Книги по психологии

Антропология эмоций
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

В наше время в рамках психологической антропо­логии проводятся многочисленные исследования эмо­циональной сферы, так что антропологию эмоций можно выделить в отдельное поднаправление. Причем возникло оно относительно недавно. «В то время как имплицитные высказывания об эмоциях изобилуют в классической этнографии, эксплицитное и выдер­жанное теоретизирование об эмоциях появилось толь­ко в последнее десятилетие», — пишет Дженис Джен­кинс в 1994 г.1 Причиной такого внимания именно к данной проблеме было наступление символической антропологии с ее антипсихологизмом. Психологичес­кие антропологи искали ту область, которая не могла быть у них отнята, относительно которой никто не мог сказать, что антропологам психологического направ­ления нечего в ней делать. Текущие исследования пси­хологических антропологов охватывают целый ряд тем, связанных с эмоциями, которые включают навы­ки воспитания ребенка и социализацию эмоций; куль­турное конституирование; межкультурные изменения в практике выражения эмоций; когнитивные подходы к эмоциями; лингвистические исследования эмоций; теоретические исследования эмоций.

В противоположность исследованиям эмоций, ду­шевные расстройства долгое время были предметом изучения в психологической антропологии. Начало этому длительному и устойчивому интересу в большой мере положили совместные исследования Эдварда Сепира и Гарри Салливана, которые полагали, что изу­чение душевных расстройств является существенным для понимания фундаментальных человеческих про­цессов. Проведение грани между эмоцией и психопа­тологией, которая в работах первого поколения психо­логических антропологов понималась как социально обусловленное душевное расстройство, в наше время трактуется как проведение грани между эмоцией и аффектом как интерактивной конструкцией. Пере­смотр отношений между культурой, эмоциями и пси­хопатологией требует исследования ранее неисследо - вавшихся вопросов: что специфически культурного есть в эмоциях и психопатологии? Следует ли пред­ставлять эмоции и душевное расстройство как внутрипсихические душевные события или как межсубъек - тивные социальные процессы?

Существенным шагом вперед в формировании моделей эмоций является изучение туземной этнопси­хологии, которая включает в себя формулирование ту­земной модели self и туземного «словаря» эмоций, ис­следование преобладания отдельных эмоций внутри общества, взаимосвязи различных эмоций, идентифи­кацию тех ситуаций, в которых считается, что эмоции имеют место, туземного представления о соматичес­ких проявлениях эмоций. При этом предполагается су­ществование активного функционирования (или дис­функции) психики во взаимодействии с социальным миром.

Прежде всего современный исследователь эмоций Дженис Дженкинс формулирует пригодное для его це­лей определение культуры. «Я беру культуру в контек­сте более или менее известных символов и значений, которые личности динамически создают или пересоз­дают для себя в процессе интеракции. Культура, таким образом, является направленностью способов чувст­вования, мышления и бытия в мире, неосознаваемое средство категоризации опыта, интерпретации и дей­ствия. Всякий человеческий опыт и действие — вклю­чая эмоции — должен быть интерпретирован. Этот взгляд на культуру позволяет видеть ее как нечто не­безальтернативное и временное, посредством чего от­крывается живое пространство для теоретизирования об индивидуальной и родовой изменчивости и исклю­чаются мнения о культуре как о чем-то статичном и го­могенном. Ее можно представить себе как общую ге­неральную линию, от которой индивиды и группы мо­гут отклоняться и часто отклоняются. Я бы сказал, что такая концепция культуры является решающе важной для сравнительного изучения психопатологии»1.

Антропологические рамки определения понятия «эмоция» значительно шире, чем психологические, которые не рассматривают эмоцию как внутрикуль - турное событие, а трактуют ее исключительно как индивидуальный ответ на событие-возбудитель. Так, Майкл Розальдо определяет эмоции как «частично


Психические реакции, которые являются в то же са­мое время элементами моральной и идеологической установки; эмоции — это одновременно и чувства, и когнитивные конструкции, связывающие личность, действие и социологическую среду»[623]. Большинством психологов признается биологическая составляющая эмоций и определенная универсальность эмоций вне зависимости от культуры, некоторые даже приводят в пример естественно-научный подход к психологи­ческому исследованию эмоции в его поиске «систе­мы основных эмоциональных состояний, подобной менделеевской периодической таблице в химии и линнеевской системе классификаций в биологии»[624]. Но антропологические исследования не могут остав­лять без внимания и культурную специфику и ситуа - тивность эмоции. Концепция эмоции как ситуативно конституируемой в социальном окружении настой­чиво утверждается в теоретических формулировках К. Лац.

Роберт Леви рассматривает эмоцию в тесной свя­зи с познанием, как необходимый элемент культурно­го структурирования познания. Чувствование (эле­ментом которого и является эмоция), с точки зрения Леви, незаменимо в том процессе, в результате кото­рого культура проникает в наше мышление и наши действия. Именно чувства пробуждают в нас потреб­ность выполнения тех или иных культурных сценари­ев[625]. Леви разделяет усвоение ребенком культуры на фазы в зависимости от того, какие эмоциональные предпосылки и следствия они имеют. Он рассматрива­ет два типа познания, которые возникают в результате эмоционального стимула или имеют эмоциональную реакцию в качестве своего последствия. Прежде всего это ранняя инкультурация и социализация, в процессе чего ребенок усваивает все, что ему необходимо, что­бы стать взрослым членом общества. Она совершенно неотрывна от эмоциональных ощущений ребенка. Со­циализация ребенка в коллективе, совместное с други­ми детьми обучение также носят эмоциональный отпе­чаток. Чем более сильно познание сопряжено с эмоци­ей, тем лучше оно усваивается. Когниция сопряжена с эмоцией как со своим проводником в глубины чело­веческого мозга.

И Значение антропологии эмоций. Исследования эмоций являются важной частью современной психологичес­кой антропологии. Ее выводы, прежде всего те, которые касаются связи эмоции с когницией и эмоциональными аспектами культурной схемы и культурного сценария, должны быть усвоены антропологией.