Книги по психологии

Виды толпы
П - Психологическое обеспечение антитеррористической деятельности

Большое количество наблюдений и специальных исследований позволило выделить четыре основных вида толпы с соответствую­щими подвидами.

Окказиональная толпа (от англ. occasion — случайность) — скоп­ление людей, собравшихся поглазеть на неожиданное происше­ствие. Это самая обыденная из ситуаций стихийного массового поведения, которую доводилось в жизни наблюдать любому взрос­лому человеку, будь он горожанином или жителем села.

По данным исследований, склонность к образованию оккази­ональных толп зависит не только от текущей социально-полити­ческой ситуации, но и от целого ряда исторических факторов, среди когорых — степень укорененности урбанистической куль­туры.

С развитием урбанистической культуры изменяются ценности и нормы поведения, люди становятся зацикленными на индиви­дуальных проблемах, менее отзывчивыми и вместе с тем менее навязчивыми.

Конвенциональная толпа (от англ. convention — условность) со­бирается по поводу заранее объявленного события: боксерский или футбольный матч, митинг, концерт рок-группы и т. д. Здесь уже преобладает направленный интерес, и люди до поры (пока толпа сохраняет качество конвенциональности) готовы следовать определенным условностям (конвенциям).

Не следует путать конвенциональную толпу с публикой, собрав­шейся в драматическом, оперном театре, в консерватории и т. п.

Экспрессивная толпа (от англ. expression — выражение) — тол­па, ритмически выражающая ту или иную эмоцию: радость, эн­


Тузиазм, возмущение и т. д. Спектр эмоциональных доминант здесь очень широк, а главная отличительная черта — ритмичность вы­ражения.

Речь идет о людях, скандирующих лозунг на митинге или ма­нифестации, громко поддерживающих любимую команду или клей­мящих судью на стадионе, танцующих на карнавале и т. д. В ряде случаев процесс ритмического выражения эмоций может принять особенно интенсивную форму, и тогда возникает особый фено­мен массового экстаза.

Экстатическая толпа (от англ. ecstasy — экстаз) — экстремаль­ная форма экспрессивной толпы. В экстазе люди самозабвенно ис­тязают себя цепями, доводят себя до невменяемости под нараста­ющий ритм неистового моления в секте трясунов или в танце на бразильском карнавале, рвут на себе одежду в ритме рока...

Действующая (active) толпа — политически наиболее значи­мый и опасный вид стихийного поведения. В ее рамках, в свою очередь, можно выделить несколько подвидов.

Агрессивная (aggressive) толпа, эмоциональная доминанта кото­рой (ярость, злоба), равно как и направленность действий, про­зрачно выражены в названии.

Паническая (panic; saving) толпа объята ужасом, стремлением каждого избежать реальной или воображаемой опасности. Пани­ческое поведение не только не является обычно спасительным, но и очень часто становится более опасным фактором, нежели то событие, которое непосредственно се спровоцировало.

Стяжательная (greedy) толпа — люди, вступившие в неорга­низованный конфликт за обладание некоторой ценностью. Этот термин в отличие от предыдущих требует пояснений. Доминирую­щей эмоцией здесь обычно становится жадность, жажда облада­ния, к которой иногда примешивается страх.

Очень яркое описание стяжательной толпы привел итальян­ский писатель Р. Джованьоли в романе «Мессалина» со ссылкой на древнеримские источники. В эпизоде знаменитый тиран Кали­гула бросает мелкие монеты в толпу, стремясь спровоцировать плебеев на восторженно-самоубийственную бойню и садистски насладиться жестоким зрелищем.

Однако слово «стяжательная» (жадная) не всегда следует по­нимать буквально. Это может быть толпа голодных людей, кото­рым доставили продовольствие, но не организовали четкое рас­пределение. Или толпа жителей отдаленного района, которые ут­ром спешат на работу при недостаточном обеспечении автобусно­го маршрута машинами. Или потенциальных пассажиров отъезжа­ющей электрички, в которой всем явно не хватит мест, и т. д.

Повстанческая (rebellious) толпа по ряду признаков сходна с агрессивной (преобладает чувство злости), но отличается от нее социально справедливым характером возмущения. Это требует пояснений, поскольку понятие «социальная справедливость» вы­глядит здесь произвольным и не укладывающимся в операцио­нальную схему. В действительности дифференциация повстанче­ской и агрессивной толпы столь же функционально полезна, как дифференциация конвенциональной толпы и публики.