Книги по психологии

Функции значений
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Обычно предполагается, что значения имеют толь­ко репрезентативные функции. С репрезентационист-

14 Психологическая антропология


Ской точки зрения культура состоит из познаний и ве­рований. Этот взгляд отчасти удовлетворителен. Во - первых, системы культурных значений действительно имеют важную репрезентативную функцию — за ред­ким исключением, таким, например, как музыка. Во - вторых, репрезентативная функция имеет большую адаптационную ценность — культура состоит их зна­ния о том, что есть и что может быть, и эти знания пе­редаются через представления.

Но большинство значимых систем не сводится к представлению. Они требуют участия от человека, при­нимающего данные значения. Здесь необходимо под­черкнуть, что тот, кто усвоил значимую систему, не следу­ет ее правилам автоматически или невольно. Нет, некото­рые элементы значимой системы имеют директивную силу, испытываемую человеком как необходимость или обязанность по отношению к чему-либо. Когда нас о чем - то спрашивают, мы отвечаем не автоматически. Потреб­ность дать ответ на вопрос является нормальным резуль­татом нашей социализации, и мы, давая ответ, испытыва­ем как бы социальное давление, заставляющее нас поступить таким образом. Можно выделить две системы мотивации, присутствующие в значимой системе: угроза общественных санкций и следование своей собственной системе ценностей. Обычно эти две системы тесно пере­плетены между собой.

Здесь Д'Андрад встает перед проблемой, что в антропологии последние годы принято считать, что то, что относится к области культуры не связанно с психологическими процессами. Директивная функ­ция, как полагают многие современные антропологи, относится скорее к области психологии и личности, чем культуры антропологии. Д'Андрад задается вопро­сами: являются ли частью личностной психологии це­ли и ценности, которые неизбежно сопряжены с ком­плексом психологических процессов, таких как фор­мирование мотивов или возникновение чувства тревоги? Вырабатывается ли связь между символом и мотивом только в результате социализации и много ли существует символов, которые никак не связаны с мотивами? Не является ли включение директивных и аффективных функций некоторого рода смешением индивидуального и культурного уровней анализа? Все


Эти вопросы, полагает Д'Андрад, могут возникать толь­ко из предпосылки, что истинная культура совершен­но не связана с психологическими процессами. А то, что включает комплекс психологических процессов, культурным не является. Установки, потребности, ме­ханизмы защиты очевидно включают в себя комплек­сы психологических процессов и обычно рассматри­ваются как часть личности, а не культуры, вне за­висимости от того, как они институциализированы и разделяются ли всеми членами культуры1.

Однако человеческое поведение всегда включает в себя комплексы психологических процессов. Даже если мы признаем, что культура — это прежде всего знание, то как знание может передаваться без участия психологических процессов? Для объяснения послед­него обычно используют такую метафору коммуника­ции: говорящий упаковывает идеи в слова (подобно то­му, как вещи упаковывают в ящик) и передает их по­средством голоса слышащему, который получает идеи, распаковывая их из слов. Такая передача вещей в ящи­ках не требует участи психологических процессов — необходима лишь физическая система передвижения ящиков. Но эта аналогия, утверждает Д'Андрад, не применима к идеям. Для того чтобы передать идею, не­обходима система психологических механизмов, по­средством которой значения переводятся в физичес­кие сигналы, а физические сигналы — в значения. Во - первых, человек должен понимать язык, на котором ему передается сообщение. Понимание — психологи­ческий процесс. Во-вторых, процесс продуцирования речи так же является психологическим. Однако суще­ствует разница в психологических процессах — тех, что включены в формирование когниции и перцеп­ции, и тех, что формируют мотивацию и чувствование. Когда один человек что-то сообщает другому, возника­ет впечатление, что идеи автоматически обращаются в слова, тогда как чувствования и желания пережива­ются как занимающие в уме человека свое собствен­ное место и отделены от восприятия стимула, в резуль­тате которого они возникли. Но это иллюзия. Идеи, точно так же как чувства и намерения, активированы


Посредством того или иного символа и являются, та­ким образом, частью значения этого символа.