Книги по психологии

УЩЕРБНОСТЬ ЗАПАДНОГО МЫШЛЕНИЯ
П - ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ

Т

Еперь пора свести воедино все разбросанные по книге утверждения об ущербности западного об­раза мышления. Мы можем судить об ущербности данного типа мышления по трем параметрам:

1. Западное мышление ущербно потому, что годит­

Ся только для одних целей, для других оказыва­ясь совершенно неадекватным.

2. Западное мышление ущербно потому, что за­ставляет нас смотреть на мир под определен­ным — вредным и опасным — углом зрения.

3. Западное мышление ущербно потому, что его мнимая самодостаточность и способность за­щищаться сделали почти невозможным разви­тие других методов мышления.

Сократовский метод был разработан для весьма определенных, конкретных целей. Возражая субъекти­визму софистов, многие из которых считали, что вся­кая истина сугубо индивидуальна и зависит от воспри­ятия человека, Сократ поставил цель «открыть» «ис­тинные определения» этических понятий, как, например, «справедливость». Он хотел заложить под этику прочный фундамент, чтобы помешать умению софистов убеждать людей расшатывать общество. Пла­тон, имевший сильные фашистские наклонности, раз­работал понятие «идеальных форм», которое затем на­


Вязал миру через свою философию. Впоследствии Ари­стотель (третий член «Банды Трех») укрепил эту систе­му мышления и показал, что она применима для науки.

На протяжении веков идиома «открытия истины» оставалась весьма привлекательной для философов, религиозных мыслителей и ученых, поскольку обес­печивала их работой.

Однако эта идиома совершенно неадекватна в ус­ловиях, когда существует потребность в переменах, построении, конструировании пути вперед. Золото можно найти, «открыть», но дом нужно строить. При­менение стандартных идей бесполезно там, где нужно генерировать новые идеи. Там, где проблема не может быть решена через обнаружение и устранение ее при­чин, необходимо «выстраивать путь вперед».

Наши привычки мышления и система образова­ния во главу угла ставят анализ и суждение. А конст­руированию и творчеству внимание почти не уделяет­ся. Однако современные мировые проблемы нужда­ются в таких навыках.

Традиционная система мышления совершенно не­адекватна в «генерирующей», «творческой», «созида­тельной» части. Это потому, что она изначально раз­рабатывалась совсем для других целей. Здесь нечего винить ни Сократа, ни Платона. Нельзя винить изо­бретателей трактора в том, что он не может использо­ваться как гоночная машина. Если уж кого-то и нуж­но винить, так только тех, кто до сего дня не видит несостоятельности этой системы и продолжает упор­но защищать ее как полную и самодостаточную.

Традиционная система мышления предназначена для выявления и исправления ошибок и решения про­блем. Однако для прогресса необходимо иногда переос­мысливать концепции, которые в свое время были «пра­вильными». Но поскольку такие концепции уже ранее приняты нами за «истины», мы их отчаянно защищаем и не видим никакой пользы в нападках на них.

В традиционной системе мышления нет места творче­ству. Нет места и «конструированию». Если вы нацелены на поиск истины, «придумывать истины» вам ни к чему.

Разумеется, творчество дозволено в области искус­ства, но остается вотчиной лишь избранных и не вос­принимается как насущная необходимость для обще­ства в целом. Однако теперь мы знаем, что в любой самоорганизующейся информационной системе, к числу которых относится и человеческий мозг, суще­ствует математическая необходимость в творчестве. И что в связи с этим мы предпринимаем?

Так, традиционное западное мышление всегда было неадекватным в творческом, конструктивном плане. Тем, что творческое мышление существует вообще, мы обязаны индивидуальной энергии отдельных творчес­ких личностей, системе возможностей (а не суждений), а также поиску истины. Последний элемент является на самом деле частью традиционной системы мышле­ния и всегда был отличным мотивирующим фактором в сфере науки, но в сложных нелинейных системах ас­пект конструирования выходит ныне на первый план, отодвигая аспект открытия в тень.

Теперь мы можем перейти к самым опасным фак­торам традиционного мышления. Следствием «поис­ка истины» и жесткости системы суждений стали са­модовольство, высокомерное сознание собственной правоты и нетерпимость к инакомыслящим со сторо­ны большинства. Обнаружив «истину», мы уверены в том, что все остальное — это «неправда». И наш долг — показать заблуждающимся, что они не правы, потому что это один из фундаментальных способов доказать нашу собственную правоту. Мы устанавлива­ем взаимоисключающие дихотомии, а затем методом исключения доказываем неправоту другой стороны.

Было бы несправедливо утверждать, что расизм и иные формы дискриминации вытекают напрямую из идиомы суждений/ячеек, присущей западному мышле­нию, потому что в других культурах подобные тенденции тоже время от времени возникают. Но можно утверж­дать, что западный образ мышления всячески подкреп­ляет и узаконивает эти уродливые привычки мышления.

Потребность в диалектических столкновениях для достижения истины рождает потребность в спорах, выражающихся в противопоставлении аргументов. И это опять же подкрепляет и узаконивает агрессивные привычки мышления. При этом практическая эффек­тивность и полезность споров невелика. Они никогда не реализуют во всей полноте человеческий интеллек­туальный потенциал, поскольку каждая сторона отста­ивает лишь свои аргументы и игнорирует чужие, сколь бы разумными они ни были. Но со всей очевидностью понять неэффективность системы споров можно, лишь познакомившись с эффективностью параллельного мышления (например, в рамках метода шести шляп).

Западное мышление ущербно потому, что его самодовольное вы­сокомерие не позволяет ему увидеть степень своей ущербности.

Поскольку критиковать очень легко (просто выбрать систему координат, отличную от предложенной), кри­тичность становится доминантной характеристикой даже очень умных людей. Существует странное пред­ставление, что достаточно избавиться от «плохого», что­бы остальное было «хорошим». На сегодняшний день опыт всего мира свидетельствует о том, что избавление от «плохого» приводит лишь к хаосу. «Виноватых» свер­гают, но на этом плюсы зачастую заканчиваются.

Вознесение «критического ума» на интеллектуальный трон было, пожалуй, самой крупной ошибкой в процессе западного интеллектуального развития. Однако эта ошиб­ка остается основой нашей культуры и системы образова­ния. Вот где настоящая опасность. Только подумайте, сколько интеллектуальных усилий, которые можно было бы направить в творческое, конструктивное русло, рас­трачивается впустую. Во времена всеобщей стабильности критическое мышление может оказаться необходимым как средство предотвращения нежелательных перемен и сохранения согласованного курса. Но в условиях перемен продолжать стоять на критической позиции опасно.

И здесь мы подошли к третьему фактору «ущерб­ности» западного образа мышления. Речь идет о само­довольстве. «Банда Трех», в сущности, навязала нам такую систему убеждений, глядя через призму кото­рой на мир, мы видим лишь подтверждения этой си­стемы убеждений. Данная система очень хорошо за­щищает себя и так же хорошо атакует другие системы. Это как француз говорит вам, что, пока вы во Фран­ции, вы должны говорить по-французски.

По ряду исторических причин образ мышления «Банды Трех» горячо приветствовался в эпоху Возрожде­ния, поскольку заменил догматизм логикой и здравым смыслом. И гуманисты, и церковные мыслители с радо­стью ухватились за это чудесное новое (по тем време­нам) мышление. Эта система мышления заняла господ­ствующее место в западной интеллектуальной культуре и остается там по сей день, поскольку отлично защищает себя по собственным правилам и растаптывает всякого, кто осмеливается поставить под вопрос ее превосход­ство. Это может показаться ужасным, но и сегодня есть люди, которые всерьез верят, что в школах достаточно учить «критическому мышлению». Этот традиционный тип мышления имеет свою ценность, но он полностью оставляет в стороне конструктивную, продуктивную, творческую и «операционную» стороны мышления, в которых так отчаянно нуждается общество.

Таким образом, само существование традиционно­го мышления привело к тому, чтобы люди воспитыва­лись в убежденности, что умения анализировать и спорить достаточно. Это единственный известный им стиль мышления, и поэтому они полагают, что по - другому мыслить невозможно. Но так ли это?

Поскольку в системе образования традиционный метод считается совершенным, люди тоже начинают верить в его совершенство. И потому не прикладыва­ют никаких усилий к разработке иных методов мыш­ления. Интеллектуальные «стражи» общества (в фа­шистском, платоновском смысле) сделали то, что от­вечало их аналитическим целям. С теми, кто видит необходимость большей конструктивности мышления для себя или для общества, обращаются так, словно они не думают или что им не нужно думать. Конст­руктивная и творческая стороны мышления остаются в опале, потому что ученый мир в этих вещах нужда­ется в куда меньшей степени. Преклонение перед уче­ными мужами и их образом мышления в свое время сделало стерильной китайскую цивилизацию, и такое же представление о самодостаточности анализа и опи­сания сдерживает развитие западной цивилизации.

Мы воспитаны в рамках традиционного западного образа мышления, и потому нам трудно взглянуть на него со стороны и увидеть присущие ему недостатки, его ограниченность и высокомерие. Именно высоко­мерие и самодовольство делают эту систему мышления


Системой убеждений. Только в сравнении с альтерна­тивной системой, с параллельным мышлением мы мо­жем яснее увидеть природу западного мышления. Ина­че это сделать трудно, поскольку сама система предоп­ределяет наше мышление о мышлении.

Сам я вплотную занялся исследованием методов мышления, когда работал в области медицины и мне по­требовалось разработать концепции самоорганизующих­ся информационных систем в связи с изучением сложных взаимодействий систем человеческого организма (желез, почек, дыхания, кровообращения). Это привело меня к рассмотрению поведения элементов в нейронных сетях и разбудило интерес к творческому мышлению и развитию методов латерального мышления. В результате я пришел к осознанию важности восприятия и концепций, а со временем и к пониманию того, что традиционное мыш­ление не столь полно и совершенно, как я думал прежде.

Западная система мышления всегда понималась как особая информационная вселенная, совсем как Евклид считал плоскость всеобъемлющей вселенной для своей геометрии. Если же переместиться в само­организующиеся информационные вселенные, то можно увидеть, что традиционный метод является лишь одним из многих возможных.

Таким образом, западное мышление ущербно пото­му, что не предназначено для работы в условиях меняю­щегося мира. Оно ущербно потому, что не способно предложить творческие, конструктивные идеи, необхо­димые для осуществления перемен. Оно ущербно пото­му, что приучает людей к опасным суждениям, от кото­рых положение вещей становится только хуже (как мы видим это в законодательных собраниях и политике). Оно ущербно потому, что его самодовольное высокоме­рие не позволяет ему увидеть степень своей ущербности.