Книги по психологии

Конфигурация культуры
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Появление «Моделей культуры» (1934) стало собы­тием огромной значимости. В своей книге Бенедикт стремилась выйти за пределы простого описания пове­дения индивида как продукта своей культуры и охарак­теризовать согласованность культуры как целого, про­демонстрировать, что каждая кулыпура имеет уникаль­ную конфигурацию внутрикультурных элементов, которые все объединены одной культурной темой (ко­торую Бенедикт называла этосом культуры), опреде­ляющей не только каким образом элементы культуры соотносятся друг с другом, но и их содержание. Рели­гия, семейная жизнь, экономика, политические инсти­туции все вместе взятые образуют единую неповтори­мую структуру. Причем из различных возможных ва­риаций тех или иных систем отношений, способов действия, форм общественных институций в каждой культуре присутствуют только строго определенные ва­риации — те, которые соответствуют этосу культуры. Таким образом, этос культуры проявляется во всевоз­можных сферах человеческой жизни: в системах рас­пределения собственности, в структурах социальной иерархии, в материальных вещах и в технологиях их производства, во всех разновидностях половых взаимо­отношений, в формировании союзов и кланов внутри общества, в способах экономического обмена и т. п.

Все эти институции (и все иные, не перечислен­ные здесь, коих существует огромное число) сами по


Себе имеют большое количество типов и вариаций, но в каждом случае только один из этих типов встроен в рамки той или иной культуры. По мнению Рут Бене­дикт, культура, реализуя те или иные социальные мо­дели, соответствующие ее этосу, как бы почти не ос­тавляет места для иных типов тех же институций. Чер­ты, не органичные для данной культуры, не получают в ней пространства для своего развития. Те аспекты жизни, которые кажутся наиболее важными нам с точ­ки зрения нашей культуры, могут иметь чрезвычайно мало значения в других культурах, ориентированных иначе, чем наша. А какие-либо черты, которые имеют­ся в нашей культуре, могут быть переосмыслены в дру­гих культурах таким образом, что показались бы нам просто фантастическими. «Каждое человеческое об­щество, — писала Рут Бенедикт', — когда-то соверши­ло такой отбор своих культурных установлений. Каж­дая культура с точки зрения других игнорирует фунда­ментальное и разрабатывает несущественное. Одна культура с трудом постигает ценность денег, для дру­гой — они основа каждодневного поведения. В одном обществе технология невероятно слаба даже в жиз­ненно важных сферах, в другом, столь же «примитив­ном», технологические достижения сложны и тонко рассчитаны на конкретные ситуации. Одно строит ог­ромную культурную суперструктуру юности, дру­гое — смерти, третье — загробной жизни»[29].

Каждая их культурных конфигураций является следствием уникального исторического процесса. По­этому, по мнению Рут Бенедикт, говорить о степени развитости той или иной культуры — бессмысленно. Ведь их невозможно сравнивать! Бенедикт представ­ляла наиболее крайнюю степень культурного реляти­визма, которая вообще когда-либо проявлялась в пси­хологической антропологии.

Основываясь на данных полевых исследований племен квакиютль, цуньи, плейнс в Северной Америке и племени добу в Малайзии, Бенедикт описала их все в качестве четырех различных культурных конфигу­раций, детерминированных единой психологической темой. Она показала, что элементы культуры меняют свое значение под влиянием основной темы — этоса культуры, и что они становятся частью единой куль­турной конфигурации. Так, культура народности ква - киютль была определена ею как дионисийская, а на­родности цуньи — как аполлонийская (здесь очевидны ассоциации с работой Ницше «Происхождение траге­дии из духа музыки»). Квакиютль (дионисийцев) она представляла как постоянно стремящихся избежать обыденной ограниченности опыта, выйти из естест­венных рамок, как бы достигнуть иного порядка бы­тия. В этих целях они используют различные способы достижения транса, от танцев до наркотических ве­ществ. Цуньи (аполлонийцы) миролюбивы, не склон­ны к конфликтности, добры.

В это время проблема культурных моделей стано­вится доминирующей в культурной антропологии, хотя лишь немногие из антропологов приняли теоретичес­кие подходы Бенедикт безоговорочно. Особенно это ка­сается видения культуры наподобие модели индивиду­альной личности: культура, как и индивид, с точки зре­ния Бенедикт является устойчивым паттерном мысли и действия. От этого был всего один шаг до изображе­ния культуры в терминах интегрированных психологи­ческих тем, подобно тому «как психиатр в клинике мо­жет описывать личностную структуру пациента»[30].