Книги по психологии

РоОерт Редфильд о «картине мира»
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Концепция «картины мира» была сформулирова­на Робертом Редфильдом (Redfield, 1897— 1958) и ассо­циируется прежде всего с его именем. По определе­нию Редфильда, «картина мира» — это видение миро­здания, характерное для того или иного народа, это представления членов общества о самих себе и о своих действиях, своей активности в мире. «Картина мира» отличается от таких категорий, как «этос» культуры, способ мышления, «национальный характер». Если концепция «национального характера» касается прежде всего взгляда на культуру со стороны внешне­го наблюдателя, то «картина мира», напротив, изучает взгляд члена культуры на внешний мир. Это как бы комплекс ответов, даваемых той или иной культурой на извечные вопросы бытия: кто такой я и кто такие мы? Среди кого я существую? Каково мое отношение к тем или иным вещам? И если в случае ценностного подхода на все эти вопросы ответы даются как бы на универсальном языке, или, точнее, на языке европей­ской культуры, то концепция «картины мира» подра­зумевает интерпретацию культуры, выявление оттен­ков, характерных только для нее, применение к иссле­дованиям культуры метода эмпатии (сопереживания)[207].

Культура в концепции Редфильда состоит из тех «обыденных пониманий, проявляющихся в актах и ар­тефактах, которые характеризуют общества». Так как эти обыденные понимания являются предпосылками действия, то те, кто владеет общей культурой, обладают общими модусами действия. Культура не есть статиче­ская сущность, а длящийся процесс; нормы творчески пересматриваются со дня на день в процессе социаль­ного взаимодействия. Те, кто принимает участие в кол­лективном взаимодействии, подходят друг к другу с комплексом ожиданий, и реализация того, что ожида­ется, последовательно подтверждает и усиливает их ус­тановки. В этом отношении люди в каждой культурной группе постоянно поддерживают установки друг друга, каждый отвечая другому ожидаемым способом. В этом смысле культура есть продукт коммуникации[208].

По мнению Редфильда, необходимо видеть явления прежде всего изнутри и только потом возможно придти к их «внешнему» пониманию, т. е. пониманию во внеш­нем культурном контексте. Требование «видеть пред­мет изнутри» относится Редфильдом и к культуре, и к ее носителям, понимать психологию которых исследова­тель должен так, словно бы он был на их месте. Ведь член культуры может понимать значение любых ее ма­териальных или нематериальных элементов совершен­но иным и часто совершенно неожиданным для нас об­


Разом. Не вставая на точку зрения носителя культуры, мы ошибемся как в трактовке элементов культуры, так и культурной системы как целого.

Так, когда мы изучаем общину как экологическую систему, мы описываем ее совершенно иначе, чем сдела­ли бы это сами ее члены, которым нет никакого дела до науки экологии. Мы, исследователи, можем говорить об общине как об экологической системе или как о социаль­ной системе, тогда как для ее члена община — это систе­ма его родственных связей, а особенности его общины объясняются им самим как особенности родственных от­ношений в ней. Из этих связей может проистекать и вся его система ценностей, и взгляд на самого себя, окружаю­щих, внешний мир. Этнологу необходимо начать с того, чтобы распознать, где та точка, с которой носитель дан­ной культуры смотрит на мир, и если это система родства, как в приведенном примере, то прежде всего понять ее.

Для того чтобы изучать культуру, мы должны взглянуть на нее глазами ее носителя и увидеть оче­видные для него смыслы различных ее элементов, уви­деть связи между ее элементами так, как видит их он. Исследователь должен научиться говорить о культуре в тех категориях, с теми акцентами, в той последова­тельности, как это делает сам носитель культуры.

Редфильд утверждает, что не существует единой общенациональной «картины мира». В одной культуре существует несколько культурных традиций: в частно­сти, культурная традиция «школ и храмов» (как Ред­фильд ее называет — «большая традиция») и традиция деревенской общины (как Редфильд ее называет —. «малая традиция»). Соответственно и традиции («кар­тины мира») различных общин — различны. «Роберт Редфильд применяет термин «народное общество» к обществам, которые существовали прежде появле­ния городов, и также к сегодняшним обществам, кото­рые мало испытали на себе воздействие крупных ми­ровых цивилизаций. «Крестьянские общества» явля­ются первыми «народными обществами», которые вступили в контакт с городом. Взаимный симбиоз су­ществует между крестьянином и городом, крестьяне обеспечивают город зерном и другими продуктами и приобретают в обмен городские изделия. Редфильд считал, что существует особый крестьянский «стиль

Жизни», отмеченный характерной системой устано­вок и ценностей, которые можно обнаружить в крес­тьянских общинах в различных частях мира. Редфильд обнаружил многие доказательства существования одинакового «стиля жизни» у польских, китайских, курдских и гватемалских крестьян. Этот концепт, свя­зывающий особенный комплекс ценностей и устано­вок с особым типом экономики и способа жизни, поз­воляет проводить кросс-культурное тестирование»[209]. При этом Редфильд пишет и об отличии мировоззре­ний крестьян разных народов. В частности, он пока­зал, как разнится отношение крестьян к земле[210].

По определению, данному уже в 70-е гг., Клиф­фордом Гирцем, «картина мира» представляет собой присущую носителю данной культуры «картину того, как существуют вещи... его концепцию природы, себя и общества»[211].

Концепция «картины мира» предполагает, прежде всего, когнитивное содержание — информацию о спо­собе познания людьми окружающего мира. Но на прак­тике исследователи, описывающие образы мира, прису­щие тем или иным народам, изучают в большей мере не то, как народы познают мир, а результаты этого позна­ния: космологические, онтологические, эсхатологичес­кие системы. В этнологических работах «картина мира» оказывается этнографической абстракцией, т. е. попыт­кой антрополога дать целостный образ «туземной фило­софии», смоделировать за «туземца» его философскую систему. Таким образом, описание «картины мира» ока­зывается в большой мере исследовательским методом. Даже и сам Р. Редфильд порой называл описание «кар­тины мира» приемом, с помощью которого этнолог мо­жет посмотреть на мир как бы глазами «туземцев» и пе­редать «их порядок, их категории, их акценты», т. е. прийти к аутентичному пониманию культуры того или иного народа. В своих работах он стремился дать карти­ну, в которую вписываются конкретные когнитивные

Установки того или иного народа, его философские представления, этические и эстетические нормы, рели­гиозные и «научные» верования.