Книги по психологии

Специфика нонимания личности в культуре
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Предмет исследования «Культуры и Личности» вызывал непрекращающуюся дискуссию среди мно­гих антропологов. На одном конце находилась супер­органика Крёбера, и, возможно, более крайняя пози­ция — культурология Лесли Уайта, которая приближа­ется к утверждению, что ход истории не зависит от рождения отдельных личностей. Этот взгляд критико­вался на том основании, что культура не может суще­ствовать без индивида. На другом конце находились ученые, которые отмечали индивидуальные различия и культурное разнообразие в каждом обществе. Но очевидно, что ни одна наука о человеке не была бы возможна, если бы просто концентрировались на ин­дивидуальных различиях.

Чтобы удовлетворить обе крайности, желательно ввести экстенсивный анализ всех компонентов лич­ности, от биологического, связанного с физическим окружением, социального и культурного с одной сто­роны и универсального, коллективного, ролевого — с другой. Все человеческое поведение опосредуется через умы отдельных человеческих существ и все че­ловеческие существа живут в социальных группах, каждая из которых управляется специфическим пат­терном культуры. Все человеческое поведение, за ис­ключением случайных движений и рефлексов, явля­ется поэтому одновременно психологическим и со­циальным по природе. Однако к одним и тем же психологическим данным можно подходить с разных углов зрения. Угол зрения может оказаться основным различием между культурной антропологией и соци­альной антропологией и меяу^у ними и «Культурой и Личностью».

«Культура и Личность» имеет дело с человеческим поведением, по преимуществу в рамках идей, которые формируют основание взаимоотношений между инди­видом и его обществом. С одной стороны, она имеет де­ло с идеями, разделяемыми значительной частью любо­го общества. С другой стороны, «Культура и Личность» имеет дело с характеристиками обществ: реакция на за­воевание и несчастье, внутренние или внешние стиму­лы к изменениям, милитаризм и пацифизм, демократи­ческий и авторитарный характер; она имеет дело с тем, как эти и другие характеристики, постоянно связанные с некоторыми обществами, могут быть связаны с таки­ми вещами, как стремления, опасения и ценности, раз­деляемые большинством индивидов в этих обществах.

«Имея в виду эти соображения касательно цент­ральных вопросов «Культуры и Личности», мне бы хо­


Телось предложить новое заглавие для нашей поддис - диплины: психологическая антропология, — писал Френсис Хсю. — В течение многих лет направление «Культура и Личность» удерживало это громоздкое название. Я думаю, что для нас, возможно, наступило время дать ему менее громоздкое и более логическое название. Понятие личности, которое антропологи за­имствовали от психологов, приводит к некоторым трудностям. Например, некоторые антропологи, хотя и прибегали к психологическим объяснениям на мно­гие решающие пункты своей аргументации, имели тенденцию рассматривать понятие личности как не­различимое от культуры или как гораздо более глубо­кое, чем то, с которым антропологи обычно могут иметь дело»[224].

Личность, с которой имеют дело психологические антропологи, не является той же самой, с которой име­ют дело индивидуальные психологи. По крайней мере концептуально, последняя имеет дело с уникальной личностью индивида, а первая — только с теми харак­теристиками ума индивида, которые являются частью более широкой структуры человеческого ума. Термин «личность» обладает коннотациями, которые часто за­ставляет ученого смотреть на него как на саму по себе совершенную сущность. Вместо того, чтобы рассмат­ривать личность как продолжающийся в течение всей жизни процесс взаимодействия между индивидом и его обществом и культурой, он мыслит о ней как о в некоем роде материализованном конечном продук­те, который готов действовать в том или ином направ­лении вне зависимости от социокультурных полей, в которых он должен постоянно действовать.