Книги по психологии

НОВЫЕ РЕЧЕВЫЕ СРЕДСТВА
П - ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ

Н

Ужны ли нам новые языковые средства, или су­ществующий язык позволяет нам выразить все то, что мы хотим? Имеющиеся у вас кастрюли и ско­вороды, возможно, позволяют вам приготовить любое блюдо из тех, что вы всегда готовите, но если однажды вам захочется приготовить китайские пельмени «дим - сум», вам понадобится специальная посуда. Или, раз уж у вас нет такой посуды, вы можете отказаться от приготовления «дим-сум» раз и навсегда — в конце концов, обходились же вы без этого блюда до сих пор. Или вы можете из имеющегося набора посуды соору­дить какую-то временную конструкцию, позволяю­щую обойтись без специальной кастрюли.

То же самое и с языком: мы можем какую-то вещь рассматривать как ненужную или несущественную, если язык не способен выразить ее, или попытаться соорудить какую-то неуклюжую словесную конструк­цию, чтобы затем объявить ее вполне адекватно опи­сывающей данную вещь.

Я изобрел слово «по», потому что в нашем лекси­коне не было адекватного средства, позволяющего сигнализировать о сознательном использовании про­вокации. Мы знаем, что провокация математически необходима в любой самоорганизующейся системе (такой системой является восприятие). Поэтому про­вокации и необходимы, и полезны. Конечно, вы мог­


Ли бы сказать: «Послушайте, я собираюсь сейчас вы­сказать провокацию и хочу, чтобы вы воспринимали мои слова как провокацию...» Так сказать можно, но это очень длинно и неудобно.

Точно так же обстоят дела, например, с вопроси­тельным знаком. Вопрошающий может сказать: «То, что я сейчас скажу, является вопросом, поэтому отне­ситесь к моим словам как к вопросу». Но ясно, что простой вопросительный знак намного удобнее.

Чтобы эффективнее осуществлять процесс парал­лельного мышления, нам нужны речевые формы, ука­зывающие на то, что вы сами предлагаете или просите других предложить «параллели».

«Предлагаю параллель...»

«Вносите параллели...»

«Называйте параллели...»

Само слово «параллель» также должно иметь право на самостоятельное существование, как существует сло­во «альтернатива». «Банда Трех» создала собственный словарь, куда вошли «идеальные формы», «сущность», «субстанция» и т. д. Очень часто бывает необходимо со­здавать новые слова или придавать особый смысл уже существующим, чтобы обозначить новые концепции.

Нет причин считать наш язык совершенным и не допускаю­щим никаких улучшений.

На письме для параллелей можно ввести специ­альный символ, подобно тому как для обозначения вопроса используется вопросительный знак. Этот сим­вол предлагается на рисунке 20. Если он ставится по­сле фразы, то обозначает просьбу предлагать паралле­ли, если перед фразой, то обозначает саму параллель.

//

Рис 20

Экзамены в школах//

// Непрерывная оценка знаний.

// Способ мотивировать школьников к учебе.

// Облегчить выбор профессии.

// Проверка готовности учащихся к сдаче экзаменов.

// Отчетность образования.

// Контроль качества.

// Частые устные опросы.

На практике нет необходимости ставить этот сим­вол перед каждой параллелью: достаточно помещать его перед группой параллелей.

В системе параллельного мышления часто появля­ется необходимость соединить предметы, концепции, понятия и возможности в группы (пучки), чтобы уви­деть, «что будет дальше». Это является важным эле­ментом «водной логики». Связи между членами груп­пы могут быть весьма слабыми. Понятия, концепции, возможности, вошедшие в состав такой группы, вме­сте потому, что мы решили объединить их. Основой для такого выбора может быть смутное ощущение, что у них есть «что-то общее». Основой для объединения может быть также и провокация: мы просто хотим посмотреть, что будет, если объединить эти вещи в одну группу (как это делается в стратале).

«К чему такое объединение ведет?»

«Проследим за перспективами этой группы».

«Что вытекает из этого стратала?»

Неплохо было бы также иметь специальный термин для группы понятий, которую мы временно собираем.

На письме обозначить такую группу несколько лег­че, чем в устной речи, например, с помощью знака, показанного на рисунке 21. Этот знак помещается пе­ред группой, указывая на особую природу этого объеди­нения понятий и предъявляя требование проследить за продвижением этой группы к какому-то результату.

image035


Рис. 21

(( )) Разделение рабочего дня между несколькими работниками, неполный рабочий день, больше досуга, качество жизни, безработица, черная экономика.

(( )) Уличная преступность, наркомания, базовые экономические потребности, криминальная культура, банды, влияние сверстников, ролевые модели, безыс­ходность, полиция, переполненные суды, тюремное заключение.

Обычный вопрос «К чему это ведет?», пожалуй, впол­не адекватно передает главную идею «водной логики».

«К чему это ведет?»

«К чему мы приходим?»

«Продвиньте эту идею вперед».

«Что из этого следует?»

«Что дальше?»

На письме для обозначения подобных вопросов или требований достаточно поставить после слова или фразы стрелку, как показано на рисунке 22.

—>

Рис. 22

Решить, куда должны направляться налоги. -»

Ограничить возможность расходования некоторой части доходов. -►

Направление внимания — важнейший фактор мышле­ния. Инструменты методики CoRT (CAF, PMI, C&S и др.) и техника шести шляп также могут направлять внимание.

«Обратите внимание на...»

«Сосредоточьтесь на...»

«Думайте о...»

В письменном испанском языке есть очень разум­ное правило ставить вопросительный знак в начале вопросительного предложения. Это позволяет читате­лю сразу понять, что задается вопрос. Это лучше, чем ставить знак вопроса в конце. Для направления вни­мания можно ставить перед фразой вопросительный знак или использовать специальный символ «направ­ления внимания», показанный на рисунке 23.

image036


Рис. 23

» Процедура проверки пассажиров в аэропорту. >> Переірузка воздушных путей сообщения и управ­ление полетами.

>> Размер самолетов в будущем.

» Планировка терминалов в аэропортах будущего.

Предположим, нам нужно «как-то отделить» ло­шадей, пасущихся на одном поле, от овец, находя­щихся на другом. «Как-то отделить» — слишком ши­рокая, абстрактная концепция. Для данной процеду­ры нам может понадобиться какой-то «барьер». Или «изгородь». Или «деревянная изгородь». Или «дере­вянная изгородь с вертикальными кольями». Мы по­степенно переходим от очень абстрактной концепции к почти детальному описанию изгороди. В процессе мышления или общения полезно иметь возможность указать на желание двигаться «вверх», к большей абст­рактности, или «вниз», к большей конкретике. В обыч­ной речи сделать это не так-то легко.

«Используйте здесь более общую концепцию».

«Давайте перейдем к более абстрактным понятиям».

«Давайте перейдем к более конкретной концепции».

«Какая здесь общая концепция?»

«Нельзя ли поконкретнее?»

Здесь я говорю лишь о потребности в элегантном средстве выражения такого пожелания, но готовых решений не предлагаю.

На письме можно использовать стрелки, как пока­зано на рисунке 24. Стрелка, направленная вверх, оз­начает переход к более обшей концепции; стрелка, указывающая вниз, — переход к более конкретной концепции.

image037


Рис 24

Т Налог с продаж. Т Паспорта.

I Разделение труда.

I Офшорные банки.

Хочу еще раз подчеркнуть, что предлагаемые рече­вые средства не являются необходимыми для успеш­ного применения метода параллельного мышления. Я включил их в книгу только для того, чтобы пока­зать, что язык, которым мы пользуемся, не идеален и может быть усовершенствован. Я также хотел, чтобы эта глава стала своего рода тестом на степень вашей готовности к переменам. Глядя на высказанные мной предложения, можно легко воспротивиться переме­нам только потому, что это перемены. Легко сказать, что вы не видите ценности или смысла в этих речевых средствах, не приложив никаких усилий к тому, чтобы попытаться заглянуть вперед и увидеть их послед­ствия. Существует также обычная проблема переход­ного периода, связанная с любым подобным новше­ством: «Никто не поймет, что я делаю». Если вы ис­пользуете эти новые средства языка в замкнутой группе единомышленников, эта переходная проблема легко преодолевается. Там, где знают и используют методику шести шляп, новая терминология уже стала частью культуры общения.

Ожидаю ли я, что слово «вока» подхватят массы? Наверное, нет, так как, при всем удобстве этого терми­на, смысл его неочевиден. Однако я надеюсь, что тер­мин «параллельное мышление» будет использоваться все шире, потому что я по себе знаю, как легко к нему привыкаешь. Смысл его вполне прозрачен. Более того, этот термин создает необходимый контраст с тради­ционным мышлением спорщиков. Словосочетание «параллельное мышление» ясно дает понять, что речь идет о сотрудничестве, а не соперничестве сторон.