Книги по психологии

Развитие в рамках антрвввлвгии згв центрированнвгв исихванализа
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Примером изучения адаптивных свойств челове­ческой психики в рамках исследований национально­го характера может послужить концепция «социаль­ного характера» Эриха Фромма. Эта концепция зародилась как один из вариантов культуро-центриро - ванного подхода, (о чем мы уже говорили выше, указы­вая на то, что Фромм первоначально понимал под «со­


Циальным характером» совокупность норм, ценностей и верований, наиболее распространенных в той или иной культуре). Позиция Фромма подразумевала раз­личие между (1) социальными требованиями или соци­ально согласованной личностной структурой — той, которая в данном месте может функционировать наи­лучшим образом — и (2) действительной модальной личностной структурой, которую фактически можно обнаружить у членов данного общества.

Но, как это часто бывает, полемика вокруг предло­женной концепции привела к ее значительному пере­толкованию. «Социальный характер» стал восприни­маться не просто как характер, приемлемый в рамках данной культуры, но и требуемый данной культурой, данной социокультурной организацией. Иными слова­ми, «социальный характер» в этом истолковании включает в себя те черты, которые ведут человека к комфортному ощущению себя внутри данного обще­ства. Впрочем, вопрос о комформности индивида сво­ему обществу подспудно ставил еще А. Кардинер и его соавтор Р. Линтона, постольку, поскольку речь шла о соответствии между социальными требованиями и личностной структурой. Разница состояла в том, что Фромма интересовала комформность личности данно­му состоянию общества (фашизму, например) и эта комформность была неразрывна связана с изменчиво­стью, подвижностью личностной структуры. У Карди - нера же соответствие личности и среды формируется в раннем детстве, и любые инновации в данной среде происходят более-менее болезненно для индивида.

Постепенно создавалась новая постфрейдийсткая модель психоанализа. В чем ее основные отличия? Личность рассматривается как относительно стабиль­ная система, организованная особым образом, как бы имеющая центр и периферию. Функциональная важ­ность той или иной черты характера состоит в том, ка­кое место она занимает в целостной структуре лично­сти. На периферии лежат сознательные желания, ве­рования, ценности человека. На более глубоких уровнях происходят «эго»-защитные и «эго»-интегра - тивные процессы. На еще большей глубине находятся неосознаваемые желания, внутренние конфликты, об­разы себя и других. Все эти структуры находятся в по­стоянном взаимодействии в рамках динамической си­стемы («эго», «ид», «супер-эго»), причем если «ид» и «супер-эго» бессознательны, то «эго» имеет три со­ставляющие (сознательное, предсознательное и бес­сознательное). Каждая из сфер психики имеет свою собственную функциональную нагрузку и роль в под­держании личности как целостной системы. Две схе­мы психической системы, которые мы встречаем в ра­ботах Фрейда — в более ранних (сознательное, пред­сознательное и бессознательное) и в более поздних («эго», «ид», «супер-эго»), — в данном случае наклады­ваются друг на друга и отчасти переосмысляются («су - пер-эго» у Фрейда относится к сфере сознания).

Подобный взгляд на структуру личности был широ­ко распространен в том направлении исследований на­ционального характера, которое рассматривало культу­ру как «выученный феномен» — то есть феномен, усво­енный в глубоком детстве. Примером такого подхода могут служить работы Горера. Впоследствии такой под­ход получил свое продолжение и развитие в трудах Джона Уайтинга и Ирвина Чайлда в 60-е гг.