Книги по психологии

Психоаналитическая аитроиология иослевоеииых лет
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Основная теория культуры и личности в психоло­гической антропологии, и в частности в исследованиях «национального характера», была психоаналитичес­кой. Это проиллюстрировано в деятельности многих антропологов, чья работа имела характер глубокого клинического исследования, как это было, например, в трудах Деврё.

Ж. Деврё полагал, что человек испытывает психо­логическую травму, если он не обладает возможностя­ми справиться с той или иной кризисной ситуацией или если он не может получить защиту, ожидать кото­рую принято в его культуре. Культура при этом может быть определена и как внутренний опыт, и как способ переживания. Психологические расстройства возни­кают в следующих случаях: они могут провоцировать­ся расстройством в социальных отношениях, они мо­гут провоцироваться рассогласованностью культур­ных моделей, они могут быть сами частью культуры и им может приписываться сакральное значение (ша-

Манизм). Кроме того, возможно расстройство, которое является следствием столкновения с чем-то таким, су­ществование чего вообще не предполагается данной культурой и от чего культура не имеет соответствую­щих защитных механизмов.

Человеческое поведение Деврё классифицировал следующим образом: нормальное — соответствующее культурным моделям, которые воспринимаются инди­видом как естественные и современные, эти модели интернализованы, хотя осознается, что источник их находится вне индивида. Незрелое — внешний источ­ник культурных моделей осознается, но воспринима­ется он неадекватно. Невротическое — неадекватное восприятие культурных моделей, перенос определен­ных значений с уровня на уровень. Психозное — куль­турные модели не осознаются как имеющие внешний источник, и значения предметам и объектам присваи­ваются субъективно и произвольно (горшок прирав­нивается к трону). Психопатическое — психопат осо­знает внешнюю природу культуры, но не приемлет ее, хотя он может эксплуатировать культурную лояль­ность других. Психопатические отклонения, считал он, управляются не инстинктом, а супер-эго.

Шизофрения — болезнь, имеющая этно-культур - ное происхождение. Она характерна для западноевро­пейских обществ. Она связана с дезориентацией в об­ществе и парадоксальными переходами с одного уров­ня абстракции на другой. Шизофрению вызывает отчужденность западноевропейского общества, где нет четкой границы между фантазиями и реальностя­ми, общества, для которого характерен инфантилизм. Таким образом, шизофрению провоцирует само шизо­идное общество, и поскольку шизофреники живут в шизоидном обществе, лечить шизофрению трудно[155].

Уэстон Ла Барр изучал огромный круг тем, от че­ловеческой эволюции до японского национального ха­рактера и от Библии до танца призрака американских индейцев. Он утверждал, что магия и религия имеют большое «эмоциональное правдоподобие», потому что


«локусом сверхъестественного мира является подсоз­нательная область».

Длительная и плодотворная деятельность Мил­форда Спиро также иллюстрирует способность антро­пологии затрагивать самые фундаментальные из веч­ных вопросов о человеческой природе. Спиро резко критикует ключевые проблемы теории культуры и личности. Например, подобно Кардинеру Спиро смотрит на религию как на проективную институцию: однако он анализирует религию как «культурно кон­ституируемый защитный механизм», расширяя по­средством этого рамки теории культуры и личности до сферы душевного здоровья. Спиро также проводит ис­следования развития социализации и личности в изра­ильских кибуцах. Оно замечательно своей тщательно развитой методологией изучения развития личности и исследования фундаментальных вопросов человече­ской природы и культуры (особенно, универсальность психоаналитически обоснованных стадий развития). Это предвосхищало его позднейшую главную работу об Эдиповом комплексе и биологическом подавлении пола. Наконец, хотя многие представители классичес­кой школы «Культуры и Личности» занимались теори­ей, Спиро делал это сознательно и систематически. Он полагался на психоанализ и социальные теории обуче­ния; но он также обращался и к теории социальных си­стем и к философии науки, включая логику функцио­нального анализа. Результатом было появление теории (1987), которая рассматривала интеракцию личности, социальной системы и культуры и идентифицировала элементы личности, которые делали социальные сис­темы проблематичными[156].

Я Основным вкладом психоанализа в антропологию

Явился акцент на эго-функциях, таких как эго-адаптив - ная, эго-защитная и эго-интегративная. Фактически это версия психоанализа, которая состоит в том, что струк­туры психики находятся в постоянном взаимодействии в рамках динамической системы («эго», «ид», «супер - эго»), причем если «ид» и «супер-эго» бессознательны, то «эго» имеет три составляющие (сознательное, пред-

Сознательное и бессознательное); каждая из сфер психи­ки имеет свою собственную функциональную нагрузку и роль в поддержании личности как целостной системы. Своеобразная вольность в обращении антропологов с психоаналитической теорией, с нашей точки зрения, шла антропологии на пользу. Антропология не могла принять учение Фрейда целиком, поскольку оно заме­щало собой антропологические теории и противоречило данным, полученным антропологами в ходе полевой ра­боты. Но некоторые из психоаналитических концепций, при творческом их применении, очевидно способствова­ли развитию психологической антропологии.