Книги по психологии

Критика этнологического заблуждения
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Итак, было признано, что этнологи, стараясь избе­жать «психологических заблуждений», то есть редуци­рования культурных элементов к психологическим, впали в «этнологическое заблуждение», редуцируя психологические феномены к культурным, чтобы под­держивать свою теорию автономии культуры. Послед­ние также, в свою очередь, подверглись критике со стороны самих же представителей исторической шко­лы, которая в общих чертах сводилась к следующему. Признавать возможность редукции друг к другу куль­турных и психологических феноменов означает пред­полагать культурные феномены в качестве простых и гомогенных. Однако содержание культуры хотя и за­висит от психологических процессов и механизмов, не может быть дедуцировано из них по той простой причине, что в противном случае вся эпистемология, все познание должно быть признано врожденным, не­


Зависимым от нашего опыта. Культура, конечно, явля­ется функцией ума, но ум действует в связи с объек­тивным природным окружением. Другими словами, культура есть соотносительный феномен, всегда вклю­чающий актуальные отношения как с некоторыми природными феноменами, так и с природой в целом. Природа как целое есть условие культуры. Некоторые частные социальные черты, такие как инцест или экзо­гамия, включают некоторые психологические мотива­ции; без сексуальных импульсов не может быть супру­жества или сексуальных табу. Однако некоторые фор­мы и содержания культурных феноменов зависят от веры человека в то, что касается природы объектов его опыта, включая его самого. Различные культурные ве­рования и практики будут включать различные мен­тальные процессы, и психологические познания будут затребованы для полного объяснения некоторых куль­турных феноменов, но актуальные культурные данные должны рассматриваться как исторические и эписте­мологические данные[27].

Итак, ни психология, ни история не достаточны в качестве причины и условия культуры, поскольку по­следние являются внутренне сложным феноменом, включающим и психологический, и исторически при­обретенный опыт. Конкретный актуальный опыт явля­ется психокультурным и включает синтез психологи­ческой активности и культурных достижений, находя­щихся в связи с данным природным окружением. Культура включает три различных элемента, а именно организмы, идеи и объекты. Активное мышление и ор­ганизационные мотивации предполагают динамичес­кие факторы, которые порождают и стимулируют культурные процессы[28].

Параллельно с изменением в теоретических под­ходах в этнологии начались изменения и в концепту­альной базе академической психологии. Начиная с 30-х гг. исследования и теории личности заняли в ней более заметное место. Социальная психология значи­тельно расширила свое исследовательское поле. Эти процессы должны были сказаться на понимании места психологии в антропологических исследованиях. Од­нако ничего подобного не произошло.

■ Значение исторической школы. Между психологичес­кой антропологией и академической психологией воз­никла пропасть. Было ли это случайностью? Совре­менная психологическая антропология и культурная психология утверждает, что разрыв этот был законо­мерен. Проблема состояла в том, что теоретические основания магистрального направления психологии были неприемлемы для антропологов. Она не давала возможности сохранить необходимый баланс, не впа­дая ни в «психологическое», ни в «этнологическое за­блуждение». Вопросы, поставленные исторической школой, долгие годы оставались открытыми. Антропо­логам оставалось только самим приняться за разработ­ку теоретической базы науки психологии. В результа­те чего и зародилось популярное ныне и плодотворное направление — культурная психология. Это новое на­учное направление (ключевые труды культурных пси­хологов начали публиковаться только в 1990-е гг.) яв­ляется важным источником идей для современной ан­тропологии.