Книги по психологии

§ 3. ПСИХОСЕМАНТИЧЕСКИЙ ПОРТРЕТ ДРУГОГО КАК ОБЪЕКТА ДОВЕРИЯ
П - Психология доверия

Одна из исходных гипотез состояла в том, что существование различных феноменов межличностных отношений, условием ко­торых является доверие, детерминируется соотношением ценнос­тных отношений субъектов доверия к себе и к конкретному дру­гому, с которым осуществляется взаимодействие.

При построении эмпирической части исследования одно из исходных положений состояло в том, что в формировании отно­шения доверия к другому для субъекта доверия большую роль иг­рает как прошлый опыт взаимодействия с ним, так и актуальные потребности субъекта доверия.

В целом ряде исследований, проведенных в рамках социальной перцепции, показано, что ведущую роль в регуляции межлично­стного общения выполняют представления, понятия о другом человеке, которые атрибутируются на основе прошлого опыта


Межличностного взаимодействия [37, 40, 133, 124, 146 и др.]; «В отражении личности другого человека одни черты могут запе­чатлеваться в представлении, формирующемся у познающего его индивида ярко и точно, другие бледно, с искажением, третьи — не фиксироваться вовсе» [37, с. 15]. Согласно такому пониманию представление о другом человеке есть результат «отбора», фильт­рации самых важных для определенного вида взаимодействия лич­ностных свойств отражаемого человека.

В этой связи С. Л. Рубинштейн писал: «...В реальном процессе мышления представление и понятие даны... в некотором единстве. Наглядный образ — представление в процессе мышления обычно все более схематизируется и обобщается. Эта схематизация не сво­дится к обеднению представления признаками и простой утрате некоторых черт, — она обычно превращается в своеобразную ре­конструкцию наглядного образа, в результате которой в самом образе выступают на передний план те наглядные черты предме­та, которые объективно наиболее характерны и практически су­щественны для него; несущественные черты как бы стушевыва­ются и отступают на задний план» [264, с. 358]. Следовательно, субъект отражает в другом человеке, вызывающем доверие, толь­ко те черты, которые значимы для данного типа взаимодействия.

Вовлекая различных лиц в свой внутренний мир, люди по - разному отражают особенности тех, перед кем они «раскрывают» те или иные его стороны. Это регулируется, во-первых, социаль­но-психологической ролью другого по отношению к субъекту до­верия, чем в свою очередь определяется социальная значимость другого для субъекта доверия, и, во-вторых, актуальными потреб­ностями и интересами доверяющего.

В этой части исследования приняли участие 297 учащихся XI классов средних школ и 50 человек студентов педагогического вуза. Для проведения основной части эксперимента были привле­чены учащиеся старших классов школ. Отбор объекта исследова­ния в данном случае был продиктован теми соображениями, что круг доверительного общения учащихся старших классов включа­ет довольно разнородный состав «персонажей», имеющих самый разный социально-ролевой статус по отношению к старшекласс­нику. Это обстоятельство дает возможность не только выявить воз­растные особенности доверительного взаимодействия, но и выяс­нить, как изменяются представления о другом, вызывающем доверие в зависимости от его социально-ролевого статуса, и влияет ли сам статус человека, которому доверяют, на различные харак­теристики доверительного взаимодействия.

Экспериментальная процедура этой части исследования состо­яла из нескольких этапов. В начале были определены особенности представлений о значимости личностных качеств других людей, входящих в круг доверительного общения. Эксперимент был по­строен по следующей схеме. С помощью метода «компетентных судей» было выбрано 150 позитивных личностных качеств из сло­варя личностных качеств, составленного К. К. Платоновым и Г. Г. Голубевым [242]. Чтобы исключить возможность разночтения предлагаемых понятий, мы отбирали дефиниции каждого из ото­бранных качеств из «Толкового словаря русского языка». Инст­рукция участнику эксперимента была следующая: «Мы будем пе­речислять вам личностные качества людей и при этом давать определение каждого из них. Ваша задача отобрать из них и запи­сать те и только те, которыми, по-вашему мнению, должен обла­дать человек, с которым вы могли бы быть полностью откровен­ны, которому вы могли бы полностью доверять».

Таблица 4

Суммарные частотные качества личности, вызывающей доверие

П/п

Качество личности

Частота

Выбора

П/п

Качество личности

Частота

Выбора

1

Верность

0,996

19

Ласковость

0,723

2

Честность

0,986

20

Серьезность

0,726

3

Доброта

0,989

21

Целеустремленность

0,723

4

Искренность

0,984

22

Чуткость

0,706

5

Надежность

0,972

23

Бесстрашие

0,703

6

Внимательность

0,891

24

Душевность

0,695

7

Вежливость

0,875

25

Авторитетность

0,689

8

Независимость

0,862

26

Добродушие

0,681

9

Самостоятельность

0,823

27

Гуманность

0,681

10

Справедливость

0,806

28

Догадливость

0,574

11

Веселость

0,764

29

Мудрость

0,566

12

Оптимистичность

0,760

30

Дружелюбие

0,566

13

Самообладание

0,752

31

Интеллигентность

0,561

14

Г ордость

0,752

32

Любознательность

0,559

15

Порядочность

0,747

33

Ум

0,543

16

Общительность

0,747

34

Терпеливость

0,534

17

Здравомыслие

0,732

35

Хладнокровие

0,532

18

Ответственность

0,729

36

Организованность

0,532

Из всего списка ответов испытуемых были выбраны лишь те качества, которые имели наибольшую суммарную частоту выборов (табл. 4). Список качеств составляет некую обобщенную «идеальную модель» или некое «семантическое пространство» качеств, входя­щих в представление о человеке, вызывающем доверие. В табл. 4 приведен ранжированный по частоте выборов список качеств, ото­бранных испытуемыми. Как видно, наиболее часто называемыми оказались 36 качеств, отражающих самые различные позитивные характеристики человека.

На следующем этапе эксперимента приведенный в табл. 4 спи­сок качеств предлагался испытуемым для оценки конкретных людей, включаемых ими в круг доверительного общения.

Бланк методики, с которой работали школьники, приведен в приложении 1. Оценка качеств производилась на основе биполяр­ного принципа (+, —). По этим же качествам школьники оцени­вали и себя с той целью, чтобы можно было сравнить их само­оценки с оценками тех, кого они включают в круг доверительного общения. Проведение самооценки должно было подтвердить ги­потезу о том, что в основе доверия к сверстнику лежит отноше­ние старшеклассника к другому как к своему «Я», т. е. имеются в виду дружеские отношения, которые согласно гипотезе предпо­лагают больший расчет на конгруэнтность в отношениях. Следо­вательно, и оценка значимых качеств сверстника должна в наибо­лее важной части соответствовать оценке собственных идентичных качеств. А поскольку в основе доверительного отношения ко взрос­лому лежит отношение старшеклассника к другому как к старше­му, т. е. авторитетному лицу, то и оценка качеств взрослого долж­на значительно превышать по некоторым наиболее важным параметрам оценку собственной личности.

Таким образом, более высокая оценка взрослого как автори­тетного лица по сравнению с самооценкой будет продиктована его большей значимостью, иначе говоря, определенной психоло­гической позицией испытуемого, состоящей в том, что другой является ценностью более высокого порядка, чем он сам (на чем, собственно, и базируются отношения авторитетности). В то же время, сходная оценка себя и сверстника, которому испытуемый доверяет, будет соответствовать психологической позиции, зак­лючающейся в том, что за сверстником признается ценность та­кого же порядка, как и в отношении себя самого.

Применение четырехклеточного критерия X“ для четырехполь­ной матрицы позволило получить основные плеяды качеств, наи­более часто приписываемых каждой ролевой позиции и являю­щихся характерными именно для нее.

Анализ полученных плеяд качеств, приписываемых каждой ролевой позиции, показывает, что старшеклассники, включая в


Свой круг доверительного общения различных людей, по-разному их «видят». Выбор качеств во многом зависит от той социальной роли, которую занимает каждый человек по отношению к стар­шекласснику. При этом плеяды качеств, наиболее значимых для отца и матери, самые многочисленные. Это связано с тем, что родителям, которых старшеклассники включают в круг довери­тельного общения, все качества приписываются со значительно большей частотой, чем другим людям. Школьники оценивают родителей значительно выше, нежели других людей, которых вклю­чают в круг своего доверительного общения. Особенно это отно­сится к позиции «мать».

Следовательно, в тех случаях, когда родители являются для старшеклассников авторитетом, основанным на доверительных отношениях, родители оцениваются старшеклассниками очень высоко (позитивные качества родителям приписываются статис­тически чаще, чем самым близким друзьям). Данное обстоятель­ство позволяет сделать важный вывод о том, что в детско-роди­тельских отношениях потеря авторитета родителями связана с потерей доверительности в отношениях, что приводит к утрате связи во взаимоотношениях родителей со своими детьми. Этот вывод имеет большое значение для практики консультативной работы. Видимо, психологу-практику при обращении к нему за консультацией, связанной с проблемами детско-родительских отношений, прежде всего следует выяснять, насколько ребенок доверяет каждому из родителей, и если доверительная связь со­хранена, значит родители не потеряли авторитетность в глазах своего ребенка.

Содержательный анализ качеств, приписываемых родителям, свидетельствует о том, что только три качества одинаково часто приписываются обоим родителям: верность, доброта и честность. Перечисленные качества полностью совпадают с тем набором, которым старшеклассники наиболее высоко оценивают себя. Та­ким образом, получается, что этими тремя качествами ограничи­вается оценивание нравственной сферы личности, важной для возникновения доверия как к себе, так и к близкому другому. Од­нако эти качества необходимы для авторитетного родителя, ина­че, как показывает эксперимент, старшеклассники не включают родителей в круг доверительного общения.

Полученные данные также свидетельствуют о том, что припи­сывание качеств различным людям носит во многом ролевой ха­рактер. К примеру, отцу, наряду с нравственными, наиболее час­то приписываются волевые и интеллектуальные качества (ум, здра­вомыслие, мудрость, серьезность, целеустремленность и т. п.), а матери — эмоциональные (добродушие, чуткость, ласковость, душевность). Плеяда качеств, характерная для позиции «брат»,


Ближе по содержанию к позиции «отец» и «лучший друг», а пози­ция «сестра» — к позиции «мать». Плеяда качеств, соответствую­щая ролевой позиции «друг», состоит в основном из коммуника­тивных качеств: дружелюбие, общительность, вежливость, весе­лость; качества, соответствующие позиции «учитель», — из волевых: внимательность, серьезность, организованность, ответ­ственность.

Отметим еще один интересный факт. При отборе самых важ­ных качеств для обобщенного образа человека, которому можно доверять, наибольший статистический вес получили те же три качества — верность, доброта и честность, что приписывались чаще всего обоим родителям и самим себе. Таким образом, по основным человеческим ценностям старшеклассники отождеств­ляют себя в большей степени с родителями, нежели со сверст­никами. Например, такое качество, как доброта, часто не припи­сывается даже самым близким друзьям. При доверительных отношениях с родителями старшеклассники оценивают их выше, чем самых близких друзей, а по основным общечеловеческим ка­чествам отождествляют себя в большей степени с родителям, если они являются для ребенка авторитетными, и другими близкими родственниками, нежели с близкими друзьями.

Однако наибольшее значение для понимания атрибутивных характеристик доверительных отношений имеют данные, пред­ставляющие обобщенные позиции «взрослый» и «сверстник». Об­наружено лишь 3 качества, которые сверстнику приписывались в среднем чаще, чем взрослому: веселость, дружелюбие, общитель­ность. Остальные 26 качеств на статистически значимом уровне приписываются чаще взрослому, нежели сверстнику. Еще раз от­метим, что только коммуникативные качества приписываются сверстнику чаще. Полученные данные в целом подтверждают ги­потезу о том, что доверительные отношения со сверстниками и со взрослыми реализуются по-разному: со сверстником они осно­вываются на отношении к нему как равному с собой по степени ценности, а со взрослым — на отношении авторитета, т. е. лица, представляющего большую ценность, чем подросток.

В результате подсчета суммарных частот приписывания каждо­го качества людям, находившимся в сходных ролевых позициях, был получен полигон частот, или «обобщенный личностный про­филь», отдельно для каждого из имеющихся «социальных персо­нажей», которым испытуемые доверяют (см. прилож. 2—6). Полу­ченные «профили» позволяют наглядно продемонстрировать, что все названные испытуемыми взрослые как вызывающие доверие оцениваются старшеклассниками выше, чем собственная личность, а оценка всех названных «сверстников» не имеет различий (на статистически значимом уровне) по сравнению с самооценкой.


Анализ данных, полученных при повторном проведении экс­перимента, показал, что приписывание школьниками качеств наиболее близким людям является устойчивым и служит подтвер­ждением того, что отношение доверия к другим людям у стар­шеклассников в значительной мере детерминировано социальной ролью объекта доверия по отношению к старшекласснику.

Все полученные результаты позволяют сделать вывод о том, что приписывание практически всех качеств носит преимущественно ролевой характер, исключение составляют лишь качества нравствен­ного плана, к которым относятся верность, доброта и честность. Эти ценности для старшеклассников являются наиболее значимыми и потому они их значительно чаще приписывают взрослым, носите­лям авторитета, которым они в наибольшей степени доверяют.

Итак, согласно полученным данным, можно сделать общий вывод о том, что отношение доверия к другому основывается на сочетании определенных ценностных психологических позиций взаимодействующих субъектов по отношению к себе и к партнеру по взаимодействию. Так, дружеские отношения строятся при ус­ловии равноценностного отношения к себе и другому, а отноше­ние авторитета — на признании большей ценности по определен­ным параметрам авторитетного лица.