Книги по психологии

Психоанализ и иссдедовавня национального характера // Состояоие психоаналитического оодхода в антропологии в конце 30-40-х гг. XX в
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Психоанализ играл очень важную, но иногда па­радоксальную роль в изучении национального харак­тера. Как утверждал Клод Клакхон, нет другой кон­цепции, которая была бы сравнима по важности для общественных наук. Маргарет Мид особо подчерки­вала его важность в развитии исследований культуры и личности. Психоанализ предлагает концепцию че­ловеческой природы и человеческого развития, кото­рая универсально применима ко всем обществам. Примерно с середины 30-х гг. психоанализ рассмат­ривался как основная, хотя и недостаточная теорети­ческая база исследований национального характера. И хотя он был основным источником идей и гипотез, он редко принимался психологической антропологи­ей как систематическая теория. Каждый исследова­тель имел свой собственный подход, в котором тради­ционная психоаналитическая теория модифицирова­лась, дробилась, совмещалась с различными другими точками зрения. Эта интеллектуальная атмосфера имела ту ценность, что вызывала большое интеллек­туальное брожение и междисциплинарный обмен. Очевидно, что изучение личности и культуры не про­сто включало приложение психоаналитической тео­рии, но и вносило свой вклад в теоретическое разви­тие психоанализа и связанных с ним точек зрения. Однако реакция на теорию Фрейда в целом была ско­рее критической, чем конструктивной. Было мало по­пыток сформулировать систематическую теорию личности и мало дискуссий на общем теоретическом уровне по психологическим проблемам анализа на­ционального характера. В целом использование тео­рии личности было скорее имплицитным и случай­ным. Р. Линтон, например, определял личность как «организованный агрегат психологических процес­сов и состояний, относящихся к индивиду»[153]. Он пола­гал, что было бы «мудрым» оставить неясность отно­сительно специфической природы процессов и со­стояний. Наконец, смешивая функционализм и теорию привычки, он приходил к концепции ценно - стно-установочной системы как, может быть, наибо­лее полезной для описания индивидуальной и модаль­ной личности. При этом он дает только общую харак­теристику этой системы, не проводя ясных различий между «личностью» и «культурой», описывая и ту и другую в ценностно-установочных терминах[154].

Психоаналитики начиная, как минимум, с 30-х гг. осознавали, что социальное окружение имеет особое влияние на человеческую личность и ее формирова­ние, что структуры «эго» и «супер-эго» основаны на взаимодействии внешних сил и импульсов организма Тем не менее относительно мало делалось в русле такого наиважнейшего направления, как создание психоаналитической теории реакции человеческой психики на внешние воздействия и взаимодействия между личностью и этими внешними импульсами. Психоаналитики концентрировали свое внимание на тех процессах, которые происходили внутри индиви­да, на взаимодействии инстинктов и репрессивных ме­ханизмов, и игнорировали когнитивные и коннатив - ные процессы в индивиде, которые также были связа­ны с деятельностью бессознательного.

Развитию новых направлений в психоанализе спо­собствовало и развертывание исследований в области национального характера, где вопросы взаимодейст­вия человека со средой, восприятие человеком внеш­ней среды, репрессирование определенных срезов внешней информации, проблема когнитивной функ­ции бессознательного вставали особо остро. Так, в ча­стности, в рамках личностно-центрированного подхода к исследованиям национального характера временами ставились вопросы о национально-специфических структурах бессознательных механизмов психологиче­ской защиты индивида и национально-специфических структурах адаптивных механизмов.