Книги по психологии

ПЕРЕСЕЧЕНИЕ
П - ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ

Ф

Ундаментальной характеристикой параллельно­го мышления является отсутствие четко очерчен­ных ячеек-суждений. Предпочтение отдается «флажкам» и «пересечению», как это иллюстрируется на рисунке 18. Нет необходимости «включать» объекты в определенную категорию или «исключать» их из нее. Нет никакого ин­теллектуального «расизма». Нет нужды пользоваться словами типа «никогда», «всегда», «должен», «не может», «все» или «никто». Нет резких дихотомий, таких как истина/ложь, правильно/неправильно, или/или.

Читатели уже заметили, что в этой книге для де­монстрации недостатков традиционной системы я время от времени использую сами же традиционные

|[Л I

А Б

image032

подпись: параллельное мышление рис. 18

Традиционное мышление


Методы мышления. Это доказывает полезность дан­ного типа мышления? Здесь есть несколько аспектов.

Первый связан с допустимостью пересечения, час­тичного взаимного наложения систем. Разумеется, от традиционного мышления есть польза, и я неоднократ­но подчеркивал это на страницах данной книги. Быва­ют ситуации, когда суждения и критика весьма ценны. И когда суждения необходимы, почему бы не восполь­зоваться ими? Нет никакой необходимости делать вы­бор в духе или/или. Мы вовсе не должны отбрасывать традиционный образ мышления, чтобы пользоваться параллельным. Цель моей книги — показать, что тра­диционное мышление не является самодостаточным. Его не хватает для генерирования идей. Его не хватает для конструирования решений. Оно одержимо сужде­ниями и ячейками. Оно верит в то, что для достижения истины нужно отвергнуть всякую «неистину». Во главу угла ставится «поиск», а не «построение». Если у вас есть целый гардероб нарядов для отпуска на Карибском море, этого недостаточно для скандинавской зимы. Но нельзя сказать, что эти наряды не нужны. Они полезны в определенных условиях. И было бы безумием пред­полагать, что их достаточно на все случаи жизни. Имен­но вера в самодостаточность традиционной системы мышления привела к тому, что там, где требуется «кон­струирование», западное мышление дает сбои.

Второй фактор заключается в том, что я сам воспи­тывался в рамках традиционной системы мышления, и параллельное мышление тогда еще не придумали. По­этому время от времени я соскальзываю в режим тра­диционного мышления. Конструктор лучшей в мире гоночной машины необязательно является лучшим в мире гонщиком. Так же и я: хоть и разрабатываю мето­ды и инструменты мышления, это вовсе не значит, что я лучше всех этими методами и инструментами пользу­юсь. Полагаю, что молодежь, которая со школьной скамьи постигает принципы параллельного мышления, научится использовать их куда лучше, нежели я. Это уже можно наблюдать в школах, где преподают метод шести шляп и проводят «Уроки мышления СоКТ».

Границы участков мозга размыты, поскольку допускают пере­сечения. Активность одного участка приводит к сенсибилизации других. Превосходная работа мозга объясняется не организаци­ей информации в виде картотеки с отдельными ячейками, а его организацией как системы со множеством пересечений.

Третий момент. Большинство читателей этой кни­ги также воспитывались в рамках традиционной сис­темы мышления, поэтому с ними нужно «разговари­вать на их языке». Допустим, вы приехали во Фран­цию. Естественно, вас будут здесь лучше понимать, если вы будете говорить по-французски. Точно так же, я подозреваю, читателям этой книги будет трудно раз­ложить излагаемые здесь идеи по конкретным ячей­кам, поскольку именно таков (пока) их метод интел­лектуальной работы.

Главы этой книги не являются четко разграничен­ными отдельными ячейками. Они во многом пересе­каются, даже повторяются. Это необходимо для того, чтобы сформировать целостную картину. Как парал­лельные возможности могут пересекаться, внося оп­ределенный вклад в общую картину, так же пересека­ются и главы этой книги. Одно и то же можно сказать разными словами и в разных местах. Только традици­онное мышление настаивает на том, что без четких определений продвигаться вперед нельзя. К примеру, «возможное» определение параллельного мышления могло бы быть таким:

«Создание поля параллельных возможностей, из которого строится путь вперед».

Является ли это определение «наилучшим»? Нет, это просто одно из возможных определений.

Именно вера в самодостаточность традиционной системы мышления привела к тому, что там, где требуется «конструи­рование», западное мышление дает сбои.

Нам нравится иметь дело с четко очерченными, отграниченными друг от друга ячейками, потому что наше мышление базируется на согласии с тем, что данный объект попадает именно в эту, а не в другую ячейку или что ярлык на ячейке правильный.

Мы любим мыслить в категориях «мы» и «они». Мы любим делить людей и вещи на «хорошие» и «пло­хие». Мы любим называть что-то «чудесным» или «ужасным». Мы хотим знать, съедобно или несъедоб­но то, что лежит перед нами.

В параллельном же мышлении допустимы оборо­ты вроде:

«примерно такие...»

«отчасти то, отчасти это...»

«приблизительно...»

«по отношению к...»

«возможно...», «может быть...», «наверное...»

Тех, кто воспитывался в строгости и жесткости тра­диционного западного мышления такие фразы силь­но раздражают, доставляя дискомфорт. Это как искать номер в телефонной книге, где шрифт слишком мел­кий, чтобы его можно было прочитать.


image034


Рис. 19

Однако мозг не знает четких границ. Границы участ­ков мозга размыты, поскольку допускают пересечения. Активность одного участка приводит к сенсибилизации других участков. С течением времени участок, сенсиби­лизируемый с разных сторон, сам становится активным, как показано на рисунке 19. Такой процесс наложения - пересечения лежит в основе параллельного мышления и работы с параллельными возможностями. Превосход­ная работа мозга объясняется не организацией инфор­мации в виде картотеки с отдельными ячейками, а его организацией как системы со множеством пересечений.

Существуют пересечения между этой книгой и дру­гими моими книгами. В данной книге собраны идеи, которые уже излагались в других. В частности, есть пересечения с моей книгой «Я прав — вы заблуждае­тесь». Разница в том, что в той книге я соотносил методы традиционного мышления со схемой работы мозга как самоорганизующейся информационной си­стемы, и читатели могли заинтересоваться конкрет­ными особенностями описанной здесь альтернатив­ной системы мышления, использующей «водную» ло­гику вместо «каменной». В настоящей книге я изло­жил практический метод мышления, который назвал «параллельным мышлением». Этот метод помещен в центр внимания как сам по себе, так и в контрасте с традиционным западным мышлением.

Есть пересечения также и с другими книгами, та­кими как «Серьезное творческое мышление», «Водная логика», «Шесть шляп мышления».

Я не уверен, что все читатели настоящей книги читали мои предыдущие труды, поэтому не могу остав­лять излагавшиеся ранее идеи без каких-либо поясне­ний. С другой стороны, те, кто читал мои ранние кни­ги, найдут в данной книге повторы некоторых момен­тов. Все это часть процесса пересечения.

Можно утверждать, что яблоко — это «то же самое», что апельсин, поскольку оба они «фрукты». Если быть несколько более конкретным, можно сказать, что апель­син — то же самое, что мандарин, поскольку они оба имеют оранжевую кожуру. Если искать внешние сход­ства, найти их не представляет большого труда. Но если вы хотите насладиться сущностью яблока, апельсина или мандарина, вам нужно идти дальше внешних сходств. Чтобы извлечь из этих плодов максимальную ценность, вам, возможно, придется стать гурманом, способным даже различать вкус апельсинов, происходящих из раз­ных стран. Только поверхностным быть легко.

Когда мы смотрим на окружающий мир, наши «зоны внимания» в значительной мере пересекаются. Мы не строим глазами сетку, чтобы систематически исследовать каждый квадрат. Иногда мы видим общую панораму, иногда переключаемся на детали. Из такого пересечения-наложения образов создается полная кар­тина. Именно такова цель пересечений как в системе параллельного мышления, так и в моих книгах.