Книги по психологии

Гипотеза Сепира—Уорфа
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКАЯ АНТРОПОЛОГИЯ ИСТОРИЯ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ, ПЕРСПЕКТИВЫ

Бенджамин Уорф, который сделал более, чем кто - либо еще, для развития сэпировского направления мысли, дал новые примеры паттернирования. Уорф особенно фокусировал внимание на концепциях про­странства и времени, имплицитных в различных лингвистических системах. Уорф заявлял, например, что язык племени не содержит «ни одного слова, ни одной грамматической формы, конструкции или выражения, которые бы непосредственно относи­лись к тому, что мы называем «время», или к прошло­му, настоящему или будущему, или длящемуся, или к движению скорее как к кинематическому, чем ди­намическому»[49].


«Исследования американских лингвистов Э. Се­пира, Б. Уорфа, Г. Хойджера, проведенные на матери­але языка американских индейцев (хоппи, нутка, нава - хо), выявили специфику категоризации мира индейца­ми, заключающуюся в преобладании глагольных форм в описании окружающей действительности, то есть в описании мира через действие. По мнению Г. Хойд­жера, эта особенность языка индейцев (в частности, навахо) является отражением их представлений о ми­ре как находящемся в непрерывном движении. «Даже в наши дни, — пишет Г. Хойджер, — навахо является по преимуществу бродячим, кочевым народом, пере­гоняющим свои скот с одного пастбища на другое. Ми­фы и легенды очень четко отражают этот мотив: боги и герои сказаний без устали путешествуют с одного святого места на другое». Осмысление богатого эмпи­рического материала привело Б. Уорфа к формулиров­ке ряда методологических положений, вошедших в ис­торию языкознания как гипотеза лингвистической относительности Сепира—Уорфа. «Мы расчленяем природу в направлении, подсказанном нашим языком. Мы выделяем в мире явлений те или иные категории и типы совсем не потому, что они (категории и типы) самоочевидны; напротив, мир предстает перед нами как калейдоскопический поток впечатлений, который должен быть организован нашим сознанием, а это зна­чит — в основном языковой системой, хранящейся в нашем сознании... Мы сталкиваемся, таким образом, с новым принципом относительности, который гласит, что сходные физические явления позволяют создать сходную картину вселенной только при сходстве или по крайней мере при соотносительности языковых систем»[50].

Согласно этой гипотезе, «когнитивные категории (классы и роды вещей) формулируются не в соответст­вии с реальностями естественного мира и не в соответ­ствии с универсальными свойствами человеческого ума, а в ответ на организацию грамматических (вклю­чая лексические) систем. Так как, по мнению Сепира и Уорфа, «грамматические системы детерминированы произвольными условностями в языковых общностях, когнитивные системы создаются грамматическими системами, целиком связанными с индивидуальными общностями... Законченная релятивистская позиция заключается в том, что языки и культуры, как Сепир полагает, не имеют общего мерила и поэтому не могут быть сравниваемы или переводимы»[51].

■ Основной вклад Сепира в антропологию. В работах Сепира мы сталкиваемся с более умеренной формой конфигурационизма, в определенной мере признаю­щей распределение культуры. Важно подчеркнуть и то, что гипотеза лингвистической относительности заост­рила проблему языковой опосредованности восприя­тия и осознания мира человеком. Эта идея переклика­ется с концепциями российской культурно-историчес­кой школы и американской культурной психологии. Хотя роль языка в данном случае сильно преувеличена. Следует отметить и то, что работы Сепира, Уорфа и Хойджера послужили началом исследования когни­тивных категорий, что явилось началом развития этно - науки и, что для нас особенно важно, когнитивной ан­тропологии.