Книги по психологии

«Картина мира», self и личностные когницнн
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Self является осью «образа мира». Свойства суще­ствования отличны от self и в то же время с ним связа­ны. Self-идентификация и культурно конституирумые понятия о природе self являются существенными для деятельности всех человеческих обществ. Особенно важна когнитивная ориентация self на мир объектов, отличных от self. Так как природа этих объектов также является культурно конституируемой, для членов об­щества обеспечивается унифицированное феноме­нальное поле мышления, ценностей и действия, кото­рое одно интегральное целое с интегральным типом об­раза мира, который характеризует данное общество[212]. Поведенческое окружение self, таким образом, струк­турируется на основании разнообразного мира объек­тов, отличных от self, «различается, классифицируется и концептуализируется в отношении касательно атри­бутов, которые культурно конституируются и симво­лически опосредуются через язык. Объектная ориен­тация также обеспечивает почву для интеллигибельной интерпретации событий в поведенческом окружении на основании традиционных предположений, касаю­щихся природы и атрибутов объектов и имплицитных или эксплицитных догм, касающихся «причин» собы­тий». Человеческие существа в любой культуре получа­ют когнитивную ориентацию в космосе; имеет место скорее «порядок» и «причина», чем хаос. Существуют базовые предпосылки и принципы, даже если они со­знательно не сформулированы и не артикулированы самими людьми. Мы встречаемся с философскими предпосылками их мышления, с природой мира, как они его видят2.


Каким может быть отношение между когнициями, которые возникают из когнитивной структуры, и раз­нообразием реальности? Ответ на этот вопрос требует выяснения понятия образа мира. «Образ мира тогда следует рассматривать как организованную систему личностных когниций организма, которые конституи­руют модель или образ реальности (то есть «образ, ко­торым существуют вещи»). Это предполагает, что лич­ностные когниции непосредственно основываются на когнитивной структуре и опосредованно основываются на ментальной и психологической структурах. Это да­лее предполагает, что образы мира склонны быть «ин­капсулированными», т. е. они меньше, чем вся реаль­ность. Точная форма инкапсуляции зависит от психо­эпистемологического профиля личности: лежит ли рационализм, эмпиризм или метафоризм в основании эпистемологической иерархии личности. Сильный кон­структивистский элемент в когниции выявляет тради­ционную проблему субъетивного-объективного и под­нимает вопрос о "правдивости" "образа мира"»[213].

Знание существует только из взаимодействия между субъектом и объектом (т. е. окружением). При этом мы не можем совершенно отделить то, что доставляется субъектом от того, что дается объектом. «Так как мы познаем только через психобиологичес­кое снаряжение, которое мы имеем, и так как процесс познания включает активного, конструктивного по­знающего, то невозможно знать степень, с которой по­лучающиеся в результате картины мира представляют «реальность вне». Иначе говоря, было бы необходимо знать природу реальности в некотором окончательном смысле для того, чтобы оценить, насколько хорошо данная картина мира приближается к «объективной истине». С другой стороны, поскольку различные ор­ганизмы, используя психобиологическое оснащение, им доступное, успешно адаптируются к миру, чистый скептицизм смешон. Уменьшение неопределенности может иметь место только при увеличении нашего по­нимания когнитивных аспектов процесса познания.