Книги по психологии

Внимание к взрослым индивидам
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Необходимо отметить, что если в культуро-центри - рованном подходе большое внимание уделялось анали­зу детства как преимущественного периода социализа­ции и аккультурации, то с точки зрения личностно - центрированного подхода национальный характер отражает то общее, что присуще взрослым личностям. «Внимание к взрослым предопределено двумя основ­ными вопросами: (1) В чем состоит роль модальной лич­ности в установлении, достижении и изменении кол­лективных поведенческо-идеологических структур? (2) В чем состоит роль социокультурных сил в продуци­ровании и изменении тенденций модальной личности? Первый вопрос связан почти исключительно со взрос­лыми, то есть с теми, кто осознанно участвует в обще­ственных институциях и кто определяет коллективную политику. Во втором вопросе взрослая модальная лич­ность является тем предметом, который необходимо понять. Определение национального характера не предполагает строго унимодального распределения личностных характеристик. О национальном характе­ре можно говорить уже тогда, когда модальные лично­стные тенденции и синдромы обнаружены. Как много таких модальных личностей может быть обнаружено в одном обществе — это важный эмпирический и тео­ретический вопрос. Кажется невероятным, чтобы ка­кие-либо специфические личностные характеристики или типы характеров в современной нации составляли бы 60 — 70%. Однако было бы разумной гипотезой пред­положить, что нация может быть определена ограни­ченным числом модальных типов, например, пятью или шестью, из которых одни составляют 10 — 15% от всего населения, другие до 30%. Эта концепция национально­го характера может объяснить различия социоэконо - мических классов, геосоциальных регионов, этничес­ких групп и т. п»[142].

Поскольку признавалось, что в обществе присут­ствует несколько «модальных личностей», то получа­лось, что «модальная личность» — комплекс особенно­стей, свойственный только какой-то части взрослых членов нации, в противоположность другой ее части. В этом случае вопрос о национальном характере как совокупности поведенческих, эмоциональных и т. п. характеристик, присущих всем членам нации, должен был либо вовсе сниматься, либо ставиться совершенно иначе, а именно так, что характер нации определяется особенностями распределения внутри национальной целостности различных типов личности, а не является совокупностью психологических черт, характерных для каждого представителя данной нации. Эти психо­логические черты в отдельных личностях могут выра­жаться в различных комбинациях, преломляться раз­личными способами. Такйм образом, признавалась вариативность внутри единой культуры типов лично­стной организации.

При рассмотрении такой мультимодальной нации можно говорить скорее о «характеристиках нации» как коллектива, а не о «национальном характере» ин­дивидуумов, составляющих этот коллектив. «Модаль­ная личность», таким образом, распределяется между взрослыми членами общества, и общество, в свою оче­редь, может рассматриваться как конфигурация пси­хологических типов, имеющих общее основание. О происхождении этого общего основания, равно как и о характере распределения внутри общества «мо­дальной личности», о наличии или отсутствии у кон­фигурации психологических типов какой-либо функ­циональной нагрузки, способствующей, например, ус­тойчивости данного общества, Инкельс и Левинсон не говорят. Более того, они ставят под сомнения связь между «вторичными общественными институциями» и «модальной личностной структурой».