Книги по психологии

Культура как инструмент удовлетворения психобиологичесш потребностей
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Возможно, ни один из культурных антропологов XX в. не захватил столько сфер в своей исследова­тельской работе, как Малиновский. Теоретическая ориентация Малиновского, его психобиологический


Функционализм одновременно охватывают централь­ные постулаты психоанализа и предвосхищают важ­нейшие акценты школы «Культура и Личность»: био­логическая и психологическая необходимости яв­ляются отправной точкой в исследовании отношения индивида к культуре; соответственно главной функ­цией любой культуры является исполнение психоло­гических и биологических потребностей личности. В частности, экспрессивный компонент культуры (например, религия, магия, искусство, игра) есть инст­румент для исполнения этих нужд. Превратности че­ловеческой сексуальности жизненно важны для инте­грации индивида и культуры. Для Малиновского ребе­нок есть родитель взрослого как носителя культуры. Малиновский широко известен в связи со своей про­веркой Эдипова комплекса и предположением о его отсутствии у тробрианцев. Здесь он наиболее практи­чески подходит к культуре и личности. Малиновский поднимает вопросы, которые позднее приобретут большую важность для понимания культуры и лично­сти: 1. Как на универсальные психодинамические процессы, как основополагающие в психоанализе, воздействует межкультурная изменчивость в практи­ках социализации? 2. Каким образом опыт младенцев и маленьких детей трансформируется в культур­ную ориентацию взрослых? Его психобиологический функционализм пытается интегрировать индивидуу­ма и культуру.

Вот как сам Малиновский формулировал «аксио­мы функционализма»: (1) Культура в своей сущности является инструментальным механизмом, с помощью которого человек может лучше справляться с теми специфическими проблемами, которые ставит перед ним окружающая его среда в ходе удовлетворения им своих потребностей. (2) Культура является системой объектов, действий и установок, в которой все состав­ляющие ее части являются средствами для некой цели. (3) Культура является целостностью, в которой все ее элементы независимы. (4) Все эти объекты, виды дея­тельности и установки организованы для решения жизненно важных задач в форме в институций, таких как семья, клан, община, племя; эта организованная 80 структура создают почву для экономической кооперации, политической, правовой и образовательной дея­тельности. (5) С динамической точки зрения, то есть рассматриваемая как род деятельности культура мо­жет анализироваться в различных аспектах, таких как образование, социальный контроль, экономика, систе­ма познания, верований, мораль, а также как способ творческой и художественной деятельности. (6) Куль­турный процесс, рассматриваемый с точки зрения его конкретных проявлений, всегда включает человечес­кий фактор, который определяет соотношения раз­личных видов деятельности между собой. Люди орга­низуют культурные элементы, взаимодействуя друг с другом вербальным образом или посредством симво­лических действий. Культурные элементы, человечес­кие группы и системы символов — вот три составляю­щих культурного процесса[62].

Согласно Малиновскому, все культуры основыва­ются на «базовых потребностях». Эти базовые потреб­ности затем ведут к культурным «императивам» или вторичным потребностям, которые затем преобразо­вываются в культурные «ответы». Например, основ­ные потребности человека в пище удовлетворяются в специфических культурах посредством определен­ных технических навыков и инструментов и паттер­нов человеческой кооперации для охоты, земледелия и рейдов с целью наживы... Как скоро эти средства и мероприятия принимаются обществом, они стано­вятся культурным императивом или вторичными по­требностями его членов. Сумма таких вторичных по­требностей в данном обществе является его культур­ным ответом в форме экономики.

«Малиновский не выходил за пределы питания, секса и физической безопасности в своем обсуждении основных потребностей. Более обширные и точные формулировки их и их культурных производных по­явились гораздо позже, уже после его смерти... Но те­ория потребностей Малиновского объясняла только некоторые общие знаменатели несхожих культур, а не элементы и тенденции, которые делали их различны­ми одновременно на общественном и на индивидуаль­ном уровне... Даже на уровне общих знаменателей ос­новные потребности не могут объяснить некоторые культурные феномены. Например, какая основная по­требность или потребности объясняют универсаль­ность искусства? И с другой стороны, почему живот­ные так сильно отличаются от людей, хотя они имеют те же самые основные потребности? Однако теория основных и производных потребностей Малиновского наводит на мысль о новом направлении, то есть о пси­хических факторах, лежащих в основе человеческого поведения... Межкультурный контраст, который дает право допустить различие между внутренним и внеш­ним контролем»[63].

Функционализм Малиновского основывался ско­рее на потребностях индивида, чем на нуждах социаль­ной системы. Так, когда он специфицировал, что куль­тура составляется из «семи основных человеческих по­требностей», а они есть факторы, подобные питанию, воспроизводству, комфорту и безопасности, то все они локализуются скорее в индивидуальном сознании, чем в сознании группы или более широкого коллектива; они делают, тем не менее, вклад в интеграцию всего об­щества. Эта индивидуализация культурного ответа и зарождения является стержнем его отличного на­правления и точкой разрыва его функционализма со структурным функционализмом. «Профессор Рад - клифф-Браун, насколько я могу видеть, — писал Мали­новский, — все еще развивает и углубляет взгляды Французской социологической школы. Он поэтому должен пренебрегать индивидом и биологией. Функ­ционализм отличается от других социологических тео­рий более определенно, возможно, в его понятии и оп­ределении индивида более, чем в другом отношении. Функционалист включает в свой анализ не просто эмо­циональную, а также интеллектуальную сторону мен­тальных процессов, но также настаивает на том, что че­ловек в своей полной биологической реальности дол­жен быть введен в наш анализ культуры. Телесные потребности и влияния внешнего окружения и обусловленное культурой к ним отношение должны изу­чаться бок о бок»[64].

Малиновский часто относится к культуре как к «социальному наследию». Он не интересуется эво­люционизмом и выражает прежде всего интерес к культуре. Он твердо верит в необходимость деталь­ного полевого исследования и стимулирует изучение на границе между дисциплинами, такими как социоло­гия, психология, история и антропология.