Книги по психологии

В УПРАВЛЕНЧЕСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ // 19.1. Общая характеристика регулятивных процессов
П - Психология менеджмента

Рассмотренные в предыдущих главах когнитивные психические процессы, а также интеллект в целом играют важнейшую роль в организации деятельности руководителя. Кроме того, они наибо­лее изучены, а их роль в обеспечении любой (в том числе и управленческой) деятельности, поведения в целом наиболее самоочевидна; все эти процессы непосредственно даны человеку в его самонаблюдении[112]. Поэтому в особенности когнитивные процессы интеллекта выступают и как наиболее очевидные сред­ства, механизмы реализации управленческой деятельности.

Вместе с тем когнитивные процессы являются хотя и важней­шим, но лишь одним из классов процессов, обеспечивающих уп­равленческую деятельность. Другим классом является совокупность психических процессов, обозначаемая понятием регулятивных провесов деятельности. Необходимость в них связана с тем, что только когнитивные процессы недостаточны для целостной орга­низации деятельности. Эго связано со следующими причинами.

Во-первых, любой из когнитивных процессов теснейшим об­разом взаимосвязан со всеми другими, взаимодействует с ними и испытывает на себе их сильное влияние. Это проявляется и при характеристике восприятия, когда оно выступает как межлич­ностная перцепция, насыщенная компонентами прошлого опыта (память) и оценочными операциями (мышление). Это же от­четливо видно и при описании оперативной памяти, главным свойством которой в деятельности руководителя является моби­лизационная готовность информации. Последняя, однако, прямо зависит от меры организованности знаний в прошлом опыте, связана со стилями восприятия и, в особенности, с когнитивной, мыслительной организацией опыта. Поэтому любой когнитив­ный процесс — это определенная абстракция, а в деятельности, особенно в такой сложной, как управленческая, все они реализу­ются комплексно, как некая целостная система. В ней отдельные когнитивные процессы закономерно организованы и синтезиро­ваны. Следовательно, должны быть и специальные процессы, обеспечивающие такой синтез: процессы, регулирующие работу когнитивной системы.

Во-вторых, все когнитивные процессы не только соорганизо - ваны друг с другом, но взаимодействуют также и с иными процессами психики — эмоциональными, мотивационными, во­левыми. Хорошо известно, например, как сильно может видоиз­меняться мышление под влиянием сильных, а тем более — стрессовых эмоциональных факторов и состояний. Столь же из­вестна, например, «эмоциональная блокада» памяти при силь­ных негативных эмоциях. Напротив, положительные эмоции оказывают, как правило, облегчающее (фасилитирующее) влия­ние на когнитивные процессы. Следовательно, взаимодействие когнитивных процессов с эмоциональными, мотивационными и волевыми процессами также требует их соорганизации, регуля­ций их отношений друг с другом.

В-третьих, все когнитивные процессы по своей основной функции, по своей исходной ориентации направлены, прежде всего, на познание, на ориентировку в среде, на переработку информации (что и отражено в их обобщающем названии). На основе результатов обработки информации затем осуществляется организация деятельности. Однако организация деятельности, ее построение' и реализация — это также очень сложная и вполне самостоятельная задача. Она поэтому требует специальных средств ее решения, специальных психических процессов, на­правленных на это. В особой мере это относится опять-таки к управленческой деятельности, поскольку именно она характери­зуется наибольшей степенью сложности. Она не Может реализо­вываться «автоматически», не будучи снабженной специальными психологическими процессами, обеспечивающими ее регуляцию.

В связи со всеми этими причинами в психологии сложились представления о еще одной (наряду с когнитивной) подсистеме психических процессов — регулятивной. Соответственно, наряду с классом когнитивных процессов, выделяется еще один их класс — регулятивные психические процессы. Все они имеют иную, нежели когнитивные, исходную ориентацию, иную основ­ную функцию. Они направлены непосредственно на построение, организацию и регуляцию деятельности. Состав этого класса процессов определяется теми задачами, которые необходимо ре­шать при построении деятельности. Действительно, любая дея­тельность направлена на достижение определенной цели; однако это возможно лишь в том случае, если сама цель будет сформу­лирована человеком, т. е. будет реализован специальный и очень сложный процесс целеобразования. Любая деятельность, далее, немыслима без плана, что предполагает реализацию другого — и также очень сложного, специального процесса — планирования. Построение деятельности объективно предполагает необходи­мость прогноза изменений среды и, следовательно, требует реа­лизации процесса прогнозирования[113]. По ходу деятельности по­стоянно возникают проблемные ситуации, задачи, условия неоп­ределенности, которые объективно требуют от человека реше­ния — выбора. Тем самым появляется необходимость в еще одном деятельностном процессе — процессе принятия решения. Постоянно возникает также и необходимость в контроле про­межуточных и конечных результатов деятельности, а также самого ее хода, что предполагает необходимость подключения другого деятельностного процесса — самоконтроля. Построение деятельности требует также процессов самопрограммирования своих действий и процессов внесения корректив в ход деятель­ности — процессов коррекции.

Таким образом, без всех перечисленных процессов деятель­ность просто невозможна. Они составляют важную часть содер­жания деятельности. Без них анализ деятельности не может считаться полным. Все эти процессы являются комплексными, синтетическими по своему строению. Они включают в свой состав как основные когнитивные процессы, так и эмоциональ­ные, волевые, мотивационные процессы. Например, процесс принятия решения, безусловно, требует от человека реализации всех его познавательных способностей — восприятия информа­ции, актуализации информации из прошлого опыта (памяти), мысленной ее переработки, подключения его интеллектуального потенциала. Однако он не исчерпывается только когнитивными процессами, только рациональными механизмами. Хорошо из­вестна та роль, которую играют в процессах принятия решения, особенно в трудных или даже критически важных жизненных ситуациях, эмоциональные и волевые факторы, мотивация лич­ности. Поэтому регулятивные процессы как раз и являются теми синтетическими образованиями, в которых достигается целост­ность, соорганизованность «работы» всех основных психических процессов. В силу этого регулятивные процессы обозначаются понятием интегральных процессов психической регуляции дея­тельности [33]. Они образуют второй основной класс процессов (наряду с когнитивными) — класс регулятивных, или интеграль­ных психических процессов.

В этот класс входят процессы целеобразования, антиципации (прогнозирования), принятия решения, планирования, програм­мирования, самоконтроля, коррекции. Все они формируются и развертываются под влиянием специфически деятельностных задач, направлены на организацию деятельности. Одновременно они выступают как продукты закономерного объединения, син­теза всех уже рассмотренных нами когнитивных процессов, а также — эмоциональных, волевых и мотивационных процессов. Поэтому их рассматривают в качестве процессов «второго по­рядка» сложности по отношению к процессам «первого поряд­ка» (когнитивным, эмоциональным, волевым, мотивационным).

Наряду с этим интегральные процессы являются более ком­плексными еще и потому, что они более сильно и непосредст­венно, нежели все иные процессы, связаны с основными лич­ностными качествами. Например, такое важное для руководите­ля личностное качество, как доминантность, косвенно проявляет­ся и в процессах мышления, и в Процессах межличностного восприятия, и в процессах эмоционального отношения к окру­жающим. Однако его влияние на интегральные процессы суще­ственно более сильно, а в ряде случаев является определяющим. Так, доминантность непосредственно определяет стиль выработ­ки и принятия управленческих решений, т. е. само содержание процесса принятия решения. Аналогична роль волевых качеств личности в определении форм и степени жесткости реализации процесса самоконтроля.

Тесная связь интегральных процессов с личностными качест­вами проявляется и в том, что индивидуальная мера развития каждого из них сама по себе выступает как личностное качество. Свидетельством этого является совокупность психологических понятий, обозначающих личностные качества, производные от каждого из интегральных процессов: целенаправленность и целе­устремленность личности, ее прогностичность («дальновид­ность»), решительность, способность к планированию, самодис­циплина (самоконтролируемость) и др. Наоборот, недостаточ­ное развитие этих процессов обозначается другими — негатив­ными, но также производными от интегральных процессов свойствами личности — «разбросанность», «близорукость», «не­решительность», спонтанность, отсутствие «внутренней дисцип­лины» и пр.

Регулятивные — интегральные процессы, несмотря на их ог­ромную важность для деятельности, значительно менее изучены, нежели все иные классы психических процессов. И хотя каждый из них в отдельности известен давно и хорошо, все они вместе лишь сравнительно недавно стали рассматриваться в качестве особого класса психических процессов, обладающего специфиче­скими психологическими особенностями [32]. Он наиболее ха­рактерен именно для управленческой деятельности, связан с главными ее особенностями. Основной особенностью строения управленческой деятельности является то, что она требует вы­полнения некоторой постоянной — инвариантной совокупности главных управленческих функций. Они были описаны уже в одной из самых ранних школ управления — «административ­ной», или классической, школе и далее сохраняются во всех, в том числе и в современных подходах. Реализация этих функций, собственно говоря, и составляет суть управления как такового. Это, напомним, функции целеобразования, прогнозирования, принятия решения, планирования, программирования, контро­ля, оценки, коррекции[114]. Нетрудно увидеть, что перечень этих функций фактически идентичен составу интегральных, регулятив­ных психических процессов. И это совершенно закономерно. Дело в том, что управленческая деятельность — это всегда клю­чевое звено в организации совместной деятельности; руководи­тель — это «регулятор», организатор совместной деятельности. Но совместная деятельность, как и любая иная, требует для свой организации специальных, направленных на ее построение регу­лятивных, интегральных процессов — целеобразования, прогно­зирования, принятия решения и т. д. Поэтому все основные уп­равленческие функции есть не что иное, как интегральные про­цессы ее организации. Прерогатива же руководителя состоит в том, чтобы организовать и реализовать эти процессы.

Следовательно, можно констатировать глубокое сходство строения индивидуальной и совместной деятельности, сходство функций управления и класса интегральных процессов. И со­вместная, и индивидуальная деятельность требуют осуществле­ния одних и тех же «организационных средств». Однако в со­вместной, управленческой деятельности они предстают как ос­новные функции управления, а в индивидуальной деятельнос­ти — как интегральные, регулятивные психические процессы. Поэтому в теории управления сложилось представление о том, что управленческие функции и интегральные процессы — это как бы две разные формы воплощения одного и того же управ­ленческого, регулятивного инварианта. Этот инвариант включа­ет систему средств, благодаря которым строится деятельность, реализуется управление. Для обозначения этого инварианта ис­пользуется также понятие латентной структуры управления.

Из подобия строения индивидуальной и совместной деятель­ности следует один из важных выводов психологии управления. Он определяет главные психологические требования к личности руководителя. Для того чтобы эффективно осуществлять управ­ленческие функции — функции целеобразования, прогнозирова­ния, принятия решения, контроля, коррекции и др., руководи­тель как субъект управления должен сам обладать этими регуля­тивными средствами в достаточно сформированном виде. Проще говоря, для того чтобы эффективно организовывать других, вла­деть средствами этой организации (управленческими функция­ми), он должен уметь эффективно организовывать свою деятель­ность (т. е. обладать средствами интегральных процессов). Чем более эффективны и сформированы у него регулятивные процес­сы, тем более эффективной будет и реализация управленческих функций. Данный вывод неоднократно подтверждается исследо­ваниями и высказываниями ведущих теоретиков управления.

Например, У - Брэддик отмечает: «Ничего сверхъестественного в менеджменте нет. Мы все привыкли управлять своей собствен­ной жизнью — мы должны решать, что мы хотим получить от жизни; мы планируем, как использовать наше время и энергию с тем, чтобы достигнуть поставленных целей с наименьшими усилиями. Время от времени мы должны анализировать наши успехи. Мы должны принимать сложные решения о направлени­ях, приоритетах, конфликтных ситуациях и препятствиях. Мы должны стараться помогать в трудную минуту, нам следует объ­единяться с другими. Управление организацией включает имен­но эти действия и процессы» [8].

В психологическом плане очень важно подчеркнуть существо­вание следующей — общей закономерности. Руководитель в своей деятельности переносит на выполнение основных управ­ленческих функций те особенности, которыми хара|<теризуется система сложившихся у него регулятивных, интегральных про­цессов. Например, он формулирует и ставит перед починенными цели так, как он это «умеет и привык» делать сам для себя, т. е. под влиянием сложившегося у него процесса целеобразования. Он организует выработку и принятие решения подчиненными так, как он сам понимает этот процесс и в какой мере владеет навыками принятия решения. Он так строит функцию планиро­вания, как сам привык и умеет планировать и т. д. Поэтому эффективность реализации управленческих функций уже не про­сто зависит от сформированности у руководителя основных регу­лятивных процессов, а определяется ею. Трудно, например, ожи­дать от руководителя «стратегичности» и высокой «прогностич- ности» управления, если у него психологически слабо представ­лен, не развит процесс прогнозирования как таковой. Еще труднее' представить эффективную организацию управленческой функции контроля в случае несформированности процесса само­контроля у того, кто контролирует. Таким образом, регулятив­ные процессы являются наиболее непосредственными и сильны­ми факторами организации управленческой деятельности и ее успешности. В силу этого их рассмотрение является важным аспектом характеристики управленческой деятельности. Допол­нительную и особую значимость ему придает то, что одним из интегральных процессов является процесс принятия управлен­ческих решений. Он является основным для организации управ­ленческой деятельности в целом.

Первой и наиболее общей особенностью интегральных про­цессов, позволяющей рассматривать их как особую разновид­ность системы психических процессов, является то, что они по механизмам своей реализации, несомненно, выступают как соб­ственно психологические образования. Другими словами, им присущи все те основные свойства, которыми характеризуются иные классы психических процессов — идеальность, целенаправ­ленность, субъективность, предметность.

Вторая особенность, также общая для всех интегральных про­цессов, состоит в том, что для каждого из них существует специ­фический операщонный состав средств, через которые они осу­ществляются. Принято считать, что наличие у того или иного психического процесса собственного и специфического для него операционного состава — это его важнейший признак. На его основе тот или иной процесс выделяется как особый и самостоя­тельный. Свой особый состав есть у каждого из уже рассмотрен­ных когнитивных процессов. Например, для процесса мышления его операциями являются анализ, синтез, сравнение, обобщение, абстрагирование и др. Любой из интегральных процессов также имеет специфический для него операционный состав. Например, процесс принятия решения включает такие операции, как рас­познавание исходной неопределенности, формулировка задачи выбора, генерация альтернатив, селекция альтернатив, формули­ровка критериев, выбор альтернатив, коррекция выбора и др.

Две следующие особенности интегральных процессов частич­но уже были отмечены. Эго — синтетичность состава и регу­лятивная направленность интегральных процессов. Синтетич­ность состоит в том, что любой из интегральных процессов является комплексным, образуется посредством синтеза всех иных классов психических процессов (когнитивных, эмоцио­нальных, волевых, мотивационных). Регулятивная направлен­ность состоит в том, что каждый из интегральных процессов исходно ориентирован на организацию деятельности, на реше­ние какой-либо из связанных с деятельностью задач («вырабо­тать цель», «составить план» и пр.).

Следующая особенность интегральных процессов состоит в том, что они являются связующим звеном, как бы «мостом» от когнитивных процессов к исполнительским действиям. В самом деле, после того как человек сориентировался в среде, выявил и осознал ее особенности (т. е. реализовал когнитивные процессы), он должен действовать в ней. Но для того чтобы действия, деятельность в целом были организованы, необходимы специаль­ные процессы такой организации — регулятивные процессы. Иначе говоря, регулятивные, интегральные процессы развертыва­ются не только на основе когнитивных, но и в основном — после них; они поэтому обозначаются и как метакогнитивные.

Далее, ехце одной особенностью интегральных процессов яв­ляется то, что каждый из них приурочен к определенному этапу организации деятельности. Начальный этап предполагает реали­зацию процесса целеобразования, затем его сменяет процесс прогнозирования, далее наиболее развернутыми становятся про­цессы принятия решения, планирования, самоконтроля, а завер­шающие этапы требуют максимальной включенности процессов оценки результатов и их коррекции. Следовательно, тот или иной интегральный процесс — это одновременно и определен­ный этап организации деятельности. Их совокупность образует поэтому целостный цикл организации деятельности — от фор­мирования цели до коррекции полученных результатов.

Задачи, связанные с организацией деятельности, характеризу­ются очень большими различиями в сложности (от элементар­ных, рутинных до инновационных, творческих). Отсюда вытека­ют большие различия меры сложности интегральных процессов. В предельно простых задачах они могут реализовываться в сокра­щенной (редуцированной) форме, далее без произвольного — осознаваемого контроля, т. е. «автоматически». В этом случае они приобретают форму психологических операций (главной отличи­тельной чертой операций как раз и является их неосознаваемый характер). Таковы, в частности, многие акты самоконтроля в ходе деятельности, осуществляемые человеком как бы «парал­лельно» решению других задач и выполнению других действий. Однако при усложнении задач интегральные процессы также приобретают более сложные формы. Они становятся более раз­вернутыми, приобретают самостоятельную цель и подлежат осо­знанию. В этом случае они приобретают форму действия. Нако­нец, в предельно сложных случаях они могут трансформировать­ся во вполне самостоятельную, очень сложную и ответственную деятельность. Такая трансформация наиболее типична для управ­ленческих задач и функций. По существу, каждая ее основная функция или задача требует очень сложной и развернутой, впол­не самостоятельной деятельности по ее осуществлению. Напри­


Мер, деятельность руководителя по планированию работы орга­низации, деятельность по организации системы контроля и др. Поэтому еще одной общей особенностью интегральных процес­сов является то, что они обладают свойством полиморфности: могут выступать во всех трех, известных в психологии основных формах — как операция, как действие, как деятельность.

В заключение необходимо отметить еще одну любопытную особенность интегральных процессов, резко отличающую их от класса когнитивных процессов. Последние очень явно различа­ются по степени сложности и образуют своего рода иерархию. На ее «вершине» располагается наиболее сложный и важный процесс мышления. Он подчиняет себе все иные процессы и включает их в себя. Поэтому в психологии по отношению к познавательным процессам используется понятие именно иерар­хии когнитивных процессов. Совершенно иную картину пред­ставляет собой система интегральных процессов. Среди них нельзя выделить какой-либо один, занимающий иерархически высшее положение в ней и, аналогично мышлению, организую­щий и координирующий всю эту систему. Любой из интеграль­ных процессов в зависимости от конкретной ситуации может становиться ведущим, организовывать в целях своей реализации все другие процессы. Причем и смена «ведущей роли» тех или иных интегральных процессов по ходу деятельности осуществля­ется очень естественно, плавно и легко. Она зависит от измене­ния ситуаций, задач, этапа организации деятельности. Все это показывает, что интегральные процессы организованы не на ос­нове иерархического принципа, а на базе иного — известного в науке и более общего принципа — гетерархического. Он харак­теризуется наличием нескольких «управляющих центров» одно­временно, а также возможностью гибкого и динамичного пере­распределения, смены «управляющих центров» в зависимости от конкретной ситуации. Интегральные процессы паритетны по значимости, а эффективность деятельности зависит от того, на­сколько полно в ней будут представлены и согласованы все эти процессы. Эго обстоятельство в наибольшей мере проявляется именно в управленческой деятельности, отражает ее специфику и постоянно отмечается в теории управления 1186]. Эмпиричес­ки оно проявляется в том, что одна из основных трудностей управления как раз и заключается в необходимости одновремен­ного обеспечения множества функций и решения множества задач. Причем зачастую эти функции и задачи находятся в анта­гонистических отношениях друг с другом. Эффективность же деятельности определяется не максимизацией каких-либо функ­ций при недостаточной обеспеченности хотя бы одной из них, а тем, насколько обеспечены все они одновременно. Реально это предполагает нахождение и установление компромисса между всеми основными функциями, задачами управленческой деятель­ности.