Книги по психологии

Летчик-курсант в ситуациях вывода самолета из установленной схемы движения
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РУКОВОДСТВА ПОЛЕТАМИ

Ранее было установлено, что в процессе руководства полетами могут сложиться ситуации, требующие вывода самолета из уста­новленной инструкциями схемы движения в районе данного аэро­дрома. Что можно ожидать в этом случае от различных летчиков - курсантов, кому из них уделить особое внимание? Эксперименты с выводом летчиков из установленной схемы движения позволили ответить на эти вопросы.

Из всех курсантов были условно выделены по данным психоло­гического отбора, результатам тренажной и летной подготовки две группы: более подготовленные и менее подготовленные [26]. Курсанты А имели следующие показатели: временной критерий выбора 0,7— 0,9; количество пропущенных сигналов 1,2—5,6; отличные оценки по результатам подготовки на тренажере и оценки летчиков-инструк - торов по девятибалльной шкале 5—8; курсанты Б: временной кри­терий выбора 0,96—1,78; количество пропущенных сигналов 7—15; низкие данные психологического отбора подтверждались оценками летчиков-инструкторов (по девятибалльной шкале от 2 до 4), а также результатами наблюдения руководителя подготовки на лет­ном тренажере (скован, напряжен, допускает ошибки и т. д.).

Оказалось, что взаимодействие курсантов А с РП имеет более высокое качество. Лишь у 17% из них действия по выводу самоле­та из установленной схемы движения не соответствовали замыслу РП, т. е. отсутствие достаточного взаимопонимания РП и курсан­тов проявлялось сравнительно редко. Отобранные по описанной методике курсанты Б не проявили себя достаточно хорошо как объект руководства. Ни у одного из них не обнаружилось полного взаимопонимания с РП. У 83% летчиков после получения от РП команды на вывод из третьего разворота нарушалась обратная связь: курсанты не информировали его о своих действиях. В 66% случаев летчики создали группе руководства наиболее сложную по своей неопределенности обстановку: вывели самолет под углом к линии заданного пути без доклада РП о своих действиях.

Следовательно, можно с достаточной вероятностью предвидеть поведение курсантов второй группы в процессе вывода их самолета из установленной схемы движения. Низкие данные, показанные на установке УГЮ-2, подтвержденные результатами тренажерной и летной подготовки, соответствуют невысоким их качествам и как объекта руководства. Психологические особенности, свойственные курсанту как летчику, сказываются в виде фона и на процесс вы­работки качеств, необходимых ему как объекту руководства.

В то время как летчики-курсанты А оказываются способными в процессе летной подготовки приобрести наряду с летными и необ­ходимые качества как объекта руководства, летчикам-курсантам Б это не удается. Необходимы специальные меры для их формирова­ния. Каковы же возможности по обеспечению необходимой управ­ляемости у курсантов?

С курсантами было проведено занятие, на котором разъяснено, что третий разворот выполняется только по команде РП. После это­го занятия все курсанты А настойчиво добивались разрешения РП на выполнение разворота. 66% из числа курсантов Б вновь выпол: нили разворот после одного-двух запросов без разрешения. У дан­ной категории летчиков-курсантов с большим трудом образуются в психике новые связи, обеспечивающие успешное взаимодействие с лицами ГРП. Для того чтобы обеспечить их управляемость в но­вых условиях, одного занятия с разъяснением порядка действий не­достаточно. Казалось бы, очевидные, понятные вещи не находят себе сразу места в представлениях летчика, являющихся основой его деятельности в полете. Этим курсантам необходима дополни­тельная специальная психологическая подготовка, чтобы в новых условиях у них возникло взаимопонимание с лицами ГРП.

Весьма показательна динамика ЧСС курсантов в период запро­сов о разрешении на третий разворот, когда они сопровождаются молчанием со стороны РП. У курсантов А наблюдается выражен­ный рост ЧСС (на 10—20 уд/мин), вызванный неопределенностью, в которой оказался летчик: с одной стороны, получено строгое ука­зание выполнять действие по команде РП, а с йругой, он вынужден продумывать варианты последующих самостоятельных действий. Рост ЧСС вызван невозможностью без выхода за рамки установ­ленных правил разрешить возникшее противоречие и связанную с ним неопределенность.

Действия курсантов Б не сопровождались ростом ЧСС. Возник­шая неопределенность не вызвала у них усиления интенсивности работы психики. В ситуациях, создаваемых до проведения с курсан­тами занятий, все они легко шли на нарушение, ликвидируя неоп­ределенность посредством реализации представлений, закрепивших­ся в процессе большого количества повторений (они делали так, как привыкли делать в реальных полетах). После проведенного за­нятия курсанты действовали согласно новой инструкции. При этом обнаружилось легкое «соскальзывание» курсантов А с выполнения неупрочившейся программы на выполнение привычной последова­тельности действий. Здесь вновь неопределенность разрешается нарушением, но уже вопреки прямым указаниям, полученным до полета. Причем подготовка к принятию этого незаконного решения осуществлялась без значительной работы психики (в отличие от курсантов А). Это одно из проявлений некритичности мышления, сниженных возможностей по самоуправлению, что является пред­посылкой для так называемой летной недисциплинированности.

По результатам психологического отбора курсанты Б обладают не только более низкими характеристиками с точки зрения управ­ляемости, но и с точки зрения их готовности к переходу на самоуп­равление. Для них характерно состояние ожидания привычного, стремления и готовности к привычному вопреки требованиям изме­нившихся условий. Поставленные группой руководства в ситуацию с отсроченной (приближающейся, но еще не наступившей) неопре­деленностью, не готовятся к встрече с ней, так как не видят ее приб­лижения. Подготовка к реализации представлений об очередном этапе полета происходит с очень малым опережением по времени. Поэтому становятся возможными недостаточно подготовленные ре­шения летчиков, снижающие безопасность полетов.

Данная категория летчиков требует усиленного контроля со сто­роны ГРП, предохранения их от попадания в ситуации с повышен­ной или отсроченной неопределенностью. Необходимо также разви­вать у них такое качество, как самостоятельность в принятии реше­ний в нестандартных ситуациях. Большие возможности предостав­ляет для этого тренажер летчика. Выраженная склонность к сте­реотипным действиям, а также некоторые особенности проявления этого качества обнаружились и в таком, например, случае, когда летчики-курсанты после выполнения четырех полетов, сопровожда­ющихся действиями по выводу самолета из установленной схемы движения, приобрели определенные навыки взаимодействия с ГРП в этих условиях, и в пятом полете им была подана команда для ухода на второй круг. Она тоже рассчитана на вывод самолета из установленной схемы движения, но в предыдущих полетах не ис­пользовалась. В связи с тем что порядок взаимодействия с ГРП при выводе самолета из установленной схемы движения был отработан в нескольких предыдущих полетах, можно было ожидать правиль­ного взаимодействия с ГРП и в этом случае.

Точные действия продемонстрировали курсанты А. 83% курсан­тов Б выполнили уход на второй круг с ошибками во взаимодейст­вии с РП. У этих летчиков-курсантов связи, образующиеся в психи­ке и обеспечивающие взаимодействие с лицами ГРП, обладают повышенной жесткостью. Они срабатывают лишь при строго опре­деленных действиях летчика-курсанта. Упрочившиеся применитель­но к данному этапу полета они могут не сработать в ситуации сход­ной, но являющейся результатом реализации иного элемента сло­жившегося у летчика образа полета. Навыки взаимодействия с ли­цами ГРП у этих летчиков-курсантов не обладают необходимой генерализованностью (когда он успешно применяется в различных условиях и различными способами).

Жесткость этих связей требует и соответствующей подготовки данной категории курсантов к взаимодействию. Процесс подготов­ки не может ограничиваться обобщающими занятиями и указания­ми. Модель взаимодействия должна накладываться на модель со­ответствующего этапа полета.