Книги по психологии

ДВИЖЕНИЕ И СУЖДЕНИЕ
П - ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ

С

Уждение является хорошо известной мыслитель­ной операцией. Движение — это мыслительная операция иного рода, время от времени используемая, но редко осознаваемая как отдельная и очень полез­ная функция мышления.

Суждение озабочено тем, «что есть». Суждение сравнивает ситуацию или идею с прошлым опытом и выносит вердикт о «соответствии» или «несоответ­ствии»: это подходит, а это нет. Суждение статично.

Движение озабочено тем, «что может или могло бы быть». Движение открыто возможностям. Движение смотрит, куда ведет данная ситуация или идея. Что за этим последует?

Система суждения — это то, что я назвал «каменной логикой», потому что камень статичен и постоянен.

Систему движения я назвал «водной логикой», потому что вода — это постоянное движение, течение.

Ключевым понятием в системе суждения стано­вится «что есть». Слова «да» и «нет», «истина» и «ложь» являются на самом деле вариантами, заменителями «что есть».

Главным вопросом в системе движения является вопрос «К чему это ведет?».

Суждение озабочено обеспечением прочности и обоснованности каждого этапа с точки зрения пре­жнего опыта. Движение же летит сломя голову вперед,


Открывая возможности, которые впоследствии могут переплавиться в новую идею.

Суждение сродни описанию. Движение сродни созиданию.

Мы можем утверждать, что сахар белый (или бу­рый), но можем ли мы утверждать, что он сладкий? Когда мы говорим, что сахар сладкий, то имеем в виду, что если положить это вещество на язык, оно даст ощущение сладости.

Таким образом, сахар в некотором смысле «ведет» к ощущению сладости. Только внешний вид и запах предмета можно оценить сразу; другие его качества познаются путем помещения его в «тестовую си­туацию». Если вы говорите, что чемодан тяжелый, это значит, что вы уже его поднимали или думаете, что, если попытаетесь его поднять, он окажется тя­желым.

Можно сказать, что туфли черные, или выглядят большими, или мерзко воняют. Но если вы скажете, что туфли удобны или дороги, это значит, что вы по­мещаете их в специальную ситуацию: надеваете их или покупаете.

Такие специальные, или тестовые, ситуации созда­ются также и в воображении. Мы проводим свои мыс­ленные эксперименты — то ли заглядывая в будущее, го ли возвращаясь мыслями в прошлое — в своем внутреннем мире восприятия.

Именно в этом мире обретает важность мыслитель­ная операция, которую я называю «движением». Во внешнем мире действительности одна вещь довольно часто влечет за собой другую. За проколом колеса сле­дует остановка автомобиля. Получение приза приво­дит к чувству радости. Но во внутреннем мире вос­приятия одна вещь ведет к другой почти всегда.

Мы проводим свои мысленные эксперименты - то ли загля­дывая в будущее, то ли возвращаясь мыслями в прошлое - в своем внутреннем мире восприятия.

Представьте нож, лежащий на столе. Проходит полчаса, и тот же нож все так же лежит на столе. Ни­чего не произошло. Но в мире восприятия, как только вы видите нож, происходит сразу несколько возмож­ных «движений». Вы можете задуматься о том, как он там оказался. Если это кухонный нож, вы можете по­думать о еде. Если это нож разбойничий, в мозгу мо­жет всплыть тема насилия. Внутренний мир сознания передвигается от ножа к чему-то другому.

Такое движение может быть пассивным, как это происходит при построении ассоциаций, определении значения и смысла. То, что мы видим перед собой, запускает в ход цепочку ассоциаций. Здесь меня боль­ше интересует «активное» использование движения как сознательной мыслительной операции, а также что суждение может быть мгновенным и автоматичес­ким, а может быть сознательным, как и движение.

Мы используем движение как сознательную опе­рацию, чтобы открыть возможности для исследования и творчества, присущих параллельному мышлению:

«Что из этого следует?»

«К чему это ведет?»

«Что за этим открывается?»

«Какие есть возможности?»

«Куда мы перейдем?»

«Движение» — очень ценная операция в творчес­ком мышлении. И она незаменима при использова­нии провокационных методов латерального мышле­ния. Провокация — это предваряемое сигнальным словом «по» утверждение, которое высказывается чи­сто ради «эффекта продвижения вперед» (чтобы по­смотреть, что из этого выйдет).

Пытаясь придумать новые концепции ресторанно­го дела, можно предложить такую провокацию: «По ресторан без еды».

Суждение мгновенно отвергает эту идею, опираясь по меньшей мере на два основания:

1. В такой ресторан людям нет смысла ходить.

2. Ресторан без еды — вообще не ресторан.

Можно было бы также добавить, что даже если люди придут в такой ресторан, за что брать с них деньги?

Это была бы правильная роль суждения, связыва­ющего высказанную идею с существующим опытом.

Судить идеи недостаточно. Нельзя вырастить урожай, огра­ничиваясь лишь прополкой. Время от времени нужно что-то сеять.

В связи с этим многие традиционные подходы к творческому мышлению заключаются в «отсрочке» суждения, чтобы избежать мгновенного отторжения высказываемых идей. Однако отсроченное, суждение не является операцией мышления. Нам же нужна ак­тивная мыслительная деятельность, коей «движение» и является.

Если в ресторане не подают еду, напрашивается мысль, что посетители приходят со своей едой. А это, в свою очередь, подводит нас к умозаключению, что ресторан является красиво отделанным местом для пикника под крышей. Как летом люди устраивают пикник на берегу реки, то же самое они могут устро­ить зимой в стенах ресторана. Плата берется за вход и обслуживание. В ресторане посетителям могут пред­ложить посуду, а также напитки.

Можно «двинуться» еще дальше. Откуда люди бу­дут приносить еду? К примеру, они могли бы покупать ее в готовом виде у продавцов, расположившихся у дверей ресторана (нечто подобное можно увидеть в Сингапуре), или приобретать продукты в заморожен­ном виде в ближайшем супермаркете и разогревать в микроволновой печи, установленной на каждом сто­лике в ресторане.

Есть разные формы «движения», ведущие нас даль­ше простых ассоциаций. Одна из таких форм — по­стараться экстрагировать «принцип» или «концеп­цию», а затем уже работать с нею.

«По ресторан с грубыми официантами». Экстраги­рованный принцип заключается в том, что официан­ты обладают определенными характерами, а не огра­ничиваются ролью вежливых и незаметных теней. Возникает идея об официантах-актерах, исполняю­щих определенные роли, которые описаны в меню. И вы можете заказать ту или иную роль точно так же, как заказываете блюда. Например, выбрать сварливо­го официанта, чтобы произвести впечатление на при­глашенных вами гостей своим стилем мачо, или офи - цианта-комика ради забавы, или эксцентричного офи­цианта, если хотите устроить сюрприз.

Другая форма «движения» — представить, как про­вокация реализуется, и наблюдать «момент за момен­том», что при этом происходит, пока не возникнет новая идея.

«ПО ресторан без посуды». Может возникнуть идея, что еда подается в деревянных плошках или на банановых листьях. Это не особенно интересно. Пред­ставьте, вы приходите в ресторан, известный тем, что там нет посуды. Чтобы пообедать, вы приносите свою посуду. Но вам нет резона каждый раз таскать тарелки с собой, поэтому вы оставляете их в ресторане, чтобы воспользоваться ими в следующий раз. Отсюда пере­ходим к идее корпоративных банкетов. Компания за­казывает посуду со своим логотипом и специального дизайна. Эта посуда хранится в ресторане. Банкеты компания устраивает с использованием собственной посуды. С точки зрения ресторана дополнительная выгода заключается в том, что все свои банкеты ваша компания будет устраивать именно в этом ресторане.

Существуют и другие формы движения: фокусиров­ка на различиях, особых обстоятельствах, позитивных аспектах и т. д. Эта тема глубоко раскрыта в моих кни­гах, посвященных методам латерального мышления.

В процессе «движения» мы фактически говорим себе: «Куда мы можем попасть в рамках данной формы движения, отталкиваясь от данной отправной точки?»

Нет нужды каждый раз выбирать определенную форму движения. Некоторым людям эта техника очень хорошо удается без конкретизации формы. Но движение должно быть чем-то намного большим, не­жели случайные ассоциации.

Хотя навыки «движения» необходимы для лате­рального мышления и очень полезны в любых формах творчества.

Цель движения — выдвигать идеи и открывать воз­можности. Это является неотьемлемой частью иссле­довательского процесса параллельного мышления. Генерируемые возможности сосуществуют параллель­но. Не все они полезны. Не все они обоснованны. Не все они вероятны. Бесполезные, неосуществимые или неинтересные возможности не внесут сколько-нибудь значительного вклада в конечный результат. На швед­ском столе огромное разнообразие блюд, но вы выби­раете лишь некоторые из них. Точно так же и оконча­тельный результат параллельного мышления совсем необязательно включает в себя или учитывает все вы­двинутые возможности. Вы видите общую панораму и выбираете то, что вам нужно.

Традиционная система мышления ставит во главу угла суждения и требует их обоснования на каждом этапе рассуждений. При использовании творческого мышления нет нужды подтверждать ценность оконча­тельной идеи правильностью каждого шага, привед­шего к ней. Мы можем оценить окончательную идею саму по себе. Что это дает? Какой риск? Каковы из­держки? По пути к финальной идее мы можем ис­пользовать заведомо «ложные» провокации, которые служат ступеньками для движения вперед.

Движение как операция выполняет генерирующую функцию. Оценивать и обосновывать идеи недостаточ­но. Нельзя вырастить урожай, ограничившись лишь прополкой. Время от времени нужно что-то сеять.