Книги по психологии

Милфорд Спиро в защиту психоанализа И против кцльтцрного детерминизма // Структура личности
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

М. Спиро (Spiro) решительно выступает против тезисов, что культура является исключительным де­терминантом личности, а личность является усвоени­ем культуры. Так, он утверждает, что поскольку куль­тура является переменной, и поскольку, гипотетичес­ки, личность является просто культурой, усваиваемой социальными деятелями, то отсюда с необходимостью следует, что панкультурной человеческой природы не может быть; может быть только культурно-релятивная человеческая природа. А такая недифференцирован­ная модель личности (личность как состоящая исклю­чительно из культуры) является даже менее здравой, чем глобальная модель культуры. Если вместо этого принять более сложную модель личности — ту, в кото­рой личность, рассматриваемая как система, состоит из дифференцированных структур, каждая из кото-, рых выполняет особые функции, то культурная измен­чивость не нуждается в предположении о личностной изменчивости (и культурные сходства не нуждаются в предположении о сходствах в личности).

М. Спиро предлагает рассмотреть фрейдистскую модель, «согласно которой личность, как система, со­стоит из трех дифференцированных, но взаимосвя­занных структур. В упрощенном виде эти структуры состоят из импульсивной системы, или id; когнитивно-

Перцептуальной системы, или эго, и нормативно-пред - писывающей системы, или супер-эго. Эта модель явля­ется не только более сложной, чем модель усвоения культуры, но одна из ее структур — 1с1 — включает же­лания и страсти, многие из которых находятся в час - том, если не постоянном, конфликте с культурой. Кро­ме того, так как 1с1 является только одной структурой личности и так как другая ее структура — супер-эго — включает (среди прочих вещей) усвоенные культур­ные ценности, то многие желания социальных деяте­лей находятся не только в конфликте с культурными требованиями своей группы (внешний конфликт), но одна часть их личности часто находится в конфлик­те с другой (внутренний конфликт). В последнем слу­чае эго переживает конфликт между импульсами, ко­торые ищут удовлетворения, и усвоенными культур­ными ценностями, которые предписывают свои удовлетворения. Эта картина еще более усложняется, если учесть, что конфликт может быть и бессознатель­ным, и сознательным. Согласно этой модели личности социальное поведение часто не является ни прямым выражением недифференцированной личности, ни простым результатом влияния внешних культур­ных форм. Поведение является конечным продуктом цепи взаимодействующих психологических событий, включающих импульсные (¿с1), культурные и личные ценности (супер-эго), конфликтом между ними, и за­щитой против конфликта (эго). В большинстве случаев поведение — конечный продукт этой цепи — согласу­ется с культурными нормами, так как деятель обычно подчиняется своему супер-эго и разрешает конфликт посредством контролирования запретных импуль­сов — будь то сознательный механизм подавления или разнообразные бессознательные механизмы защиты (включая регрессию). Согласно этой модели личности социальные акторы являются не просто творениями своей культуры, сформированными по ее образу и от­ражающими ее ценности. Описание их ценностей яв­ляется только частичным описанием их личности. Их ценности, которые включают одну часть их мотиваци­онной системы, часто находятся в конфликте с други­ми, не менее сильными мотивами психобиологическо­го происхождения. Последние могут быть поставлены


Под контроль, но поскольку контроль не означает пога­шение, культура неизбежно продуцирует «недоволь­ство» — состояние, при котором социальный деятель часто не ладит с собой и со своей культурой[157].