в модели К. Спир­мена. В настоящее время принято считать, что основной заслу­гой Дж. Гилфорда является не столько сама эта модель интеллек­та, сколько выделение двух типов мышления — дивергентного и конвергентного. Первое связано со способностью порождения множества оригинальных решений на основе однозначных дан­ных и является показателем «творческого начала». Второе на­правлено на поиск «единственно верного» решения и выступает индикатором логического, рационального мышления.

Важный вклад в развитие представлений о структуре интел­лекта внесла, далее, модель Р. Кэттела. Не отрицая существова­ния как общего, так и частных («парциальных») факторов ин­теллекта, он указал на существование двух принципиально раз­ных, по его мнению, типов интеллекта — «кристаллизованного» (связанного) и «текучего» (свободного). Фактор связанного ин­теллекта определяется совокупностью знаний и интеллектуаль­ных навыков личности, приобретенных в ходе социализации с раннего детства до конца жизни. Он является мерой овладения культурой того общества, к которому принадлежит человек, фак­тор «текучего» интеллекта характеризует биологические (врож­денные) возможности индивида, его нервной системы. Он неза­висим от степени приобщенности индивида к культуре, а его основная функция — быстрая и точная обработка текущей ин­формации. «Кристаллизованный» интеллект имеет более тесную связь с вербальным интеллектом. Это — тип интеллекта, непо­средственно использующий систему речевых, языковых средств. «Текучий» интеллект в большей мере связан с невербальными интеллектуальными функциями. Таким образом, по Р. Кэттелу, существует не один и не «много», а два, но радикально различ­ных по своим психологическим механизмам интеллекта. Впос­ледствии оказалось, однако, что «кристаллизованный» и «теку­чий» интеллекты, в действительности, связаны друг с другом (они коррелируют на уровне 0,40—0,50) и входят, по мнению Л. Хамфрейса, в общий так называемый интеллектуально-образо­вательный фактор. Иными словами, и эта модель имеет тенден­цию к сближению с первой из рассмотренных моделей (К. Спирмена), поскольку и в ней обнаруживается, в конечном итоге, некоторый общий фактор. В связи с этим следует отме­тить общую психологическую закономерность. Чем более тща - - гельно построено исследование различных сторон интеллекта, чем полнее охват различных видов и типов, содержания и усло­вий интеллектуальной деятельности, тем отчетливее при обработ­ке результатов выделяется общий (в) фактор [20]. Это свиде­тельствует о ниличии общего интеллекта как неоспоримой пси­хологической реальности. Однако различные модели вскрывают и огромную сложность всей структуры интеллекта. Она, бази­руясь на «общем факторе», к нему не сводится. В ней сущест­вуют различные уровни и типы интеллектуальных способно­стей, разные формы интеллектуальной деятельности. Так, в частности, для понимания специфики интеллекта руководите­ля большое значение, как будет показано ниже, имеет разделе­ние интеллекта на «связанный» и «текучий», их разная под­верженность возрастным изменениям; разделение мышления на дивергентное и конвергентное и их различное влияние на стиль руководства.

В целях более полного представления об интеллекте как психологи­ческом явлении следует рассмотреть также один из современных обоб­щающих подходов к его пониманию [103]. Согласно данному подходу интеллект рассматривается как целостная система «ментального» (до­словно — умственного) опыта человека, а также тех психических структур и механизмов, которые обеспечивают его накопление, обра­ботку и использование. В ментальном опыте (иначе — в интеллекте) выделяется три слоя, уровня.

«1. Когнитивный опыт — это структуры, которые обеспечивают хранение, упорядочивание и переработку наличной и вновь поступаю­щей информации, способствуя тем самым воспроизведению в психике познающего субъекта устойчивых, закономерных аспектов его окруже­ния. Их основное назначение — оперативная переработка текущей информации.

2. Метакогншпивный опыт — это структуры, которые позволяют человеку осуществлять как непроизвольную (неосознаваемую) так и произвольную саморегуляцию собственной интеллектуальной активно­сти. Их основное предназначение — контроль своих интеллектуальных ресурсов и хода интеллектуальной деятельности.

3. Интснциональный опыт — это структуры, которые лежат в основе индивидуальных интеллектуальных склонностей. Их основное предназначение состоит в том, что они предопределяют субъективные предпочтения определенной предметной области и направления поиска решений, определенных источников информации, субъективных средств ее представления» [ЮЗ].

Иными словами, эти структуры обеспечивают три разные стороны интеллекта и показывают соответственно как человек перерабатывает информацию, как он при этом себя контролирует, о чем и как он при этом думает. В силу этого первая категория (когнитивные структуры) включает в себя механизмы отдельных познавательных процессов; спо­собы кодирования информации; образы, в которых она отображается; различные типы понятий, а также специфические образования — ког­нитивные стили, когнитивные схемы и семантические структуры[104]. Вторая категория структур подразделяется на операции непроизвольно­го и произвольного самоконтроля. Особое значение имеют произволь­ные операции, которые включают: способность к планированию своей интеллектуальной деятельности, к прогнозированию ее последствий, к самооценке хода и результатов мыслительного процесса, к «приторма­живанию» интеллектуальной деятельности и включению в нее так на­зываемых рефлексивных пауз, наконец, способность к самообучению на результатах своей интеллектуальной деятельности. Интенциональный опыт включает три вида структур: предпочтения, убеждения и умона­строения. Все они направляют интеллектуальный поиск, определяют те или иные его ориентиры. Как указывается в [103], это — «своего рода интеллектуальный «компас», выводящий человека в ту строго опреде­ленную область действительности, которая находится в максимальном соответствии с его индивидуальными интеллектуальными возможностя­ми и в которой его интеллектуальные ресурсы могут реализоваться с максимальной эффективностью».

Для общей характеристики интеллекта, равно как и для понима­ния его специфических проявлений в деятельности руководителя, следует привлечь и некоторые другие понятия психологии интеллек­та: метакогнитивной осведомленности, открытой познавательной по­зиции, интеллектуальных стилей и типов интеллектуальной одареннос­ти [по 103].

Метакогнитивная осведомленность — это особая форма интеллек­туального опыта, характеризующая уровень и тип собственных пред­ставлений о своих интеллектуальных ресурсах; она включает: знание своих интеллектуальных качеств, их особенностей; умение оценивать свои интеллектуальные качества как «плохие— хорошие», «достаточные—недостаточные»;

Умение и готовность использовать приемы стимулирования и «на­стройки» работы собственного интеллекта; важнейшим среди них явля­ется способность к экстренной мобилизации всех своих интеллектуаль­ных резервов для решения сложных проблем.

Открытая познавательная позиция означает наличие у человека адекватной, легкой и эмоционально положительной восприимчивости явлений реальности. Она предполагает следующие особенности когни­тивного отношения к миру:

Признание принципиальной множественности различных мыслен­ных «взглядов» на одно и то же явление;

Готовность использовать разные способы понимания одного и того же явления;

Осознание необходимости учета точки зрения другого человека и изменения под влиянием этого своей точки зрения в диалоге с ним;

Особое отношение к противоречиям, к парадоксам, когда они вос­принимаются не как психотравмирующие факторы, а как стимулы для интеллектуальной работы;

Установка на относительность истинности любых суждений, фактов; исходные сомнения, критичность в отношении воспринимаемых фактов;

Восприятие происходящего по принципу «возможно все — даже то, что невозможно»; обычно, чем умнее человек, тем труднее его удивить.

Интеллектуальные стили — это Индивидуально-своеобразные спо­собы постановки и решения проблем. Выделяются три основных ин­теллектуальных стиля [103], которые особенно отчетливо проявляются в профессиональной, в частности управленческой деятельности.

Исполнительный стиль. Люди этого типа руководствуются обще­принятыми нормами, склонны действовать по правилам, предпочитают решать заранее и четко поставленные проблемы с использованием уже известных средств.

Законодательный стиль. Его представители склонны игнорировать типичные для большинства людей нормы и правила. Даже свои прин­ципы они готовы изменить в зависимости от изменения ситуации. Их не интересуют детали. Они чувствуют себя комфортно, когда работают в «своей системе идей» и имеют возможность разрабатывать новые подходы к решению проблем.

Оценочный стиль. Люди этого типа имеют некоторый минимум своих собственных правил, в истинности которых они искренне увере­ны. Они ориентированы на работу с готовыми системами, которые, по их мнению, можно и нужно «приводить в порядок». В целом склонны анализировать, критиковать, оценивать и усовершенствовать проблемы.

Наконец, имея в виду высшие проявления интеллектуальных спо­собностей, следует выделять определенные типы интеллектуальной одаренности:

Лица с высоким уровнем развития «общего интеллекта», имеющие IQ[105] больше 135—140 баллов (так называемые сообразительные);


Лица с высоким уровнем академической успешности в виде показа­телей учебных достижений («блестящие ученики»);

Лица с высоким уровнем развития творческих интеллектуальных способностей, оригинальностью порождаеллых идей и их числом («кре­ативы» — см. ниже);

Лица с высокой успешностью в выполнении реальных видов дея­тельности, имеющие большой объем профессиональных знаний, а также значительный опыт практической работы («компетентные»);

Лица с экстраординарными интеллектуальными достижениями, на­шедшими признание в общественно значимых формах («талантли­вые»);

Лица с экстраординарными интеллектуальными возможностями, связанными с анализом, оценкой и предсказанием обыденной жизни людей («мудрые»),

В заключение характеристики природы и структуры интел­лекта цодчеркнем, что сами интеллектуальные способности трак­туются в психологии как одна из общих способностей личности в целом. Однако в категорию общих способностей включаются и иные — аналогичные «по рангу» степени обобщенности способ­ности личности: креативность, обучаемость, ■ рефлексивность. Они, имея очевидное своеобразие, в то же время выступают в деятельности в неразрывной связи с интеллектом и, более того, составляют основу для новых особенностей интеллектуальной де­ятельности. Наиболее значима для практической деятельности, в особенности для управленческой, комплексность строения общих способностей. Интеллект, таким образом, есть одна из общих способностей личности. Последние влияют на него, а это влия­ние также необходимо учитывать при характеристике /факти­ческого интеллекта руководителя.

Креативность — это сочетание высокой способности к по­рождению оригинальных идей и использованию нестандартных способов интеллектуальной деятельности с потребностью в этом. Креативы — это люди, не только способные решать слож­ные интеллектуальные задачи, но и испытывающие потребность именно в этом. Обучаемость в широком смысле — это воспри­имчивость к обучающим воздействиям в новой ситуации; в узком смысле — показатель скорости и качества усвоения зна­ний, умений, навыков. Рефлексивность — способность к общей произвольной саморегуляции интеллектуальной деятельности или — в более узком значении — мера эффективности «когни­тивного мониторинга» за ней. Вместе с тем саморегуляция может быть не только произвольной, но и неосознаваемой; за­трагивает не только интеллектуальную деятельность, но и все поведение личности. В связи с этим существует точка зрения, что саморегуляция, уровень ее развитости и совершенства также должны быть отнесены к категории общих способно­стей. По аналогичным причинам в качестве еще одной общей способности рассматривается активность как своеобразная обобщающая характеристика энергетической составляющей интеллектуальной деятельности, поведения в целом (здесь оче­видна аналогия с фактором «умственной энергии» К. Спирме­на). Активность, в свою очередь, тесно взаимосвязана и с еще одной способностью общего характера — способностью «вы­сокой скорости переработки информации», динамической спо­собностью (Г. Айзенк).

Итак, рассмотренные представления о структуре и содержа­нии интеллекта, о его мест^ в системе общих способностей личности составляют основу для определения его специфики в деятельности руководителя.