Книги по психологии

21.3. Рефлексивные процессы в управленческой деятельности
П - Психология менеджмента

Все рассмотренные процессы и явления находят свое комплекс­ное проявление в наиболее общем и наиболее важном коммуни­кативном процессе — процессе рефлексии. Вместе с тем рефлек­сия, будучи формой синтеза коммуникативных процессов, харак­теризуется еще одной важной и, по существу, уникальной осо­бенностью. Рефлексия обладает шилвысшей степенью сложности, интегративности среди всех известных сегодня процессов психи­ки. Она выступает как продукт интеграции всех трех основных классов психических процессов — когнитивных, регулятивных и коммуникативных. Ее результатом является то, что у человека возникает феномен сознания. Сознание — это результативная сторона рефлексии, но одновременно — и ее условие.

Кроме того, благодаря рефлексии человек оказывается в со­стоянии осознанно, целенаправленно управлять всеми иными психическими процессами; осознаваемо и произвольно контро­лировать, направлять их ход. Рефлексия представляет собой поэ­тому «процесс организации процессов», т. е. психический про­цесс иного — более высокого порядка сложности, нежели все иные психические процессы. В силу этого она характеризуется и новыми психическими особенностями, дополнительными свойст­вами и функциями. Этот процесс наиболее важен именно для управленческой деятельности, поскольку ее основным предметом являются «социальные объекты», которые также наделены свой­ством рефлексивности, осознаваемости своего поведения.

Рефлексия определяется в психологии и как особый психи­ческий процесс, и как свойство личности, и как психическое состояние. Как специфическая для человека способность, реф­лексия — это принципиально присущая ему возможность вос­приятия не только внешнего, но и внутреннего мира. Эго — способность к самоотражению своей психики, что является ос­новой свойства и феномена сознания. Кроме того, это как бы процесс «мышления о мышлении», когда предметом, объектом мышления становится оно само. Как состояние, рефлексия ха­рактеризуется погруженностью человека в свои мысли и чувства, его отстраненностью от окружающих событий и явлений. В пре­дельных случаях состояние такого внутреннего самосозерцания может трансформироваться в медитацию. Одновременно реф­лексию можно и нужно рассматривать в контексте общения, коммуникации, т. е. в ситуациях, где она обеспечивает понима­ние себя и другого, формирование образов своего и чужого «Я». Процесс рефлексии включает, таким образом, анализ собствен­ного мышления, а также общения с другими людьми, рассужде­ние за другое лицо и понимание другого. В связи с этим выделя­ют две формы рефлексии: рефлексию собственной деятельности и рефлексию внутреннего мира другого человека.

В структуре рефлексии различают четыре ее основных аспек­та, в зависимости от той функции, которую она призвана реали­зовать.

Во-первых, кооперативный аспект рефлексии. Имеет непо­средственное отношение к психологии управления и играет веду­щую роль в организации коллективной деятельности. Он связан с координацией профессиональных позиций и групповых ролей субъектов, с кооперацией их совместных действий. Кооператив­ный аспект предполагает опору на рефлексивную антиципа­цию — прогнозирование и предвосхищение ответных действий посредством постановки себя в позицию других.

Во-вторых, коммуникативный аспект. Рефлексия рассматрива­ется в качестве необходимого компонента общения и межличност­ного восприятия; как специфическое средство познания человека человеком. Здесь имеет место размышление за другое лицо; спо­собность понять, что думают другие люди, и осознание челове­ком того, как он сам воспринимается партнером по общению.

В-третьих, личностный аспект рефлексии. Он проявляется в способности человека строить новые образы себя в результате общения с другими людьми и активной совместной деятельнос­ти. Кроме того, в структуре сознания человека существует ряд основных подструктур: «Я»-физическое тело, «Я»-биологический организм, «Я»-социальное существо, «Я»-субъект своего поведе­ния. Рефлексия интегрирует все эти подструктуры в целостную систему.

В-четвертых, интеллектуальный аспект рефлексии. Имеется в виду рефлексия как умение субъекта выделять, анализировать и соотносить с предметной ситуацией собственные действия, осу­ществлять произвольную регуляцию интеллектуальной деятель­ности.

Рефлексия собственной деятельности субъекта рассматривает­ся в трех основных формах — в зависимости от функций, кото­рые она выполняет во времени: ситуативная, ретроспективная и перспективная рефлексия.

Ситуативная рефлексия обеспечивает непосредственную включенность субъекта в ситуацию; осмысление ее элементов; спо­собность субъекта соотносить с предметной ситуацией собственные действия, координировать и контролировать элементы деятель­ности в соответствии с меняющимися условиями. Ее проявле­ниями, например, выступает то, насколько часто человек прибе­гает к обдумыванию происходящего, как долго он это делает, насколько тщательно готовится к принятию решения, вообще — его склонность к самоанализу в жизненных ситуациях.

Ретроспективная рефлексия служит для анализа и оценки уже выполненной в прошлом деятельности, прошедших собы­тий. В этом случае человек рассматривает предпосылки, мотивы, причины происходившего, результаты прошлого поведения, его ошибки и возможные их причины. Процесс ретроспективной рефлексии проявляется, например, в том, как часто человек «перебирает в уме» и оценивает прошлые события, насколько он склонен анализировать собственные ошибки и промахи, раз­мышлять над причинами своих неудач и успехов.

Перспективная рефлексия включает в себя размышления о предстоящей деятельности, планирование и представление о целях и будущих результатах, а также выбор наиболее эффектив­ных способов ее выполнения и прогнозирование вероятного ис­хода деятельности. Ее примером может служить тщательное пла­нирование деталей, которые значимы для выполнения предстоя­щей деятельности, частота мысленного обращения к будущей деятельности, беспокойство о будущем.

В качестве объекта рефлексии может выступать не только сам познающий субъект, но и сознание других людей. Здесь имеет место «размышление за другое лицо», способность понять, что думают другие, осознание человеком того, как он понимается в качестве партнера по общению.

В основе любого из видов рефлексии лежит механизм де- центрации, включающий в себя «мысленный выход» за пределы непосредственного процесса жизни с целью занять позицию вне ее для суждения о ней.

Все сказанное делает понятной большую роль рефлексивных процессов в деятельности управления. Рефлексивные процессы занимают ведущее положение при реализации любой из основ­ных управленческих функций. Их эффективность определяется точностью произвольного контроля за ними, что требует перво­очередного «подключения» именно рефлексивных процессов. В качестве примера можно привести функцию мотивирования. Мотивирование направлено на то, чтобы исполнители были за­интересованы в выполнении работы в соответствии с делегиро­ванными правами и обязанностями, а также с общим планом деятельности организации. Эго возможно лишь на основе учета многих мотивационных факторов и, главное, на основе понима­ния самой мотивации как процесса создания внутреннего по­буждения к деятельности в результате привлечения системы по­требностей личности. В связи с этим руководителю необходимы навыки восприятия состояния человека, его личностных характе­ристик, мотивационной направленности, интересов, типичных форм поведения в разных ситуациях. Кроме того, известно, что охотнее всего человек делает то, на что решился самостоятельно. Перед руководителем поэтому стоит непростая задача — так по­ставить перед подчиненными цель, чтобы она воспринималась ими как своя собственная. При выборе меры и формы воздействия за проступки подчиненных опытный руководитель также старается понять, почему провинившийся поступил именно таким образом. Все это требует от руководителя рефлексивной переориентации своей позиции в позицию подчиненного, наличия соответственных рефлексивных способностей. Рефлексия играет ведущую роль не только при реализации основных управленческих функций, но и занимает ключевое место в структуре праюпически-согулального интеллекта (см. гл. 18). Его основные качества по самой своей сути рефлексивны. Они предполагают наличие сформированной рефлексии как способности, а также средств реализации этой спо­собности в произвольной регуляции деятельности. Психологические исследования показывают, что именно свойство рефлексивности имеет наибольшее количество связей и зависимостей с основны­ми параметрами интеллектуальной деятельности [33].

Наряду с этим установлены и некоторые психологические особенности структуры самосознания руководителя. Так, неотъ­емлемой частью общения в ходе выполнения любой управленчес­кой деятельности является процесс получения обратной связи. Принцип обратной связи предполагает осознание себя через со­отношение с другими. Эта рефлексивная особенность приводит к формированию в сознании специфического образования — «зеркального Я». Это — система представлений о собственной личности, формирующаяся на основе восприятия ее оценок, де­монстрируемых другими людьми. В самосознании руководителя переплетаются «Я» актуальное («что я сделал, и как это отрази­лось на других») и «Я» зеркальное («как оценивают мои дейст­вия подчиненные работники и вышестоящие руководители»). Если в «Я» актуальном отражается взгляд руководителя на дру­гих, то в «Я» зеркальном — взгляд на себя со стороны других. Показано, что для руководителей-мужчин существенно большее значение имеет «Я» актуальное, а для руководителей-женщин на первое место часто выступает «Я» зеркальное. «Я» зеркальное может соответствовать представлениям руководителя о себе или противоречить им; выступать в качестве «оппонента», особенно после критических замечаний в его адрес. Эта критика является угрозой для актуального «Я». Если руководитель признает оши­бочными проявления актуального «Я», то происходит его кор­рекция, приведение его в соответствие с «Я» зеркальным. Поэто­му руководитель всегда строит управление своим поведением на основе оценочных суждений других, интегрированных в «Я» зер­кальное. Кроме того, в сознании руководителя формируется мо­дель возможных отклонений, которые необходимо избежать, чтобы сохранить необходимый уровень самоуважения («вилка» расхождений «Я» актуального и «Я» зеркального). Самокоррек­тировка внутренних связей между «Я» актуальным и «Я» зер­кальным является основой управления руководителем своим по­ведением, условием успешной управленческой деятельности. Реф­лексия является также и основой для «проигрывания» в собст­венном представлении событий прошлого и настоящего в целях прогнозирования эффектов управленческих воздействий. В связи с понятием рефлексии выделяют еще одно качество, которым обла­дает «эффективный менеджер» — дидактичность. Эго — умение довести свои идеи, принятые решения, программы до подчинен­ных в такой языковой и экспрессивной форме, которая обеспечи­вает понимание, усвоение, переработку необходимой для эффек­тивной работы информации и доверие к ней. Дидактичность вклю­чает также и умение говорить, слушать, убеждать, правильно фор­мулировать свои мысли. Итак, в свете всего сказанного очевидна большая значимость рефлексивности в управленческой деятельнос­ти. Поэтому, казалось бы, чем более рефлексивным является руко­водитель, тем эффективнее его деятельность, тем выше удовлетво­ренность подчиненных руководством. В действительности, одна­ко, существует более сложная закономерность.

Специальные исследования показали, что между уровнем рефлексивности и эффективностью управленческой деятельности нет прямой связи (рис. 25).

Рис. 25. Зависимость эффективности управленческой деятельности от уровня

Рефлексивности


Лучшими в своем деле оказались руководители, у которых способность к самоанализу, к восприятию внутреннего мира других людей была на среднем (хотя и достаточно развитом) уровне [33]. Руководители, имеющие низкий «индекс рефлек­сивности», обладают недостаточными способностями к выполне­нию основных управленческих функций; характеризуются в целом как профессионально неэффективные. Но и руководители с сильно выраженной «склонностью к раздумьям», часто прибе­гающие к тщательному анализу происходящего, нередко не справляются с работой, требующей обработки больших массивов информации, необходимости оперативного принятия решения (подчас в условиях дефицита времени и неопределенности). Кроме того, доказано, что высокая способность к рефлексии связана с тревожностью, мнительностью, склонностью испыты­вать чувство вины. Требования профессии управленца стихийно отсеивают тех, кто обладает чрезмерно высоким уровнем реф­лексивности. Рефлексивный руководитель поэтому не обязатель­но «эффективный руководитель». В заключение характеристики специфики рефлексивных процессов в управленческой деятель­ности необходимо остановиться на понятии рефлексивного уп­равления. Оно имеет два смысла — «широкое» и «узкое». В ши­роком смысле — это управление, построенное с учетом и на основе психологических закономерностей рефлексии, о которых сказано выше. Эго синоним психологически обоснованного, гра­мотного, гуманистически ориентированного управления.

В узком — специальном смысле под рефлексивным управлением понимается особая тактика воздействий на других, в основе которой лежит проекция собственных способов поведения в той или иной ситуации на прогнозируемое поведение других людей. Кроме того, доказано, что рефлексивное управление обычно при­водит и к определенному переосмыслению руководителем своей управленческой деятельности. Такое переосмысление включает пять главных и взаимосвязанных процессов [39].

1. Преобразование прямых управленческих воздействий в коопера­тивно-партнерские взаимодействия, которые работают не по сиюми­нутным, а по долговременным интересам и целям. Это способствует повышению их устойчивости и равнозначно превращению прямого управления в самоуправление.

2. Перевоплощение руководителя, а также его сотрудников в такие роли, которые расширяют и обогащают внешние и внутренние контак­ты. Обогащение ролевого репертуара отрабатывается в ходе специали­зированных ролевых игр, девиз которых «Познай других через себя и себя через других».

3. Переоценивание на этой основе своих обязанностей, возможно­стей, желаний, стремлений на меняющихся путях партнерского взаи­модействия. Здесь происходит более углубленное понимание себя, более корректное понимание партнеров, более ясное понимание того, как тебя воспринимают другие.

4. Переструктурирование управленческих отношений руководителя в новую организацию совместного делового партнерства по долговре­менным интересам и конечным результатам с делегированием полно­мочий «снизу вверх» и «сверху вниз».

5. Переакцентирование руководителя с одной системы управленчес­ких ценностей на другую, которая закрепляет новый способ мышления и поведения [39].


Глава 22. ЭМОЦИОНАЛЬНО-ВОЛЕВАЯ РЕГУЛЯЦИЯ СОСТОЯНИЙ В УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // Понятие эмоционально-волевой регуляции состояний

Три рассмотренных в предыдущих главах класса процессов — когнитивные, регулятивные и коммуникативные играют опреде­ляющую роль в организации управленческой деятельности. Одна­ко ее психическая организация не исчерпывается только ими, а включает иные процессы — эмоциональные и волевые, а также мотивационные.

Необходимо указать на одну из наиболее общих особеннос­тей психики как объекта познания, изучения. Она в целом на­столько сложна и многомерна, что требует для своего раскрытия не какого-либо одного, а нескольких способов описания одно­временно. Поэтому и выделение в ней трех рассмотренных клас­сов психических процессов — когнитивных, регулятивных и коммуникативных является хотя и важным, но лишь одним из таких способов. Наряду с ним и даже значительно раньше, чем он, сложился иной способ, делящий психику на «ум, чувство и волю». Тем самым он также указывает на необходимость обра­щения к эмоциональным и волевым процессам организации дея­тельности.

Кроме того, столь же традиционным является и еще более обобщенный способ деления психики на три ее основных ком­понента — психические процессы в целом, психические состоя­тся и свойства личности. Наконец, следует учитывать очень тесную связь эмоциональных и волевых процессов со вторым из этих колшонентов — состояниями. В них эмоции и воля прояв­ляются наиболее полно и отчетливо. В связи с этим необходимо обратиться к их специальному рассмотрению[131].

Тесная взаимосвязь эмоциональных и волевых процессов, их определяющее влияние на контроль человека за своими состоя­ниями в ходе деятельности зафиксированы в понятии эмог^ио- налъно-волевой регуляции состояний. Раскрытие содержания этого обобщенного понятия требует определения трех других, входящих в него, понятий — эмоций, воли, состояний, а также особенностей их проявления в деятельности.

Эмоции (от лат. ешоуеге — возбуждать, волновать) опреде­ляются как одна из форм психического отражения, состоящая в непосредственном, пристрастном переживании явлений и ситуа­ций, обусловленном соотношением их объективных свойств и потребностей субъекта. Эмоции — это относительно более про­стая форма оценочного, субъективного отношения к действи­тельности по сравнению с чувствами. Эмоции могут разверты­ваться и в осознаваемой, и в неосознаваемой форме. Чувства — это одна из основных форм переживания человеком своего отно­шения к предметам и явлениям действительности; они отлича­ются достаточно высокой стабильностью, сложностью и, как правило, осознанностью. В отличие от свойств ситуативности эмоций, отражающих субъектавные значения предметов и собы - тай в конкретно сложившихся условиях, чувства соотносятся с явлениями, имеющими стабильную мотивацию. Чувства поэтому менее «привязаны» к ситуации, но в большей степени характе­ризуют личность и ее мотивы. Различаясь, таким образом, по степени сложности, осознанности, устойчивости, предметной от­несенности, эмоции и чувства одновременно сходны в том, что они выступают двумя формами личностного отношения человека к окружающей действительное™ и к самому себе.

Эмоции и чувства выполняют две основные функции — сиг­нальную и регулирующую. Во-первых, они являются своеобраз­ными сигналами о том, что из происходящего имеет наиболь­шее значение для личности. Во-вторых, они в известной мере определяют, регулируют содержание поведения человека, влияя на особенное™ этого процесса — напряженность, длительность, способы и т. д. В зависимое™ от окраски, тона выделяют две их


Основные группы — положительные и отрицательные. Первые обозначаются как стенические, т. е. усиливающие психические возможности человека; вторые — как астенические, негативно влияющие на деятельность, поведение, состояние. Наряду с по­ложительными и отрицательными, существует обширная сфера так называемых амбивалентных (двойственных) эмоций и чувств. Они характеризуются сочетанием положительных и от­рицательных отношений к одному и тому же предмету, явле­нию, человеку.

Далее, для протекания эмоциональных процессов характерна определенная фазовоапъ, когда первая фаза — нарастания эмо­ционального напряжения сменяется фазой разрешения, снятия напряженности. Параметр фазовости, наоборот, нехарактерен для чувств, поскольку они являются стабильными формами отно­шений. Однако чувства специфичны тем, что включают несколь­ко основных категорий такого рода стабильных отношений. При этом выделяют интеллектуальные, моральные, эстетичес­кие и праксические чувства (последние связаны с ходом деятель­ности; от греч. praxis — дело, занятие).

Эмоции принято классифицировать по степени их интенсив­ности, выраженности. Во-первых, при минимальной выражен­ности они выступают в форме своеобразного эмоционального фона — в качестве окраски того или иного психического про­цесса, поведенческого действия. Приобретая большую интенсив­ность и выделяясь как самостоятельный процесс, они приобрета­ют форму собственно эмоционального переживания. В предельно выраженных формах они могут приобретать вид аффектов — эмоциональных процессов, быстро овладевающих человеком, ха­рактеризующихся значительными изменениями сознания, нару­шением волевого контроля за действиями. Кроме того, основны­ми формами эмоциональных отношений считаются стрессовые состояния (см. далее) и настроения. Настроение — это общее эмоциональное состояние, в течение длительного времени окра­шивающее психические процессы и поведение человека. Эмоции и чувства, имея глубинное подобие своих психологических меха­низмов, характеризуются поэтому сходством тех закономерно­стей, по которым они влияют на деятельность. Одной из них является то, что и эмоции, и чувства обусловливают то или иное состояние, которое в свою очередь непосредственно влияет на процесс и результаты деятельности. Однако связь эта хотя и сильна, но все же опосредована, поскольку может регулировать­ся другой важнейшей категорией психических процессов — во­левыми процессами.

Воля в качестве психического процесса определяется как со­знательная саморегуляция субъектом своей деятельности и пове­дения, обеспечивающая преодоление трудностей при достиже­нии целей. При ее характеристике ключевое значение имеют три следующих понятия — волевого акта (и его структуры), волевого усилия и волевых свойств личности.

В структуре волевого акта выделяются три основных звена (этапа). Первое — это осознание человеком цели и возникнове­ние желания ее достичь. Как правило, такие цели личности множе­ственны; различны и мотивы, побуждающие человека стремиться к ним. Поэтому имеет место второй этап волевого акта — фаза «борьбы мотивов», связанная с выбором между той или иной целью. Она завершается принятием решения о выборе конкретной цели, а также обобщенного способа ее достижения. Наконец, после этого необходима реализация принятого решения и сопря­женное с ней новое, та клее волевое по своей природе, усилие, связанное с преодолением трудностей, возникающих при этом.

Все этапы волевого акта требуют специфического напряже­ния — преодоления человеком себя, т. е. того, что обычно обо­значается понятием волевого усилия. Эго — усилие, связанное с преодолением импульсивных, хотя и очень сильных желаний и потребностей («хочу») и осознанной ориентации поведения на достижение поставленных целей («надо»). Волевое усилие может принимать разную форму: 1) форма побуждения — ини­циации деятельности (усилие заставить себя что-либо делать);

2) форма запрета — торможения (усилие удержаться от того, чтобы сделать что-либо); 3) форма поддержания работоспособ­ности (усилие по преодолению утомления); 4) форма контро­ля; 5) форма сопротивления внешним воздействиям (помехам). В зависимости от степени развития волевых процессов и того, какую роль они играют в личностной организации, различают тот или иной уровень волевых свойств личности. К числу наибо­лее значимых среди них обычно относят самостоятельность, це­леустремленность, решительность, настойчивость, выдержку, самообладание. Производными от них, но имеющими более общий характер являются также свойства дисциплинированно­сти, смелости, стойкости. Эмоциональные и волевые процессы, таким образом, тесно взаимосвязаны. Воля выступает как средст­во регуляции, корректировки негативного влияния эмоций на деятельность. Эмоции, в свою очередь, придают субъективный тон волевому усилию, могут содействовать повышению его по­тенциала. Такая тесная взаимосвязь приводит к тому, что в реальном поведении они практически неразделимы и пережива­ются субъектом в форме психических состояний. Понятием со­стояния обозначается наиболее интегративная форма организа­ции всех компонентов психики в тот или иной период времени. Эго — вся психика, все ее содержание, но на том или ином интервале ее функционирования. Содержание, напряженность, тон, направленность такого функционирования могут, конечно, сильно меняться — при этом будет меняться и сам характер психических состояний. Изучением психических состояний за­нимается специальная отрасль психологии — психология фунх - щоналъных состояний.

В изучении управленческой деятельности наиболее существен­но то, что все основные типы состояний и обнаруженные при их исследовании закономерности не только сохраняются в дея­тельности руководителя, но и часто выступают в наиболее отчет­ливой форме. В психологии функциональных состояний сущест­вуют разные способы классификации. Например, по степени интенсивности (повышенной, средней, низкой активности); по содержанию (в частности, состояния утомления, монотонии, психического пресыщения, фрустрации, воодушевления, тревоги, дискомфорта и др ); по видам деятельности, в которых они возникают (игровой, учебной, трудовой); по тону (положитель­ные, отрицательные, амбивалентные); по характеру воздействия на деятельность (позитивные и негативные).

В структуре любого состояния выделяют два компонента, две его стороны — содержательную и динамическую («энергетиче­скую»). Доказано, что на эффективность выполнения деятельно­сти существенное влияние оказывает как содержание состояний (например, состояние подавленности может не только ухудшать, но и блокировать деятельность, а состояние воодушевления — наоборот), так и его интенсивность, «энергетическая насыщен­ность». В этом плане необходимо ввести еще одно важное поня - тие — уровень активагщи. Им обозначается тот энергетический фон, та степень напряженности, которые сопровождают выпол­нение деятельности. Уровень активации может меняться в ши­


Роком диапазоне значений. Для обозначения этого диапазона в психологии используется понятие «континуум активации», или «шкала уровней бодрствования». В качестве таких уровней рас­сматриваются следующие состояния (в порядке возрастания их энергетического фона): кома, глубокий сон, «быстрый сон», по­верхностный сон, спокойное бодрствование, активное бодрство­вание, напряженное бодрствование, стресс, эмоциональное абор - тирование поведения.

В связи с динамической характеристикой состояний сущест­вует две фундаментальные закономерности их влияния на эф­фективность поведения в целом, на успешность профессиональ­ной деятельности в частности. Во-первых, наиболее общая зави­симость эффективности деятельности от уровня активации: эф­фективность снижается как на низком, так и на чрезмерно высоком уровне активации (т. е. интенсивности психических со­стояний). Эта зависимость была впервые обнаружена американ­скими учеными Р. Йерксом и Д. Додсоном и носит их имя — «закон Йеркса—Додсона», или закон «оптимума активации». Схематично эта зависимость представлена на рис. 26.

Рис. 26. Обобщенная зависимость успешности деятельности и уровня активации


Во-вторых, доказано, что существует прямая связь между сте­пенью негативного (деструктивного) влияния психических со­стояний и сложностью тех психических процессов, образований, в отношении которых имеет место это влияние. Негативные состояния сильнее влияют на более сложные процессы, образо­вания, виды деятельности, чем на простые. Например, под воз­действием стресса или утомления сначала и в большей степени снижаются интеллектуальные функции (как более сложные), а затем и в относительно меньшей мере — моторные, исполни­тельские функции (как более простые). Эти две закономерности наиболее важны и для понимания специфики эмоционально-во­левой регуляции состояний в целом, и для ее особенностей в управленческой деятельности.

Основной и наиболее общей особенностью эмоционально-во­левой регуляции состояний в управленческой деятельности явля­ется сочетание в ней двух следующих особенностей. Во-первых, именно управленческая деятельность характеризуется предельно высокой эмоциогенностью и стрессогенностью, содержит огром­ное количество причин для возникновения негативных эмоций и трудных состояний. Во-вторых, именно она предъявляет и наи­более высокие требования к эффективности и жесткости эмоци­онально-волевой регуляции состояний, что связано с ее ответст­венностью. По-видимому, никакая иная деятельность не содер­жит столь обширного спектра причин и факторов, порождаю­щих эмоциональные реакции, как управленческая.

Помимо факторов, связанных с самим процессом деятельнос­ти, с ее организацией, в ней имеет место дополнительная и очень мощная группа эмоциогенных факторов, связанных с межличностными отношениями. Сложность содержания этой деятельности, наличие трудных, а зачастую экстремальных усло­вий ее реализации в сочетании с высокой ответственностью за ее результаты образуют постоянный симптомокомплекс характе­ристик управленческой деятельности. Он выступает источником развития неблагоприятных психических состояний, хронического «управленческого стресса». Вместе с тем именно руководитель обязан «уметь сдерживать эмоции», «не поддаваться настро­ению», контролировать себя. Причем это необходимо не только для уменьшения негативного влияния эмоций и состояний на его собственную деятельность. Дело еще и в том, что руководи­тель «постоянно на виду», а любые его нежелательные эмоцио­нальные проявления и состояния (неуверенности, подавленно­сти, нервозности, а то и паники) воспринимаются подчиненны­ми и сказываются на их деятельности.

Наконец, именно управленческая деятельность требует мак­симального включения волевых процессов, а сами понятия «хо­роший руководитель» и «волевой руководитель» часто использу­ются как синонимичные. Все сказанное означает, что и «мир эмоций», и «мир состояний», и весь спектр волевых процессов и качеств проявляются в этой деятельности в своей максимальной выраженности, наиболее полно и ярко. Вместе с тем в психоло­гии управленческой деятельности обычно выделяется круг наибо­лее типичных аспектов эмоционально-волевой регуляции, имею­щих наибольшее значение для ее организации. К ним относятся: проблема стресса в управленческой деятельности, проблема со­стояния фрустрации, феномен «готовности к экстренным дей­ствиям», понятие эмоциональной резистентности руководите­ля, особенности когнитивной регуляции дисфункциональных со­стояний, закономерности экспрессивных процессов в управлен­ческой деятельности.