Книги по психологии

Роберт ЛеВин о соотношении культуры и личности: подведение итогов // Личность как аспект культуры
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Одним из наиболее значимых исследований, подво­дящих итоги развития школы «Культура и Личность», яв­ляется книга Роберта ЛеВина (ЬеУте) «Культура, пове­дение и личность»[232]. По мнению ЛеВина, исследования «Культуры и Личности» «являлись сравнительными ис­следованиями связи между индивидами (их поведенчес­кими моделями и ментальным функционированием) и их окружением (социальным, культурным, экономическим, политическим). Это широкое поле исследования может быть названо более компактно, например, психологичес­кими исследованиями, или разбито на поддисциплины, такие как психологическая антропология, кросс-куль - турная психология и транскультурная психиатрия»[233].

Психологические вариации личностей в различ­ных популяциях не получили в исследованиях «Куль­туры и Личности» должного внимания. «В наиболее ранних работах психологические различия между лич­ностями в различных культурах принимались как са­моочевидный факт, не требующий доказательств,


Раздел 1. »тори знтрвоодвгнн (1910-19801

Но при этом не отделялись друг от друга различия в культурной норме, которые огромны и хорошо задо­кументированы, и психологические различия, кото­рые трудно продемонстрировать. Демонстрация раз­личий (и сходств) между народами стала центральной темой школы "Культура и Личность"»[234].

Теоретическую позицию Рут Бенедикт, Маргарет Мид и их сотрудников (таких, например, как Дж. Го - рер) ЛеВин называет «Личность-есть-Культура» пози­цией[235]. Будучи культурными релятивистами, они счита­ли, что человеческие сообщества значительно разли­чаются в отношении культурных ценностей, в своих концепциях добра, истины, красоты, и что понимание культуры, отличной от своей собственной, требует рассмотрения ее с точки зрения ее члена. Антрополо­ги, приверженцы строгого релятивизма, доказывали, что культурные различия столь велики и так всепрони­кающие, что едва ли найдется универсальный аспект, на основании которого можно базировать кросс-куль - турное сравнение. Они рассматривали попытки клас­сифицировать или ранжировать культуры как необхо­димо включающие этноцентрическое пренебрежение туземным контекстом, из которого обычаи получают свои особые и неподдающиеся сравнению значения. Бенедикт и Мид переносили этот взгляд и на личность, демонстрируя, что предположения психологов об уни­версальности моделей детского воспитания, личност­ного развития, полоролевого поведения, умственных расстройств основано на этноцентризме и в действи­тельности это все различно для каждого народа. Бене­дикт и Мид пытались доказать, что личностные модели не только специфичны для каждой культуры, но и яв­ляются неотъемлемой частью всепроникающей, куль­турноспецифической конфигурации, которая придает им значение и вне которой они не могут быть адекват­но поняты. Другими словами, личность оказывалась аспектом культуры, аспектом, в котором эмоциональ­ные ответы и когнитивные способности индивидов были запрограмированы в соответствии с общим ри­сунком или конфигурацией их культуры («культурно


Моделированная личность»); социальные отношения, религия, политика, искусство были запрограммиро­ваны в соответствии с тем же самым рисунком.