Книги по психологии

§ 7. ДОВЕРИЕ К СЕБЕ - СУБЪЕКТНОЕ ОБРАЗОВАНИЕ ЛИЧНОСТИ (ТЕОРЕТИЧЕСКАЯ МОДЕЛЬ ФЕНОМЕНА)
П - Психология доверия

Проведенный теоретический анализ современных представле­ний о субъектности личности позволяет говорить о выделении (существовании) относительно самостоятельного субъектного феномена личности — доверия к себе и построить его теоретиче­скую модель.

Итак, явление доверия к себе, рассматриваемое как особый модус отношения к миру, к другим людям и самому себе не явля­ется общепринятым для отечественной психологической науки.


Исходная гипотеза состоит в том, что доверие к себе есть экзис­тенциальный феномен субъектности, который реально бытийствует в субъективном мире человеческой личности. Более того, он от­носится к числу тех явлений, которые констеллируют ядро ак­тивности человека как личности, ибо является ее условием. Если вера — это то, что невозможно доказать абсолютно логическим способом, то человек в своей жизни не только принимает на веру адекватность собственного отношения к себе, но и «правильность» своих многочисленных поступков, сделанных выборов, а также вероятность исходов своей предполагаемой деятельности, тоже не очевидных. Человек оценивает себя не только с точки зрения при­писываемых себе свойств и качеств. На основе самооценки вместе с уровнем притязаний человек оценивает себя в предикативной форме с точки зрения своих возможностей (на что указывал А. В. Петровский, говоря о переживании «Я могу», которое мож­но добавить переживанием «Я не могу»). Фактически, каждый раз делая выбор, человек разрешает его себе, веря в его правиль­ность, отсекая другие альтернативы, в том числе и по той причи­не, что «он этого не может или не сможет». Проблема заключается в том, что один человек доверяет себе в большей степени (разре­шает себе больше), а другой — в значительно меньшей степени, и это оказывает влияние на жизненные достижения каждого из них. Согласно развиваемой точке зрения оптимальный уровень до­верия к себе служит одним из показателей как психологического здоровья человека, так и зрелости личности. Однако возникает задача обнаружения искомого феномена в субъективном мире че­ловека, задача построения теоретической модели феномена с це­лью его операционализации. Такой подход позволит наметить сред­ства изучения и пути коррекции уровня доверия к себе.

Как было показано выше, целый ряд авторов (К. А. Абульха - нова-Славская, В. А. Петровский, В. П. Зинченко, Б. С. Братусь, А. Б. Орлов и др.) вплотную подошли к выделению данного фе­номена. Однако, хотя до сих пор его и называли многие исследо­ватели, специально как отдельное, относительно самостоятель­ное явление его никто не выделял и, насколько нам известно, попыток его теоретической концептуализации не предпринима­лось. Лишь в последнее десятилетие появились, «вызрели» мето­дологические предпосылки, позволяющие не только выделить, но и теоретически обосновать существование данного феномена.

Методологическим основанием, позволяющим выделить обо­значенный феномен и обосновать его онтологический статус, яв­ляются методологические положения психологической антропо­логии, развиваемые В. И. Слободчиковым и Е. И. Исаевым [165], предлагающими изучать субъективный внутренний мир человека в качестве основного предмета антропологической психологии.


Согласно представлениям данных авторов, субъективная реаль­ность — исходная категория психологии человека, так как имен­но она выражает сущность его внутреннего мира и именно реаль­ность существования субъективности принципиально отличает человеческий способ существования от всякого другого [280].

Другим методологическим основанием выделения данного феномена является разработка категории субъектности, позволив­шая констатировать, что личность «не есть "корзина”, набор по­требностей, ценностей, способностей, характера, воли, темпе­рамента, который так или иначе пытались, каждый на свой лад, структурировать психологи, а она есть субъект в той мере, в ка­кой использует свой интеллект, свои способности, подчиняет свои низшие потребности высшим, строит свою жизнь в соответствии со своими ценностями и принципами» [250, с. 363]. Согласно со­временным представлениям именно в субъектности содержится источник всех человеческих интенций, источник активности. Дру­гими авторами были выделены эмпирические формы субъектности: витальная, деятельная, общающаяся и рефлексирующее «Я» (В. А. Петровский). Кроме того, целый ряд авторов показал, что основным критерием зрелой личности является ее способность к трансцендированию, т. е. к «выходу за пределы себя», проявляю­щаяся в неадаптивности. Практически все авторы, занимающиеся разработкой проблемы личности, выделяют два способа ее функ­ционирования: адаптивный и неадаптивный (В. А. Петровский) или, соответственно, репродуктивный и творческий (В. Е. Клоч - ко). Основная идея, заложенная в данных концепциях, состоит в том, что источник подлинной активности заключается в осозна­нии несоответствия (или несовпадения) целей и результата ак­тивности, заданного (предустановленного) и возможного для дан­ного конкретного индивида.

В отечественной психологии единственным конструктом, име­ющим отношение к внутреннему миру человека, явилось изучение самосознания личности (В. В. Столин, И. И. Чеснокова, В. С. Му­хина, Е. Т. Соколова и др.). Выделенный феномен доверия к себе имеет отношение и к самосознанию человека. Не останавливаясь на анализе основных концепций и современных представлений о самосознании личности, отметим лишь, что хотя понятие «само­сознание» является наиболее общепризнанным (В. С. Мухина,

С. Л.Рубинштейн, Е. Т.Соколова, В. В. Столин, И. И. Чеснокова и др.), в отечественной науке употребляются и другие, близкие по смыслу понятия («образ себя» — М. И. Лисина, А. Г. Рузская, «образ Я» —Л. А. Венгер, И. С. Кон, Д. Б. Эльконин). Авторы, изу­чающие этот феномен, как правило, выделяют три составляю­щие, которые обозначены ими по-разному, однако отражают сход­ную реальность:


Когнитивная (самопознание);

Эмоционально-оценочная (аффективная), эмоционально-цен­ностное отношение к себе;

Поведенческая (действенно-волевая, регулятивная).

Под «образом Я», или «самосознанием», понимается относи­тельно устойчивое, более или менее осознанное представление индивида о себе, сопряженное с оценкой. Все компоненты образа «Я» тесно связаны с жизнедеятельностью человека и проявляют­ся в его поведении.

В зарубежной психологической науке наибольшее распростра­нение получил термин «Я-концепция» (К. Роджерс, Р. Берне, Э. Эриксон и др.). Понятие «Я-концепция» хотя и сходно с поня­тием «самосознание», однако трактуется несколько шире: «Я-кон - цепция», в сущности, определяет не просто то, что собой пред­ставляет индивид, но и то, что он о себе думает, как смотрит на свое деятельное начало и возможности развития в будущем» [33, с. 31]. К сожалению, понятие «Я-концепция» еще не получило должного осмысления в отечественной психологической науке. Однако, очевидно, что оно является более емким, ибо включает в себя отражение субъектом своего уровня активности, связанно­го с проектированием собственной жизненной перспективы, что имеет отношение к самоценностной позиции личности, которая связана с уровнем доверия к себе.

В описании «Я-концепции» образ «Я», или когнитивная со­ставляющая, трактуется как убеждение личности относительно самой себя. Самооценка определяется как эмоциональное отно­шение к этому убеждению, способному обладать различной ин­тенсивностью из-за принятия или осуждения приписываемых себе черт. А поведенческая составляющая трактуется как потенциаль­ная поведенческая реакция, т. е. конкретные действия, которые могут быть вызваны образом «Я» и самооценкой. Наиболее инте­ресной представляется в данном описании связь когнитивной составляющей с убеждениями личности относительно себя. Ви­димо, именно эти убеждения и являются теми «фильтрами», пре­градами, которые ограничивают свободу человека, его представ­ления о своих возможностях, и в конечном счете именно от них зависит уровень или мера доверия человека к себе. Следователь­но, чтобы изменить представление личности о своих возможно­стях, необходимо изменить эти убеждения, что и вызовет измене­ние самоотношения, в том числе и ценностного отношения к себе.

Согласно предлагаемой трактовке доверие к себе проявляется не столько в том, что человек приписывает себе какие-то каче­ства и верит в истинность, адекватность этих самоатрибуций, по­зволяющих ему принимать себя, сохранять необходимый уровень самоуважения, сколько в том, что на основе этих самоатрибуций


Он приписывает себе определенный набор возможностей, реаль­ность которых тоже принимает на веру. Каждый раз, намереваясь совершить какой-либо поступок или реализовать какую-либо воз­можность, он решает, насколько предполагаемый поступок соот­ветствует его внутриличностным смысловым образованиям.

В реальной жизни человек может и не рефлексировать это, но, как показывает анализ литературы, он всегда имеет сигнал в эмо­циональной форме о возникшем в его субъективном мире проти­воречии. В этой связи сошлемся еще на одно размышление В. П. Зин­ченко, который писал: «В отличие от действия поступок ориенти­рован не на цель, а на ценность... Не исключено, что именно в сложности пространства ценностей коренится одна из причин острых личностных переживаний, нередко предшествующих при­нятию решения о совершении поступка. Быть может это именно ценности из разных систем координат, вступая в противоречие между собой, по-разному окрашивая предполагаемые последствия еще не совершенного поступка, вызывают очевидную эмоцио­нальную напряженность человека, стоящего перед значимым жиз­ненным выбором. Эти переживания сопровождают внутреннюю работу по синтезу ценностных координат и приведению ценно­стей в хотя бы относительный порядок. Именно поэтому подго­товка к поступку обладает значительным развивающим эффек­том... В описываемом смысле само по себе исполнение поступка имеет гораздо меньшее значение для становления личности по сравнению с процессом выбора, подготовки к поступку» [106, с. 186-187].

Поступок всегда связан с выбором, ибо человек в своей жизни «обречен на постоянный выбор» (М. Мамардашвили), и потому феноменологически доверие к себе проявляется в том, какие поступки человек себе позволяет, неся за них ответственность. А исследовательская задача состоит в том, чтобы понять, чем, в конечном счете, детерминируется выбор, и как разрешаются воз­никающие противоречия во внутреннем пространстве личности.

В целом, как уже отмечалось, проблема доверия к себе отно­сится к числу экзистенциальных проблем человека и, без сомне­ния, имеет отношение к проблеме выбора в экзистенциальном смысле (Н. Ф. Наумова). Поступая тем или иным способом, чело­век может менять свою внутреннюю «разрешительную систему». Если совершаемый поступок противоречит внутреннему «Я» че­ловека или системе его внутренних смыслов, человек вступает в эмоциональное внутреннее противоречие с самим собой, нахо­диться в котором сколько-нибудь долго невозможно и разруши­тельно для личности. У человека есть лишь три возможности внут­ренне выйти из этого противоречия: отказ от поступка, т. е. игнорирование побуждения со всеми вытекающими последствия­


Ми; использование любого способа психологической защиты при совершении поступка, противоречащего личностным смыслам (А. А. Налчаджян, Ф. Е. Василюк); честное признание собствен­ной неправоты, своей ошибки. Как только человек вступает на путь использования психологических защит, а делает это он, как известно, большей частью неосознанно, начинает меняться его внутренняя «разрешительная система», и он начинает признавать возможность в очередной раз поступать определенным способом, что меняет содержание личностных смыслов.

Можно образно представить себе модель внутренних измене­ний человека как «планку» субъективно воспринимаемых им соб­ственных возможностей, которая постоянно меняет свое положе­ние по вертикали, она может подниматься или опускаться, а человек не замечает этого. Однако, не замечая, как меняются в совершенных поступках личностные смыслы, человек продолжа­ет верить в их устойчивость, хотя они уже изменились. Можно предположить, что в этом заключается механизм «двойной» пси­хологии. Думая о себе одно, человек разрешает себе совсем дру­гое, используя разнообразные защиты, т. е. рационализирует, вы­тесняет и т. д.

Важнейшую роль в этом отношении играет уровень доверия человека к себе. Внешне наблюдаемо лишь то, что человек посто­янно меняется, но меняет человека каждый поступок, меняет постепенно. В таком случае, выходя «за пределы себя», личность входит в противоречие с собой, т. е. со своими внутренними лич­ностными смыслами, ценностями. Однако согласно развиваемой точке зрения подлинное доверие к себе, его высший уровень зак­лючается в возможности человека приобретать новый опыт, т. е. «выходить за пределы себя», не вступая в противоречие с собой, что и предполагает развитую рефлексию (В. И. Слободчиков) или, выражаясь языком С. Л. Рубинштейна, философское осмысление жизни. Таким образом, подлинное доверие к себе проявляется в спо­собности человека «выходить за пределы себя», не вступая в проти­воречие с собой.

По мнению В. А. Петровского, ведущую роль здесь играет прин­цип «самополагания», т. е. полагания на себя (или веры в себя), возможность «положиться на себя» или, наконец, доверие к себе, что связано с осознанием собственных возможностей, предпола­гающих не только достижение целей, но и осознание возможно­стей, связанных с их постановкой. Таким образом, осознание соб­ственных возможностей предшествует постановке целей.

Об этом же пишет и М. Мамардашвили [179]. Эмпирически осоз­нание своих возможностей предполагает переживание «Я могу», что означает лишь рефлексивное осознание своих возможностей, т. е. степени или количества своей свободы, но без этого этапа


Неосуществима никакая деятельность, никакои поступок и даже никакая операция. Меру этой свободы каждый человек определя­ет сам в зависимости от атрибутирования себе возможностей. В этом заключается понимание сущности доверия к себе, другими словами, эмпирически мера доверия к себе определяется возмож­ностями, которые человек себе приписывает.

Итак, важный источник рефлексивной активности личности — осознание несоответствия между тем, чего человек хочет, и тем, что он может, а также между тем, чего он хочет, и тем, что от него требуется в данной ситуации. Таким образом, выбор цели как бы детерминирован тремя векторами или тремя типами пере­живаний, которые, в конечном итоге, должны как бы сойтись в одну точку: хочу, могу и должен. Причем каждый из векторов име­ет собственное внутреннее содержание и собственную субъектив­ную ценность для человека.

Основываясь на этих положениях, можно утверждать, что до­верие к себе есть субъектное образование личности. Доверие к себе чрезвычайно сложно измерить эмпирически, ибо оно проявляет­ся в бесчисленных поступках человека, и каждый раз его проявле­ние имеет разную меру, или уровень. Но его можно осознать в рефлексивной работе с собой или в специально организованных психотренинговых процедурах и расширить его границы в психо­коррекционной работе.

Онтологически доверие к себе выступает, как осознание чело­веком своих возможностей в данной конкретной ситуации и того, что их ограничивает. Но одного осознания еще мало. Доверие к себе базируется на обобщенном внутреннем опыте, и этот опыт обладает представлениями человека о нравственности, субъективно усвоенных нормах, другими словами, внутриличностными цен­ностно-смысловыми образованиями, которые на самом деле яв­ляются преградами, барьерами, «фильтрами», ограничивающи­ми свободу (именно они выступают как субъективный внутренний контроль) и тем самым ограничивающими доверие человека к себе. Но это, с одной стороны, с другой же, именно оно, вер­нее, ценностно-смысловое пространство личности направляет то, что представители гуманистической психологии называют личностным ростом, в позитивную созидательную сторону и то, что Б. С. Братусь выделил в качестве критериев личностного в че­ловеке или составляющих того, что называется родовой челове­ческой сущностью.

Итак, можно выделить параметры, которыми определяется уровень доверия человека к себе: во-первых, осознание челове­ком своих потребностей, желаний, интересов и т. п., во-вторых, это осознание собственных возможностей и, в-третьих, соотнесе­ние первого и второго с содержанием собственных ценностно-


Смысловых образований. Как видно из перечисленных критериев, без доверия к себе, к своим желаниям и потребностям, к своим действиям и возможностям немыслимы творческий характер жиз­недеятельности и самопроектирование будущего.

Теоретически внутренняя свобода человека ничем не ограни­чена, ибо каждый может позволить себе все, что и любой другой, но это только теоретически. Эмпирически все обстоит не так. Внут- риличностное ценностно-смысловое поле ограничивает внутрен­нюю свободу человека. Видимо, в процессе развития и воспитания в субъективном внутреннем пространстве личности закладывают­ся, формируются своеобразные «фильтры», которые, согласно представлениям Б. С. Братуся, существуют в виде личностных смыслов, выступающих ограничителями личной свободы. Поэто­му ценностно-смысловые образования, вернее, их содержание вы­ступает одним из эмпирических коррелятов, регулирующих меру доверия к себе. Доверие к себе и есть особое субъектное образова­ние личности, связанное с другими внутриличностными фено­менами, имеющими отношение к феноменам самосознания лич­ности, таким, как различные стороны самоотношения, локус контроля, соотношение которых, в конечном счете, определяет­ся степенью или уровнем самореализации. В этой связи эмпири­ческая гипотеза заключается в том, что, несмотря на имеющуюся связь выделенного нами феномена с другими внутриличностны­ми образованиями, каждое из них обладает относительно само­стоятельным статусом.

Феномен доверия к себе главным образом участвует в целеоб - разовании, так как выбор цели определяется тем, насколько че­ловек доверяет себе не только ее достижение, но и учитывает при этом и способы, посредством которых будет достигать поставлен­ную цель. Сами цели и избранные способы не должны противоре­чить его внутренним личностным смыслам. Можно образно ска­зать, что человек настолько доверяет себе, насколько он способен «выйти за пределы самого себя», своего прошлого опыта, не вхо­дя в противоречие с собой. Имеется в виду «радиус самораспро - странения», определяемый человеком в разных сферах жизни и в различных ситуациях. Поскольку в разных сферах жизни этот «ра­диус» не будет одинаков, доверие к себе и проявляется избира­тельно и парциально, в зависимости от переживаемого уровня субъективной значимости как определенной сферы жизнедеятель­ности и определенной ситуации, в которую он актуально вклю­чен, так и от переживаемого уровня значимости субъективных собственных побуждений. В целом можно констатировать, что до­верие к себе есть форма ценностного отношения к собственной субъек - тности в сочетании с ценностным отношением к внешним условиям активности. Таким образом, мы исходим из того, что любая ак-


Тивность есть проявление, связанное с определенной мерой дове­рия к себе в конкретной сфере жизнедеятельности.

Итак, проведенный теоретический анализ позволяет выстро­ить теоретическую модель изучаемого явления. Доверие к себе яв­ляется сложным образованием, которое включает в себя психоло­гические образования разного порядка:

1) в структуру доверия к себе входит побудительная перемен­ная, т. е. потребности, интересы, стремления, все, что иницииру­ет активность человека (или переживание «я хочу»);

2) структура доверия к себе включает прогностическую пере­менную, т. е. все связанное с возможностями человека, позволяю­щими ему удовлетворять возникшие устремления (или пережива­ние «я могу»);

3) составной частью структуры феномена доверия к себе явля­ется ценностно-смысловая переменная, актуализирующая имею­щиеся у человека смысловые образования, связанные с оценкой ситуации и выполняющие функцию контроля (или переживание «я должен»).

Все названные переменные могут находиться в различных вза­имоотношениях: если между первой, второй и третьей пере­менной нет конфликтных взаимоотношений, тогда мы, по всей вероятности, имеем дело с репродуктивной (или адаптивной) деятельностью. Но если речь идет об активности новой, творче­ской, неадаптивной, тогда на пересечении первой и второй пере­менных включается пространство ценностно-смысловых образо­ваний личности (осуществляющее функцию субъективного контроля), благодаря чему и происходит слияние переживаний «я могу», «я хочу» и «я должен», приведение их в гармоническое единство, в единую стратегическую линию, в предпоступок. Имен­но содержание ценностно-смысловых образований личности и степень развитости субъективного контроля позволяют человеку каким-то образом примирять возникающие противоречия между потребностями и соответствующими им возможностями и таким образом находить приемлемые для данного человека способы удов­летворения побуждений человека, не противоречащих социокуль­турным ориентирам, принятым в данном обществе, и усвоенным личностью (родовой сущности человека). Все это, вместе взятое, и составляет самоорганизацию личностью своей жизнедеятельно­сти, благодаря чему личность становится способной выступать подлинным, активным субъектом своей жизни, а не отчужден­ным субъектом активности (Э. Фромм).

Самоорганизация личности на субъективном уровне означа­ет прежде всего умение человека доверять себе, своим возможно­стям, понимаемым как полноценное овладение собой, своей сущностью, как способность действовать самостоятельно, ини­


Циативно, сохраняя адекватную критическую позицию по от­ношению к самому себе, способность предвосхищать результа­ты действий до их выполнения, самостоятельно ставить цели и строить стратегию их достижения в соответствии с внутренни­ми личностными смыслами. Это означает умение соотносить воз­никающие потребности с собственными возможностями и с при­емлемым для данного человека способом реализации, соот­ветствующим социокультурным ориентирам данного общества (родовой человеческой сущности) в каждой конкретной ситуа­ции. Таким образом, становление оптимального уровня дове­рия к себе и есть овладение способностью к самоорганизации своей жизни.