Книги по психологии

ГЛАВА 3. ФИЛОСОФСКАЯ КАТЕГОРИЯ ВЕРЫ И ЭТИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ ДОВЕРИЯ // § 1. ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ ПОНЯТИЙ «ВЕРА» И «ДОВЕРИЕ»
П - Психология доверия

Поскольку анализ изучения доверия как этической категории морали не позволяет сделать вывод обо всех его феноменологи­ческих характеристиках, а также сужает феноменологическое про­странство данного явления, появилась необходимость осмыслить реальность, стоящую за психологическим понятием «доверие» и философской категорией «вера».

Категория веры в данном случае является базовым понятием, без анализа которого изучение доверия как относительно само­стоятельного психологического феномена остается формально-ло - гическим, теряет свою сущность и практически остается бессо­держательным.

В русском языке существует несомненная этимологическая связь между словами «вера» и «доверие», однако разведение этих поня­тий представляет известную теоретическую трудность, поскольку феномен веры традиционно долгое время рассматривали в каче­стве категории, свойственной лишь религиозному мировоззрению, часто отождествляя понятия веры и доверия к Богу как «создате­лю и устроителю жизни». В то же время «доверие» как относитель­но самостоятельную научную категорию относили к этическим категориям морали, проявляющимся лишь в сфере общения лю­дей, а потому рассматривали ее в рамках философской этики. При этом сколько-нибудь фундаментального анализа категории дове­рия не представлено ни в одной из классических философско- этических систем.

Определения понятий «вера» и «доверие», приводимые в тол­ковых и даже философских словарях, как будет показано ниже, не позволяют четко разграничить смысл этих понятий (они час­


То используются как синонимы). Однако без постановки и рас­смотрения вопроса о том, какая же реальность в них отражается, невозможно понять сущность доверия как психологического феномена. Поэтому, не обращаясь к работам, посвященным ана­лизу содержания данных понятий в языковой культуре, в фило­софии и философской этике, невозможно не только отдиффе­ренцировать ту реальность, которая стоит за словами «вера» и «доверие», но и осмыслить сущность доверия как феномена, имеющего психологическую и социально-психологическую при­роду.

Толковые словари русского языка [217, 297] не позволяют чет­ко разграничить область употребления слов «вера» и «доверие». Отметим, что эти слова имеют общий корень лишь в русском язы­ке, в то время как в английском они являются разнокоренными. При этом «вера» обозначается словами «belief» и «faith», а «дове­рие» — чаще как «trust».

В современном Оксфордском словаре 1995 г. [397] даются следу­ющие толкования названных слов.

Belief — «вера».

1. Вера во что-то или в кого-то — чувство, что что-то или кто - то является реальным или действительным; доверие или уверен­ность в чем-либо, ком-либо.

2. Вещь, которая принимается как действительная или реаль­ная. То, во что кто-то верит.

3. Религия или что-либо, проповедуемое как часть религии.

Faith — «вера».

1. Вера во что-то или в кого-то. Доверие, абсолютная уверен­ность.

2. Глубокая религиозная вера.

3. Религия.

Trust — «доверие».

1. Доверие к кому-то или к чему-то. Это вера или желание ве­рить в возможность положиться на добродетельность, силу, спо­собности и т. д. кого-либо, чего-либо.

2. Ответственность, забота.

3. Соглашение, в соответствии с которым группа людей или организация распоряжается деньгами или собственностью, при­надлежащими кому-либо, и использует их для его блага.

4. Определенное количество денег или собственность, которое контролируется и используется определенным путем.

5. Группа людей или организация, которая распоряжается день­гами или собственностью, данной им другими людьми, и исполь­


Зует их для общественного блага, поддержания культуры или со­хранения старых зданий.

6. Ассоциация компаний, сформированных для контроля цен и уменьшения конкуренции [с. 1281].

Как видно из приведенных здесь толкований, в английском языке также нет четкого разграничения между понятиями «вера» и «доверие». В целом, в англоязычной литературе считается, что слово faith означает более сложное эмоциональное состояние и употребляется в случае, если речь идет о меньшей степени досто­верности, поскольку в разговорной речи и в научной литературе его чаще употребляют в связи с религиозной верой. Для обозначе­ния доверия в широком смысле слова, в том числе, например, в области коммерции, существует специальный термин trust. Одна­ко слово belief часто употребляется для обозначения не только веры, но и доверия. Таким образом, belief и trust можно рассмат­ривать как слова, близкие по смыслу. Для уточнения этого поло­жения мы обратились к самому известному англоязычному толко­вому словарю Уэбстера 1914 г. [414], в котором даются примерно те же толкования названных слов: belief— вера, верование, убеж­дение, мнение; faith — вера, доверие, верность, лояльность, ве­роисповедание; trust — доверие, ответственность, вера, долг, на­дежда, опека, трест. При этом, как удалось узнать из содержания последнего словаря, слова belief и faith англоязычного происхож­дения, а слово trust скандинавского.

Таким образом, исходя из приводимых в различных словарях толкований слов «вера» и «доверие», оказалось невозможным про­вести их четкое смысловое разделение. Видимо, это происходит потому, что в словарях в основном даются толкования слов, упот­ребляемых в разговорной речи.

Содержание статей в отечественных философских энциклопе­дических словарях также не позволяет разграничить смысловые оттенки понятий «вера» и «доверие», причем, статей, посвящен­ных анализу категории «доверие», в них вообще нет, но анализ их содержания позволяет проследить развитие категории «вера» в оте­чественной философии.

Анализ развития представлений о сущности веры в отечествен­ной науке в советское время показывает, что первоначально кате­гории «вера» придавался лишь религиозный смысл, а если вера и распространялась на нерелигиозные сферы жизни, то это имело чаще всего идеологическую направленность. Однако постепенно происходило расширение семантического смысла данной кате­гории.

Так, в Философском энциклопедическом словаре 1968 г. в ста­тье, посвященной категории веры, говорится, что вера — это «сле­пая убежденность в существовании сверхъестественного мира (бо­


Гов, духов, демонов и так далее), характерная особенность вся­кой религии» [301, с. 240—241]. Авторы статьи жестко противопо­ставляют веру и научное знание, ибо, по их мнению, «область веры начинается именно там, где кончается область знания». Лишь в конце статьи есть несколько слов о вере в нерелигиозном смыс­ле: «Вера в правоту своего дела является источником высокой мо­ральной стойкости людей... Такая вера основывается не на стрем­лении к какому-то потустороннему началу, а на осознании массами своих сил. Поэтому она в корне противоположна религиозной вере». Далее в статье идет речь о важности веры в сфере непосредствен­ного общения людей, а «доверие к людям является основой таких высоких моральных чувств, как дружба, любовь и т. д.». Из приве­денной цитаты видно, во-первых, что вере как важному явлению жизни придается прежде всего религиозный смысл, и, во-вто - рых, в статье не разделяются понятия «вера» и «доверие», а упот­ребляются как синонимичные.

В Философском энциклопедическом словаре 1983 г. [302] уже приводится другая трактовка: — вера «... в некоторых религиозных системах — центральная мировоззренческая позиция и одновре­менно психологическая установка...», т. е. рассматривается в тех же пределах, что и явление теологии. Данная точка зрения в на­стоящее время не разделяется исследователями, ибо она чрезмерно сужает феноменологическое пространство разнообразных прояв­лений духовной жизни человека, которые описываются обыден­ным языком с помощью понятия «вера».

Иногда авторы, придерживающиеся описанного взгляда, за­меняют этот термин другими, близкими по значению, например, «убеждение», «уверенность» и т. п. Однако в настоящее время боль­шинство исследователей феномен веры связывают с различными аспектами духовной жизни человека. Так, в Философском энцик­лопедическом словаре, вышедшем в 1989 г. [303], даются уже два определения веры: во-первых, она понимается как «вера в неко­торых религиозных системах, как центральная мировоззренческая позиция и одновременно психологическая установка», и, во-вто - рых, дается определение веры в гносеологии и методологии на­уки как «принятие какого-либо знания без непосредственного эмпирического и рационального обоснований» [303, с. 86].

Лишь в последние годы стали появляться исследования, по­священные анализу категории веры, в содержании которых на­метился значительный сдвиг в сторону сущностного понимания рассматриваемой категории. В вышедшем в 1996 г. философском словаре [54] авторы, обобщив накопленный опыт изучения веры в богословии и светской науке, предлагают более гибкую и глу­бокую трактовку категории веры. По мнению авторов данной ста­тьи, термин «вера» употребляется в нескольких значениях и по­


Тому его собирательный смысл недостаточен «для дифференци­ации двух противоположных путей человека к сверхчувственно­му — (а) пути к скрытому миру через внешний опыт, знаки и понятия, и (б) пути к полноте бытия через прямое пребывание человеческой души в вездесущем духе, прообразах, познаваемых оригиналах» [с. 63]. Именно поэтому в англоязычной культуре и существует терминологическая бифуркация в употреблении двух терминов «фейтх» ^аШ1)-веры и «билиф» (ЬеНе^-веры, которые авторы предлагают ввести в русскоязычный философский обо­рот как родовые понятия.

При этом под «фейтх»-верой предлагается понимать «духов­ную способность человеческой души непосредственно знать со­кровенные слои бытия ("истины"), мистически пребывать в сре­доточии познаваемого предмета и интуитивно постигать сущности». Авторы отмечают, что духовная «фейтх»-вера всегда слита с ори­гиналом, ее предмет — ноуменальный мир. Эта вера устраняет противоречие души и духа, субъекта и объекта, порождает неути­литарное отношение человека к безусловным духовным ценно­стям, оборачивается высшими внутренними чувствами любви и красоты» [с. 64]. Выделяется три аспекта «фейтх»-веры: положен - ность души в духе, интуитивная представленность сущностей и внерассудочная оценка созерцаемого совестью.

Совершенно другой смысл придается «билиф»-вере. По мне­нию авторов, такая вера сопряжена с косвенным отношением субъекта к объекту и с противопоставлением человеческого «Я» внешнему миру. «Билиф»-вера всегда начинается с субъективной чувственной достоверности, т. е. с доверия к данным собственных ощущений и восприятия. Это первичная форма «билиф»-веры. Второе значение связано с образами сверхчувственной реально­сти и потому включено в структуру рационального познания (эта­лоны, идеалы культуры, авторитетные мнения и т. д.). Эта форма веры есть доверие, которое носит вероятностный характер, так как не знает прямо свой предмет. Без этой формы веры невозмож­но исполнение желаний, преследование целей и даже примене­ние средств. Авторы определяют «билиф»-веру как веру, «ориен­тированную на товарный и качественно разнообразный мир, способность души относительно непосредственно (без достаточ­ного основания) признавать истинность чувственных и рациональ­ных образов в формах субъективной достоверности и доверия, уверенности и ожидания» [с. 65].

Проведенный анализ статьи показывает, что доверие можно отнести к одной из форм «билиф»-веры. С психологической точки зрения очень важно, что доверие и вообще «билиф»-вера связаны с отношением субъекта к объекту и предполагают их неотождест- вляемость.


По мере развития науки изменяются и представления о сущ­ности и содержании категории «вера». Хотя в рассматриваемых статьях и не разделяются понятия «вера» и «доверие», в действи­тельности доверие нередко выступает в роли частного случая веры.

Для прояснения этого предположения необходимо проследить, как происходило развитие представлений о сущности веры в фи­лософской и психологической литературе.