Книги по психологии

КРИТИКА И УСТРАНЕНИЕ «НЕИСТИНЫ»
П - ПАРАЛЛЕЛЬНОЕ МЫШЛЕНИЕ

П

Редставьте себе золотоискателя, работающего в русле пересохшего ручья. Он роет лопатой землю и натыкается на твердую глыбу. Он в возбуждении за­мачивает глыбу в ведре с водой. Когда грязь стекает, его глазам открывается золотой самородок. Процеду­ра проста. Чтобы обнаружить золото, нужно удалить все «незолото».

Так же и мы в сфере мышления приучены верить, что нам нужно лишь удалить всякую «неистину», ука­зав на ее неверную природу, и тогда нам во всем блес­ке откроется истина.

У вас безукоризненно чистая, сверкающая ванная комната. Ребенок оставляет на стене отпечаток выма­занной джемом руки. Чтобы вернуть чистоту, вам нуж­но лишь удалить грязное пятно, несовершенство.

«Ты сделал все неправильно».

«Все было по-другому».

«Это попросту не так».

«Спрашивал вовсе не Джеральд».

«Киви не летают».

«Это из того не следует».

«Лебеди не всегда белые».

«Повышение цен не всегда ведет к снижению про­даж».

«Иностранная помощь — не метод развития мест­ной экономики».


Слово «критика» в переводе с греческого означает «умение судить». Почему же тогда это слово имеет у нас такой негативный подтекст и подразумевает ско­рее нападки, нежели объективное рассмотрение? По­тому что критика почти всегда используется в негатив­ном смысле. Если вы можете указать на «неистины», ложные утверждения, ошибочные предположения, вам откроется истина, или, по крайней мере, вы при­близитесь к ней.

Откуда пришла эта одержимость западного стиля мышления критикой и нападками? Прямо от Сокра­та. В свое время Сократ имел репутацию человека, способного разгромить любую идею или определение, но неспособного или не желающего предложить что - то лучшее. По-видимому, Сократ считал негативную критику самодостаточной. По крайней мере, так это казалось жертвам его нападок и некоторым другим его современникам.

Обычно считалось, что суть сократовского метода заключалась скорее в устранении ошибок, противоре­чий и ложных предположений, нежели в выработке лучших идей. Это сродни очищению запущенного сада от сорняков, что порой бывает первым этапом, необходимым для его благоустройства.

Сократ наслаждался, опровергая других. Если кто - то предлагал идею — даже вполне разумную, — Со­крат спешил привести контрпример, даже если этот пример был правомерен лишь в весьма специфичес­ких обстоятельствах (как, например, история с воз­вращением ножа сумасшедшему, упоминавшаяся выше). Его контрпримеры сильно затрудняли продви­жение хоть к какому-нибудь выводу. В некотором смысле можно похвалить Сократа за честность, кото­рая не позволяла ему «придумать» возможное реше­ние, но принуждала ждать, когда истина явится сама вопреки всем усилиям воспрепятствовать этому. Ис­тина, если она настоящая, должна быть способна пре­одолеть любые препятствия, воздвигаемые Сократом в форме контрпримеров.

Суть сократовского метода заключалась скорее в устранении ошибок, противоречий и ложных предположений, нежели в выработке лучших идей.

Этот аспект сократовского подхода, связанный с гсм, что истина подвергалась всяческим испытаниям, мог быть необходимым в его время и может оставать­ся необходимым сегодня в некоторых областях, но в большинстве случаев все-таки приносит больше вре­да, чем пользы. Развелось слишком много садовни­ков, которые твердо верят, что для успешного садо­водства достаточно одной прополки.

В западной культуре критическое мышление все­гда ценилось очень высоко, даже слишком высоко. И сегодня находятся люди, считающие критическое мышление высшим проявлением человеческого разу­ма. Это все равно что сказать: «последнее звено в цепи самое важное».

Лично я гораздо выше ставлю мышление конст­руктивное, а есть люди, которые еще больше ценят мышление творческое.

Представьте себе шестерых критически мыслящих людей, которые собрались за круглым столом обсу­дить строительство нового моста. Никакого разговора у них не получится, пока кто-нибудь не внесет конк­ретное предложение или проект.

Откуда эта вера в важность и самодостаточность критического мышления?

Есть несколько возможных объяснений.

1. Практические потребности образования

Образование обычно ассоциируется у нас с ученика­ми, сидящими в классе или в библиотеке. Иными сло­вами, учебные материалы выкладываются перед уче­никами, и от тех требуется «реагировать» на то, что им представлено. Эта реакция обычно принимает форму критических комментариев. А самая простая форма критического комментария — негативная.

2. Желание внести свой вклад

Если человек хочет принимать активное участие в обсуждении чего-либо, он должен что-то сказать, вне­сти свой вклад в разговор. И самая простая форма такого вклада — негативная:

«Да, но...»

«А как насчет такой опасности?»

«В наших условиях это не сработает».

Легче сосредоточиться на пяти процентах идей, которые могут не сработать, чем на 95 процентах, ко­торые сработают. Сократ внушил нам веру в то, что даже самые надуманные возражения правомерны.

3. Эмоциональное удовлетворение

Нет сомнений в том, что критика приносит эмоцио­нальное удовлетворение. Когда вы подвергаете напад­кам какую-то идею, вы ставите себя выше ее. Вандал, кладущий камень на рельсы, ощущает свое превос­ходство над инженерами, создавшими скоростной поезд, или над строителями, проложившими желез­ную дорогу. Критика является законным и полезным


Прикрытием ревности и зависти, как это часто имеет место в ученой среде. Под плащом искренней крити­ки могут скрываться личная неприязнь и интриги.

4. Достижение успеха

Для людей, лишенных творческих способностей, кри - 1 ика — один из немногих способов достичь какого-то успеха и влияния. Многие критики имеют больший нес в театральной среде, чем сами драматурги и ре­жиссеры. То же самое относится и к изобразительно­му искусству.

5. Это очень легко

( ледует признать, что критиковать очень легко, — это обычно не требует больших интеллектуальных усилий. ( казанное относится, конечно, не ко всякой критике, по в большинстве случаев справедливо. Если вы на­строены на критический лад, вам обычно нетрудно найти, что покритиковать, или предложить собствен­ную интерпретацию того, что было сказано, написано или нарисовано. Выбирая систему оценки, отличную от той, которой придерживался архитектор, строив­ший здание, вы легко можете критиковать расхожде­ния, возникающие между тем, что построено, и ва­шим «идеалом». Если здание простое, вы можете на­звать его скучной «коробкой». Если, напротив, здание ¡амысловатое, вы можете критиковать его как вуль- I лрное, кичливое, нарочитое и т. д. Если даже вы не шаете, что сказать, вы всегда можете покритиковать его за неоригинальность (то есть подражание чему-то другому) или повторяемость (то есть архитектор копи­рует сам себя). Существует целый репертуар подобных ремарок, которые очень легко применять к чему угод­но, и выглядеть при этом очень умным.

6. Без критики мир сойдет с ума

Существуют искренние и не совсем беспочвенные опасения, что без критики мир сойдет с ума. Модные идеи насчет инопланетян, о влиянии духов и эконо­мических циклах прочно завладеют массами. Как Со­крат считал критическое мышление необходимым для противодействия тлетворному влиянию софистов, так и мы убеждены в том, что на интеллигентных людях лежит ответственность охранять общество от безум­ных новых идей.

Всякие новые идеи необходимо подвергать ярост­ной критике. Если они выживут, значит, в них, воз­можно, что-то полезное есть.

Развелось слишком много садовников, которые твердо верят, что для успешного садоводства достаточно одной прополки. В западной культуре критическое мышление всегда ценилось слишком высоко. Даже сегодня находятся люди, считающие критическое мышление высшим проявлением человеческого разума.

Убежден, что существуют и другие причины, поче­му критическое мышление так манит к себе людей. Труднее понять, почему мы ценим его так высоко. Зачастую бывает действительно необходимо указать на то, что какие-то идеи не согласуются с фактами, опытом или ценностями, что одно отнюдь не следует из другого. Это очень полезные операции, и нам мо­жет казаться, что, если это делается правильно, все остальное получится само собой. Кроме того, критика обычно сопряжена с куда меньшим риском по сравне­нию с творческими усилиями, поэтому ее редко счи­тают чем-то «неправильным».

Тем не менее предположение, что для интеллек­туального благополучия общества достаточно лишь устранить ошибки мышления, представляется абсурд­ным. Водитель, не допускающий ошибок, необяза­тельно хороший водитель. Возможно, он просто все время держит машину в гараже и таким образом избе­гает возможных ошибок.

Понятное дело, что человек, у которого связаны руки, не может играть на скрипке. Но если развязать ему руки, означает ли это, что он автоматически ста­нет хорошим скрипачом? Почему же мы предполагаем, что для создания хорошего достаточно просто убрать плохое? Возможно, это связано с тем, что где-то на задворках сознания у нас крепко засел образ золото­искателя, моющего золото, или отпечаток ладони на стене ванной комнаты. Нужно лишь устранить непра­вильное, и мы останемся лицом к лицу с истиной. Эта идея составляет важную часть сократовского метода.

Следует ли из сказанного, что возражения, опро­вержения, негативная критика являются сугубо вред­ными привычками мышления? Отнюдь. Критикуя критику, я только что сам воспользовался ею. Критика является полезным и важным компонентом мышле­ния, так же как переднее левое колесо является необ­ходимым элементом автомобиля.

Тем не менее мы должны понимать, что только критического мышления как такового недостаточно. Нам нужно ослабить свою одержимость критическим мышлением и поставить под вопрос то огромное ува­жение, которое мы к нему питаем. Мы должны отно­ситься к такому мышлению очень критично, пони­мая, что зачастую это лишь простая дешевка. Мы должны понимать, что легкость, с которой нам дается критика, сильно затрудняет рождение новых идей. Особенно когда новую идею необходимо рассматри­вать в рамках новой парадигмы, а не в рамках старой, в которую она по определению не укладывается.

Стоит обратить внимание на то, что дешевая и примитивная критика в средствах массовой информа­ции преуспевает только в деморализации общества путем принижения достигаемых им успехов.

Как же с этой проблемой мог бы справиться метод параллельного мышления? Ключевым словом здесь должно быть «осторожность». Нужно не рубить с пле­ча, а допускать различные возможности.

«Здесь нужно все взвесить».

«В этих обстоятельствах нам нужно быть осторож­ными».

«Может получиться и по-другому».

«Есть и другая возможность».

Параллельное мышление не нуждается в резких, категоричных суждениях, которых требует сократов­ская система поиска истины. Дихотомия истина/ложь смягчается допущением «возможности», наложения, размытости краев. Альтернативные точки зрения могут сосуществовать рядом друг с другом — параллельно.