Книги по психологии

Принцины полевых исследований Уайтиига и Чайлда
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Подход Дж. Уайтинга и И. Чайлда (который можно назвать кросс-культурным) был близок к упрощенно­му варианту подхода Кардинера и состоял в том, что в каждой из изучаемых ими культур выбирались опре-


Деленные аспекты, которые проверялись на предмет корреляции между собой[182]. Причем если объекты срав­нения у Кардинера были изначально заданы, так же как и используемые методологические процедуры, то Уайтинг и Чайлд постоянно искали в культуре объ­екты, которые могли бы коррелировать между собой. Наиболее часто это были аспекты, имеющие социаль­ное влияние (экономика, социальная культура). Парал­лельно изучались также методы воспитания детей, принимаемые за основные культурные характеристи­ки из-за их раннего и поэтому глубокого и постоянно­го формирующего влияния на развитие личности, ко­торое психологические теории приписывали им. По­сле выбора основных аспектов культуры строились гипотезы — обычно на основании психоаналитичес­кой или поведенческой теории — о воздействии ос­новных аспектов культуры на личность типичного ин­дивида. Это рассуждение больше всего приложимо к последствиям социализации. Эти исследования были призваны доказать, что личностные процессы в типич­ном индивиде обеспечивают важную связь между фундаментальными культурными переменными эко­номики и социальной культуры и теми аспектами культуры, которые наиболее способны испытывать влияние со стороны типичных личностных характери­стик, проистекающих из основных культурных моде­лей, «что личностные характеристики индивидов в значительной степени формируются под воздействи­ем присущих данному обществу обычных способов воспитания детей, а также успехов и неудач в более поздний период жизни»[183]. Характер группы конструи­ровался на основании выводов из культурных данных, и личности членов группы оценивались, на основании тестирования. Если наблюдалось согласие между мо­дальной личностной тенденцией и общей картиной ха­рактера группы, это служило подтверждением, что процедуры, посредством которых эта картина была со­ставлена, валидны, а объекты, между которыми пред­полагалась корреляция, выбраны правильно. Если же соответствия не наблюдалось, тогда адекватность кар­тины характера группы ставилась под вопрос, иска­лись новые процедуры и методы.

Все используемые Уайтингом и Чайлдом категории заведомо упрощались, по сравнению с категория- ма, Кардинером, хотя в результате, как мы сейчас уви­дим, складывалась теории более сложная, чем у Карди - нера. «Понятие «характера группы» не отражало обще­ство как целое, а сводилось до некоторого сегмента общества; понятие модальной личности также годится лишь для гомогенной группы. Любое общество, даже простейшее, состоит из сегментов, которые могут за­метно различаться. Сегменты могут быть нескольких видов. Каждое общество имеет подгруппы, члены кото­рых взаимодействуют друт с другом особенно часто или особенными способами; семья, соседи, община. Общество может также включать сегменты, членство в которых имеет особую форму внутреннего взаимо­действия, например, профессиональные группы. Но каждое общество включает также сегменты, член­ство которых определяется вне зависимости от специ­ального взаимодействияю внутри сегмента: например, отцы. Любой сегмент общества может иметь специаль­ные значения, понятные для его членов»1. Все эти куль­турные группы имеют различные модальные личности.

Многие идентичности, которые личность выбира­ет, не важны в смысле влияния на группу, другие же не­избежно имеют оперативный характер в ее взаимодей­ствиях с другими и посредством культурной регуляции могут быть рассчитаны на то, чтобы временами иметь стрессовые последствия (радостные или печальные). Наличие таких особых идентичностей может затруд­нить для исследователя отыскание множества линий причинности, но, с другой стороны, они могут высту­пать как «ключи» для целой цепочки событий. Благода­ря им, например, может сохраняться стабильность культурного регулирования социальных интеракций.