Книги по психологии

Концепция личности в распределительной модели культуры
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

«Личность» определяется Шварцем как комплекс основанных на опыте производных индивида. Она включает как те производные или конструкты, которые являются для каждого индивида уникальными, так и те, что присущи целой группе индивидов — будь то мен­тальные конструкты, характерные для отдельных внут - рикультурных групп, или ментальные конструкты, ха­рактерные для всех носителей данной культуры. При этом подходе понятия «идеоверзия» и «личность» значительно пересекаются. Как личность является со­вокупностью субъективного опыта индивида «в-культу- ре-как-в-процессе», так идиоверзия является совокуп­ностью поведенческих моделей, моделей восприятия и чувствования, выработанных индивидом «в процессе культуры». Личностные конструкты локализуются в со­знании, предсознании и подсознании, они могут иметь свои составляющие на всех этих уровнях.

Шварц рассматривает личность как включающую по крайней мере четыре типа ментальных конструк­тов. Первый — это комплекс конструктов, связанных с саморефлексией. Второй — комплекс конструктов, относящихся к поведенческой сфере и тесно связан­ных со «значимыми другими», это поведенческие кон­структы, которые усваиваются человеком в процессе социализации. Третий — это комплекс базовых конст­руктов, лежащих в основе человеческой способности к структурированию своего опыта, включая его когнитивную и аффективную составляющие. Четвертый — это большой комплекс конструктов, представляющих знание, верования и ожидания касательно событий (сюда же следует отнести представление о норме и за­претах). Индивид аккумулирует эти ментальные кон­структы. Они в значительной мере определяют его и в качестве личности, и в качестве «идеоверзии». С одной стороны, индивид существует внутри собы­тий, которые модифицируют его сформировавшиеся ранее (в частности, и в процессе социализации) мен­тальные конструкты, с другой, — индивид сам форми­рует события, вступая при этом во взаимодействие с другими индивидами. Личностный опыт обеспечива­ет индивидуальную поведенческую ориентацию в том, что касается восприятия и толкования событий. Необ­ходимость взаимодействия обеспечивает принципи­альную целостность культуры.

Комплекс личностей конституирует распредели­тельный (дистрибутивный) локус культуры. Личность — это отдельная версия, или «порция», культуры. Культура состоит из всех личностей-индивидов, составляющих общество. При замене «личности» на «идеоверзию» эти утверждения остаются верными, «идеоверзия» может также рассматриваться как распределительный (дис­трибутивный) локус культуры. Описание личности как дистрибутивной единицы культуры не подразумевает того, что личность следует рассматривать как микро­косм культуры, каким-то образом редуцируемый и ус­ваиваемый каждым индивидом. Эта модель скорее под­черкивает наличие множества личностей, обладающих способностью к структурированию событий и конст­руктивно-ориентированному поведении. Хотя отдель­ные личности и их когнитивно-оценочно-аффективные конструкты опыта являются составляющими культуры, они могут быть противоречащими друг другу и кон­фликтующими друг с другом, с ведущими тенденциями или конфигурациями культуры. Подобно этому и мен­тальные конструкты индивида могут варьироваться. Модель культуры как комплекса личностей не устраня­ет конфликт. Напротив, различия и сходства между лич­ностями в культуре становятся центральной исследова­тельской проблемой. Внутрикультурные различия могут вести и к конфликту, и к взаимодополнительности.


Нельзя отрицать, что взгляд на личность как на ми­крокосм культуры имел в истории антропологии свою ценность. «И конфигурационистский подход Рут Бене­дикт, Маргарет Мид, Джоржа Бейтсона, и культурно­дедуктивная деятельность Абрама Кардинера, и кросс- кульутные исследования Джона Уайтинга внесли боль­шой вклад в наше понимание культуры и личности. Но их подход уязвим. В системе, состоящей из челове­ческих существ, части имеют много способов превос­ходить целое. Индивиды могут, например, формиро­вать конструкты целого. Личность имеет собственной взгляд на свою социальную и культурную среду. Лич­ности присущи ожидания в том, что касается поведе­ния других. И эти конструкты могут колебаться в пре­делах от высоко специфических ожиданий относи­тельно отдельных индивидов или групп до ожиданий, связанных с классами индивидов в типичных ситуаци­ях. Короче, личность содержит конструкты, которые являются частями самоэтнографии культуры, а также конструктами ожидаемого поведения и характеристик всех других групп, с которыми отдельная группа нахо­дится в контакте»1. Теоретики «Культуры и Личности» смотрели на личность как на нечто, что проводит через себя культуру, как проводник может пропускать элек­трический поток. Однако у многих антропологов появ­лялись идея, что культура распределяется между ее но­сителями, что культура, воплощаясь в индивидах, как бы «развоплощается», поскольку в каждом индивиде она воплощается только частично. Культура сопряже­на с опытом индивида. Без эксплицитной дистрибу­тивной модели культуры, однако, такие утверждения не выходит за пределы очевидного.