Книги по психологии

Бронислав Мадинооский: функционализм // Анализ культурных институций вместо описания культурных черт
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Функционализм никогда не принадлежал к психо­логической антропологии, но оказал на нее, прежде всего в лице Бронислава Малиновского (МаИпоувкл), огромное влияние. Поэтому мы рассмотрим его основ­ные положения.

Первый тезис функционализма Бронислава Ма­линовского таков — культуру необходимо анализиро­вать не с точки зрения ее черт, а с точки зрения ее ин­ституций. Как пишет социальный антрополог Люси Мейр, «когда ученики Малиновского приступали к своей первой исследовательской работе, они выбра­ли «общество», и приготовили себя изучать «его куль­туру». Они, однако, не предполагали, что все, что они должны были сделать — это перечислить черты, кото­рые составляют культуру. Такой подход легко мог привести к абсурду, поскольку обычаи такой различ­ной значимости, как парламентское правительство и вкушение пищи при помощи китайских палочек, трактуются в одной и той же плоскости. Малиновский не позволил своим ученикам впасть в эту ошибку, так как он настаивал на том, что культуру нужно анализи­ровать не только в объеме ее черт, но и в объеме ее ин­ституций; для него парламентское правительство яв­ляется важным элементом культуры, а китайские па­лочки — всего лишь небольшая часть комплекса институтов, удовлетворяющих потребность питания. Если на людей смотрят как на носителей культуры, то может возникнуть опасность думать о культуре как о комплексе правил и технических приемов, незави­симых друг от друга <...>. Мы все же склонны гово­рить, что исследовательское поле лежит в плоскости общества, и стоит сказать, что мы под этим подразу­меваем. Обитатели изолированного острова, очевид­но, составляют общество; то же самое можно сказать

О жителях континента, которые признают над собой общую политическую власть. Но некоторые общества последнего типа настолько крупны и потому сложны для изучения одним ученым во всей их целостности, что антропологи разбили весь предмет исследования на секции — как то деревни, заводы и т. п. Мы дума-. ем об обществе, не о культуре, как об упорядоченном расположении частей, и наш интерес заключается в выявлении и объяснении этого порядка. Он состоит из отношений между личностями, которые регулиру­ются общим организмом признаваемых прав и обя­занностей»[58].

Постоянен интерес функционализма к взаимо­связи вещей, ко всем звеньям в социальной цепи, ко­торая связывает индивидов как членов общины. Сло­ва и действия являются значениями, которые, чтобы быть более полно изученными и понятыми, должны быть помещены в очень широкий социальный кон­текст. То, что люди делают и говорят, что они думают, имеет логическую когерентность и последователь­ность, которая относится ко всей социальной структу­ре общества. Жизнь общества не может успешно про­текать, если не будет такой упорядоченной структуры взаимоусиливающих ожиданий и «ролей», некоторой организации соединенных частей, которые прилаже­ны друг к другу, чтобы формировать одно гармонич­ное целое. Этот акцент на взаимозависимости со­циальных феноменов дает нам возможность более глубокого понимания основной динамики жизни об­щества[59].