Книги по психологии

Кларк Висслер: попытка противопоставления психологии и этнологии. Понятие врожденной «культурной экипировки»
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Клар» Висслер

Объяснения в терминах психологии. Психология име­ет дело с универсальным и врожденным в человечес­кой природе и поэтому не может объяснить частное и общее в историческом опыте человечества. Культур­ные феномены могут быть поняты и объяснены только в терминах социальной истории и не могут быть дедук­тивным образом выведены из психологических прин­ципов. Только история может объяснить, что уникаль­но в культурных феноменах. Однако психология мо­жет стать прекрасной служанкой антропологии, если сосредоточится на объяснении того, какие элементы человеческого поведении являются врожденными, а какие приобретенными, и сможет предложить отчет­ливые эмпирические критерия для отделения психоло­гического от культурного[22].

Однако в более поздних работах Висслера антите­за психологически врожденного и культурно приобре­тенного разрушается, поскольку он приходит к выво­ду, что человеческая «экипировка культуры» сама по себе является врожденной. Человек может отвечать на естественные стимулы или приобретать специфичес­кую культурную традицию исключительно в пределах его «врожденной экипировки», хотя науке и неизвест­но, каковы эти пределы. Висслер начинает разделять универсальные культурные модели и конкретное ис­торическое содержание, с которым эти универсаль­ные модели сопрягались. Универсальные культурные модели человека включают речь, материальные черты (жилище, одежду, орудия труда и т. п.), искусство, ми­фологию, научное познание, религиозную практику, семейную и социальные системы, систему управле­ния, собственность, войну и т. п. Внутри пределов культурных моделей существует, однако, пространст­во для бесконечных вариаций. Исторически приобре­тенные вариации содержания отличают одну культуру от другой. Источником происхождения культурных моделей является культурная экипировка человека, которая предает культурно-специфическую форму его инстинктам и побуждениям и провоцируют чело­века включаться в культурный процесс и участвовать


В культуре, в которой он родился. Как полагает Вис­слер, человек строит культуру, потому что он не может избежать этого; в его протоплазме существуют побуж­дения, которые ведут его к этому даже вопреки его во­ле. Из этого следует, что если в какое-либо время пре­емственность культуры будет нарушена, человеческая группа начнет конструировать ее заново на основании старых моделей[23].

Культурная преемственность существует потому, что человек по своей природе экипирован для культу­ры и принужден к культурному строительству и не мо­жет избежать изобретения культурных форм согласно предопределенным моделям; культурная преемствен­ность является не исторической случайностью, а пря­мым следствием психобиологической природы чело­века. Культура не является «объективным конструк­том», чье существование независимо от человека; она зависит от врожденной экипировки человека и биоло­гической наследственности. «Подход, который закры­вает глаза на биологические основание культуры и особенно на рефлективный ответ, — с точки зрения Висслера, — неадекватен»[24].

Научная судьба Кларка Висслера — прообраз раз­вития антропологии последней трети XX в. Психоло­гизм, ставший одним из оснований антропологии, в 60 —70-х годах вдруг резко отвергается, провозгла­шается, что культурные и психологические феномены должны изучаться отдельно друг от друга, что первые должны объясняться в своих собственных терминах, без привлечения понятий, взятых из психологии. Это приводит к вытеснению психологической антрополо­гии из числа магистральных направлений антрополо­гии. Однако начиная с 80-х гг. происходит возврат к психологизму, причем отчасти в формах, очень близ­ких к поздним концепциям Висслера.

Ш Основной вклад Висслера в антропологию состоит в идее, что готовность к восприятию культуры является врожденной особенностью человека, и более того, в сво­ей общей форме врожденными являются сами культур­ные модели. Эти идеи получили широкое развитие в культурной психологии, прежде всего у Майкла Коула, одного из ведущих ее современных представителей, и быстро проникли в психологическую антропологию. Толчок к развитию этих идей дала лингвистическая кон­цепция Наума Хомского о врожденности языковых пара­дигм. Эта концепция Висслера — Коула представляет не­сомненную важность для современной антропологию. Следует отметить и интересную судьбу понятия «куль­турная экипировка», которое никогда не использовалось антропологами, но активно разрабатывалась представи­телями французской школы «Анналов», прежде всего Марком Блоком. Следует ожидать, что в ближайшее вре­мя это понятие войдет в арсенал психологической и ког­нитивной антропологии и культурной психологии, разра­батывающих в настоящее время проблему «культурных рамок» как системы инвариантности единой культуры (К. Гирц, Р. Шведер). Надо полагать, что понятие «куль­турная экипировка» может оказаться небесполезным и для дальнейшего развития этнопсихологии. Важным для антропологии представляется также положение, что если по какой-либо причине преемственность культуры будет нарушена, человеческая группа начнет конструи­ровать ее заново на основании старых моделей.,