Книги по психологии

Оценка РП как руководителя людьми
П - ПСИХОЛОГИЧЕСКИЕ АСПЕКТЫ РУКОВОДСТВА ПОЛЕТАМИ

Постановка диагноза социально-психологической стороне дея­тельности РП является более сложной по сравнению с психодиагно­стикой РП как оператора.

Основные показатели, которые позволили бы выделить РП I и II с социально-психологической точки зрения, следует искать вне их деятельности. Эти показатели могут быть получены из опроса лет­чиков, на которых и направлена активность РП в ходе руководства полетами. В упомянутом выше примере преимущественно положи­тельное отношение проявилось у летчиков к РП №1,4, 9, которые умеют создавать благоприятный психологический климат на поле­тах, обладают способностью располагать к себе. Преимущественно отрицательным оказалось отношение летчиков к РП № 11, 8, 7. Бе­седы с летчиками показали, что при взаимодействии с последними у них возникает нервозность в работе, повышается вероятность кон­фликтов.

В данных, получаемых в результате опроса летчиков, в синтези­рованном виде отражается отношение летчиков к РП с точки зре­ния их возможностей по созданию объекту руководства благопри­ятных условий для выполнения полета.

Другие данные, получаемые с применением метода ГОЛ, опроса РП, наблюдения за их работой, анализа документов (журнала РП, журнала оценки качества техники пилотирования), позволяют на­полнить понятие «РП с более и менее развитыми профессиональ­ными качествами» социально-психологическим содержанием. Их анализ дает возможность установить, когда деятельность РП как руководителя людьми находится на грани допустимого, а когда перешла ее.. В результате командиры и политработники могут сво­евременно корректировать те элементы взаимодействия РП и лет­чика, которые по вине РП неблагоприятно влияют на качество ру­ководства полетами и на качество самих полетов.

При постановке диагноза деятельности РП весьма важным яв­ляется выяснение, достаточно ли руководителю полетов для поло­жительной оценки иметь высокий уровень развития операторских качеств. В этом плане показателен анализ деятельности РП № 6.

Он имеет самую высокую сумму баллов по данным ГОЛ—60,25 (по табл. 4, а и б), а также высокие показатели по результатам хронометрирования его деятельности (коэффициент активности

0, 33; среднее время фиксации внимания на отдельных объектах 5,9 с; оптимальные данные распределения внимания на значимых для руководства полетами объектах).

Однако данный РП нетерпим к ошибкам летчиков, которые есте­ственны в процессе любого обучения, в том числе и летного. Так, например, летчик-курсант взлетает в высотную зону. На предполет­ных указаниях была установлена высота полета в зоне 6000 м. В процессе полетов условия изменились, и РП стал выпускать лет­чиков на высоту 7800 м. Он сообщил об этой перемене по громко­говорящей связи всем летчикам. Но курсант, выруливший на ВПП для взлета, все же сомневается: «Уточните эшелон в зону». РП тут же накаляет атмосферу: «Сколько раз нужно повторять?!» Психо­логическая атмосфера неуверенности, постоянного ожидания заме­чаний со стороны РП отразилась на результатах опроса летчиков. Данный РП, несмотря на все его достоинства как оператора, лишь в 48% случаев был отмечен как предпочитаемый.

РП № 6 уверен в себе, осознает свои высокие возможности как оператора. В то же время он не придает большого значения учету психологических особенностей летчика как объекта руководства, использованию его возможностей по самостоятельной оценке обста­новки и принятию необходимых решений. Он говорит по этому по­воду: «Я уверен, что в любой обстановке приведу курсанта на аэро­дром, посажу, зарулю, и меня не интересует, что он при этом будет чувствовать».

Операторский подход к отклонениям от нормы в функциониро­вании объекта руководства, недостаткам в деятельности летчиков приводит к тому, что слабые в летном отношении курсанты испыты­вают на себе негативно окрашенные элементы активности РП в зна­чительно большей степени, чем другие курсанты.' Преобладание в стиле руководства операторского аспекта способствует дифферен­циации летчиков-курсантов — сильные в летном отношении прогрес­сируют, малоспособные чувствуют себя менее уверенно, допускают больше ошибок. Это подтвердилось в беседах с летчиками-курсан - тами. Сильные отзывались о данном РП очень высоко, слабые — гораздо осторожней.

Формой взаимодействия РП и летчиков является радиообмен. В процессе контактов летчика с руководителем полетов отчетлива проявляется влияние руководителя на объект руководства. Обще­ние с РП, который не умеет создавать благоприятный, психологиче­ский климат, повышает напряженность летчиков, сопровождается ростом ошибочных действий в выполнении радиосвязи. Радиосвязь становится для летчика стрессовым фактором. Он прежде всего ста­рается правильно доложить, а вопросы управления самолетом сто­ят у него на втором плане.

Показательно сравнение ошибочных действий летчиков-курсан­тов одной из авиаэскадрилий, где полетами в течение периода обу­чения руководил РП № 6 и другой, более предпочитаемый руково­дитель полетов. В процессе руководства полетами РП № 6 в сред­нем за летную смену летчики допускали 12,5 ошибочных действий, из них связанных с радиообменом 4,4. В ходе руководства этой же эскадрильей другим РП общее количество ошибочных действий осталось примерно тем же, но количество ошибок, связанных с ра­диообменом, резко сократилось—до 0,8 в среднем за летную смену.

Таким образом, на примере РП № 6 видно, что наличие высокого уровня операторских качеств является необходимым, но далеко не достаточным условием успеха руководства полетами. Преимуще­ственно операторский стиль руководства приводит к дифференциа­ции летчиков. Показателями такого стиля являются невысокая предпочитаемость со стороны летного состава и рост напряженности летчиков, проявляющийся в ошибках радиообмена с РП.

Этот стиль проявился кроме РП № 6 также и у РП № 7, 8, 10 и

11. Наиболее неблагоприятный для руководителя полетов вариант, когда преимущественно операторский стиль деятельности дополня­ется низкими собственно операторскими качествами. Это свойствен­но РП № 7, 10 (по данным ГОЛ сумма баллов по табл. 4, а и б соответственно 48,5 и 49). Руководство полетами в этом случае со­провождается увеличением количества ошибочных действий РП и летчиков. Динамика этого процесса следующая: поведение РП про­воцирует неточности в работе летчиков; рост их ошибок приводит к повышению информационной загруженности РП; относительно невысокие возможности РП как оператора ведут к увеличению его ошибочных действий, что в свою очередь сказывается на психике летчиков, и т. д.

Противоположным рассмотренному является оперативный[19] стиль руководства полетами. Он характеризуется оптимальным уче­том особенностей летчика как объекта руководства. Оперативный стиль также проявляется в нескольких показателях: 1) преоблада­нии положительных выборов со стороны летчиков и соответствую­щем уровне коэффициента предпочитаемости; 2) высоких данных ГОЛ по табл. 4, б и в; 3) отсутствии или минимальном количестве ошибок летчиков в радиообмене с руководителем полетов.

Наиболее благоприятно для руководства полетами дополнение преимущественно оперативного стиля руководства полетами высо­ким уровнем развития операторских качеств РП. Это сочетание обнаружилось у РП № 1,4, 9. Данный стиль руководства, создавая благоприятные условия для раскрытия возможностей летчика как объекта руководства, позволяет в определенной степени скомпенси­ровать отдельные недостатки развития операторских качеств РП.

Из сказанного следует, что различия в стилях руководства могут быть весьма существенными. С точки зрения повышения эффектив­ности руководства полетами, обеспечения их безопасности важно не только своевременно выявлять РП, склонных к операторскому стилю деятельности, но и предотвращать конкретные, наиболее ха­рактерные его проявления. Практика руководства полетами дает достаточный материал как для их анализа /гак и для последующих профилактических мероприятий.

Специфика руководства полетами заключается в том, что оно сопровождается периодической сменяемостью руководителей поле­тов, что может привести к ряду последствий.

В операторских видах деятельности одной из значимых харак­теристик ситуаций является степень их неопределенности. Поэтому вполне понятно стремление руководителей полетов ввести процесс полетов в привычное для них русло. При смене РП возможны два пути снижения неопределенности, обусловленной особенностями летчиков: 1) приведение способа деятельности летчиков к привыч­ной для данного РП форме посредством воздействия на соответст­вующие ситуативные мотивы поведения летчиков — привычки, на­выки, установки и др.; 2) изменение характера действий самого РП в соответствии со сложившимся к данному времени способом функционирования объекта руководства.

РП с высокоразвитыми операторскими качествами (как, напри­мер, РП № 6) имеют большие возможности для приведения объек­та руководства к привычному для себя способу функционирования. Этот процесс может сопровождаться значительным количеством указаний и замечаний по радио, частой ломкой одних и формиро­ванием других ситуативных мотивов, ухудшением психологического климата на полетах.

В связи со сказанным весьма показательны данные о предпо­сылках к летным происшествиям, совершенных летчиками одной из учебных авиационных частей. Всего было зафиксировано в течение года 38 предпосылок к летным происшествиям. 31 из них связана с расчетом на посадку и посадкой (т. е. в зоне ответственности РП). 30 предпосылок (79% от всех) совершено в процессе первого после каждой смены РП руководства полетами. Причем, чем дольше ру­ководил предыдущий РП, чем прочнее образовались связи взаимо­действия, тем вероятнее появление предпосылок: в 26 случаях из 30 предпосылки совершены после трех—семи и более руководств дру­гих руководителей полетов.

При смене РП могут со значительной вероятностью ожидаться предпосылки к летным происшествиям по причине вынужденной ломки сложившихся ранее связей взаимодействия. Руководители полетов предпочитают использовать первый способ снижения неоп­ределенности ситуаций — они стремятся направить ход полетов в привычное для себя русло. Происходит ломка сложившихся ранее у летчиков представлений о содержании действий в той или иной ситуации (как выруливать, как запрашивать, как выравнивать са­молет и т. д.). Это одно из проявлений операторского стиля руко­водства полетами.

Другой разновидностью операторского стиля является непо­следовательность в действиях руководителя полетов, своеобразный


Операторский анархизм. То, что наблюдается при смене РП, в про­цессе руководства данного РП происходит непрерывно. Типичным представителем этого стиля является РП № 3.

Большинство руководителей полетов пользуются определенной терминологией при оказании помощи летчикам на планировании и посадке. РП № 3 применяет наряду с установленными и другие со­общения, изменяющиеся от полета к полету по форме. Этика руко­водства полетами требует, чтобы РП обращался к летчикам в про­цессе полетов на «вы». Летчики привыкли к этому. Переход на «ты» является для них сигналом об усложнении ситуаций в воздухе, о необходимости усиления готовности ко всяким неожиданностям. РП редко используют этот переход, что прзволяет всегда однознач­но информировать летчика без использования дополнительных со­общений о крайней важности и неукоснительной обязанности вы­полнения той или иной команды. РП № 3 пользуется этим перехо­дом бессистемно, в результате чего обращение к летчику на «ты» не дисциплинирует, а обижает, заставляя внутренне сопротивляться командам руководителя полетов.

Своими действиями данный РП препятствует образованию проч­ных связей с летчиками, которые стали бы основой для взаимопони­мания. Размытость, неопределенность, недостаточная формализа­ция элементов взаимодействия приводят к расплывчатости пред­ставлений летчиков об оптимальности взаимодействия с РП. Все это отрицательно влияет на психику летчиков, о чем свидетельст­вует невысокий процент выборов данного РП со стороны летного состава — 43%, а также невысокая (по сравнению с другими РП) сумма баллов по данным ГОЛ по табл. 4, в — 18, 25. Этого же РП в значительной степени характеризует большое превышение резуль­татов самооценки над данными ГОЛ — 10,5 б^ллр, что позволяет еще до анализа результатов наблюдения за его деятельностью предположить самоуверенность и склонность к излишней импро­визации в ходе руководства полетами.

Формой проявления операторского стиля руководства полетами может быть также непоследовательность в требованиях, предъявля­емых к летчикам при взаимодействии с ними на важнейшем этапе полета — предпосадочном планировании и посадке. Известно, что ошибки летчиков здесь могут характеризоваться отклонением в бо­лее или менее безопасную сторону. Так, ошибкой в безопасную сто­рону по скорости снижения является ее увеличение от заданной, что обусловливает перелеты за полосу точного приземления или посад­ки на уменьшенных углах атаки. Руководители полетов в целом стремятся сместить спектр возможных ошибок летчиков в безопас­ную область. Однако есть РП с ярко выраженным таким стремлени­ем.

Желание РП перестраховаться понятно — на нем лежит боль­шой груз ответственности за все происходящее на полетах. Непо­следовательность РП обнаруживается не в момент взаимодействия с летчиком, а в последующих действиях: ошибки летного состава в более безопасную сторону, появляющиеся при непосредственном участии РП и зафиксированные в журнале руководителя полетов, становятся предметом интенсивного разбора после полетов. Здесь вновь обнаруживается ломка ситуативных мотивов деятельности летчиков. Они становятся перед выбором: точно выполнить коман­ду РП и (что очень вероятно) затем стать предметом для разбора или выполнить полет самостоятельно, чтобы проверить свои силы в данных условиях, а в случае ошибки знать, что оценивается имен­но их ошибка и ничья другая. Опрос летчиков-курсанов ВВАУЛ свидетельствует, что многие из них стараются уклониться от чет­кого выполнения команд РП при посадке.

Итак, приведенные здесь факты позволяют заключить, что суще­ствует реальная возможность составить представление о деятель­ности того или иного РП с использованием как количественных, так и качественных показателей, фиксировать количественно и анализи­ровать не только моменты выхода руководства за пределы допусти­мого, которые случаются относительно редко (например, предпо­сылки к летным происшествиям), но и действия в обычных ситуа­циях.

Всесторонний анализ данных, полученных с помощью различных методик, позволяет определить стиль деятельности руководителя полетов: операторский или оперативный. Успех руководства поле­тами обеспечивается наличием преимущественно оперативного сти­ля, характеризующегося оптимальным учетом особенностей летчика в полете как объекта руководства, в сочетании с развитыми опера­торскими качествами. Преимущественно операторский стиль дея­тельности РП не позволяет полностью реализовать возможности летчика, ведет к дифференциации летного состава, а в сочетании с низким уровнем собственно операторских качеств создает пред­посылки для снижения безопасности полетов.

Оперативный стиль деятельности РП может быть обеспечен про­ведением психолого-педагогических мероприятий со стороны коман­диров и политработников по отношению к РП. Высшим проявле­нием оперативного стиля в деятельности РП является учет индиви­дуально-психологических особенностей летчиков.