Книги по психологии

Феномен слухов и его изучение
П - Психологическое обеспечение антитеррористической деятельности

«•

Принято считать, что слух тесно связан с недостоверностью или непроверенностью информации. Между тем степень досто­верности не имеет никакого отношения к тому, квалифицируем ли мы некоторую информацию как слух. Важно то, что она (ин­формация) передается по сетям межличностного общения.

Не всякий межличностный контакт, даже самый конфиденци­альный, включает передачу слухов. Циркуляция слуха происходит тогда, когда оценка, мнение, отношение, планы сопровождают­ся неизвестными собеседнику сведениями о предмете — фактами из биографии того самого знакомого, известиями, почерпнутыми из журнала, и т. д. Для исходного определения слуха необходимы два критерия: наличие предметной информации и канал, по ко­торому она сообщается.

Слух — это передача предметных сведении по каналам межлич­ностного общения.

При межличностном общении начинает действовать целый ряд специфических механизмов, которые ярко проявляются при рас­пространении слухов.

Систематическое изучение феномена слухов началось только после Первой мировой войны в США и в Германии. В США вско­ре появились коммерческие фирмы, специализировавшиеся на рас­пространении слухов, где можно было заказать нужный сюжет для нужной аудитории, оплатив «услугу» по прейскуранту. Это делалось, например, в целях рекламы товара, или подавления конкурента, или борьбы с профсоюзом.

В нацистской Германии исследовательские работы в этой обла­сти были засекречены и приобрели гораздо более зловещую на­правленность. Немецкие войска, а также их союзники активно и подчас весьма эффективно использовали полученные знания и рекомендации на фронтах Второй мировой войны.

При изучении слухов используются различные основания клас­сификации: длительность жизни слуха, величина и структура ауди­тории и т. д. Для психологии наиболее важны два классификаци­онных параметра — экспрессивный и информационный.

По экспрессивному параметру различают три типа слухов, и здесь семантика терминов достаточно прозрачна: слух-желание, слух-пугало и агрессивный слух.

Сюжеты слухов-желаний отражают надежды, ожидания и в це­лом благодушное настроение аудитории. Неопытному руководи­


Телю или политику часто кажется, что это «хорошее», то есть благоприятное и безопасное явление. Между тем циркуляция слу­хов-желаний часто чревата разрушительными последствиями.

Слухи-пугала возникают в периоды социального напряжения (стихийное бедствие, война, государственный переворот и т. д.) и варьируют от просто пессимистических до откровенно паниче­ских. Самая банальная фабула — грядущий рост цен или исчезно­вение некоторых продуктов.

Такого рода сведения периодически появляются в сетях не­формального общения в странах с дефицитной экономикой и дефицитной информационной системой. Они могут возникать спонтанно или подсаживаться с провокационной целью, осо­бенно при обострении политической или экономической конку­ренции, с приходом к власти нежелательного (противнику) пра­вительства и т. д. Здесь опять-таки отчетливо проявляются ката - лизационная и инструментальная роль слухов: принимая их за чистую монету, люди лихорадочно приобретают ненужные им продукты в неразумных количествах, а в результате действитель­но искажается конъюнктура слабого рынка, товары исчезают или растут в цене.

Когда же в государствах с невысокой грамотностью населения приступали к кампании по массовой вакцинации детей, быстро возникал слух о том, что на самом деле детей стерилизуют, дабы прекратить рост рождаемости (Мексика, 1974; Индия, 1975).

В 1972— 1973 гг. по Сантьяго и другим городам Чили ходили вежливые молодые люди, стучались в дома представителей сред­него класса, называли себя социологами и якобы от имени пра­вительства распространяли анкеты. В анкетах содержались вопро­сы: «1. Сколько спален в Вашем доме? 2. Сколькими из них Вы готовы поделиться с неимущими соотечественниками?..» — и да­лее в том же духе. Это сопровождалось намеками в оппозицион­ной прессе, будто правительство планирует масштабную опера­цию по «подселению» и «уплотнению жилья» по примеру боль­шевиков в России. Распространение такого слуха-пугала служило дальней подготовкой к военному перевороту...

В последних эпизодах уже просматриваются оттенки третьего типа слухов — агрессивных. Возбужденные слухами о стерилиза­ции, родители не только препятствовали посещению детьми школ, но и в ряде случаев нападали на врачей и учителей. Перспектива вселения в собственный дом «неимущих соотечественников» вы­зывала у кого-то испуг, а у кого-то гнев в отношении социалис­тов.

Агрессивные слухи возникают там, где имеются напряженные отношения между социальными группами, причем даже явно сти­хийные или вызванные собственной неразумной деятельностью бедствия часто усиливают ненависть к какой-либо группе или личности. При квалификации слуха по экспрессивному параметру необходимо учитывать два момента.

Во-первых, в сложной разнородной среде один и тот же сю­жет может иметь совершенно различные эмоциональные характе­ристики. Во-вторых, решающим критерием для экспрессивной оцен­ки слуха является не сам по себе сюжет, а реакция аудитории. Без учета этих обстоятельств вероятность ложных экспертных оценок и контрпродуктивных рекомендаций очень велика.

Второй, информационный параметр, как указывалось, отра­жает степень достоверности фабулы.

Выявлены три характерные тенденции преобразования фабу­лы в процессе распространения слуха.

Первая — сглаживание — состоит в том, что несущественные в глазах данной аудитории детали исчезают; сюжет становится короче.

Соответственно сохранившиеся детали выдвигаются на передний план, высвечиваются более выпукло, увеличиваются их масштаб и социальная значимость. Сюжет может обрастать новыми деталями, первоначально отсутствовавшими, которые делают его более функ­циональным. Эту вторую тенденцию называют заострением.

В самых элементарных примерах цвета и марки столкнувшихся автомобилей могут исчезнуть (сглаживание), зато на месте одного раненого пассажира образуется «гора трупов» (заострение); внеш­ность и одеяние драчунов забудутся, но драка с двумя участника­ми «виртуально» вырастет в массовую потасовку и т. д. Эти грубые примеры нуждаются, однако, в уточнении. Какие именно детали исходного события будут подвергнуты сглаживанию, а какие, наоборот, заострятся, определяется стереотипами и установками аудитории.

Третья тенденция — приспособление, когда под стереотипы и установки подстраивается отдельная деталь сюжета, без выражен­ных признаков сглаживания или заострения, но таким образом, что это решительно изменяет психологическое содержание ин­формации.

Неискушенному наблюдателю слухи кажутся явлением беспри­чинным либо обусловленным исключительно чьими-то злыми намерениями. Этой иллюзией подчас определяются и меры про­тиводействия: поиски провокаторов, репрессии против разговор­чивых граждан и т. д.

Иногда слухи намеренно запускаются специально нанятыми провокаторами. Но ни один «слухач» не в состоянии подсадить какой угодно слух в какой угодно аудитории и ситуации. Для этого ему нужно найти или сформировать подходящую «нишу», в кото­рой какой-либо слух и без того возник бы с высокой вероятнос­тью, и задача состоит в том, чтобы придать фабуле желательное содержание и направленность.


Изучая, отчего возникают слухи, почему один слух живет в сетях неформального общения долго и спокойно, другой быстро охватывает обширную аудиторию, побуждая людей к действиям, третий бытует в узком кругу, не выходя за его пределы, а четвер­тый умирает, едва успев родиться, психологи выделили два фун­даментальных фактора. Их совокупность еще называют абсолютно необходимым условием для возникновения слуха.

Первым фактором является интерес к теме, слух способен возникнуть там и тогда, где и когда к его предмету имеется инте­рес, а масштаб и траектория его распространения обусловлены конфигурацией заинтересованной аудитории.

Второй фактор — дефицит надежной информации. Для слуха нужен не просто интерес, но интерес неудовлетворенный. Если наличная информация представляется достаточной, для слуха нет оснований.

Подчеркнем, что под надежностью информации понимается не объективная характеристика, а субъективное отношение ауди­тории. Так, ложное сообщение из вызывающего доверие источни­ка устраняет дефицит информации, тогда как достоверная ин­формация из источника, которому данная аудитория доверять не склонна, дефицит сохраняет. Разумеется, информационный де­фицит может быть обусловлен и совсем тривиальным обстоятель­ством — отсутствием, недостаточностью или противоречивостью официальных сообщений.

Вероятность слуха прямо пропорциональна силе общественно­го интереса к предмету и обратно пропорциональна количеству официальных сообщений на данный момент и уровню доверия к источнику.

Выявлено два внутренних условия распространения слухов. К первому относится личностный статус. Сообщая интерес­ные сведения, человек привлекает к себе внимание, демонст­рирует близость к предмету общего интереса (политику, актеру, спортсмену), к референтной группе или к органам, принимаю­щим решение, поддерживает свой статус неформального лидера в оценке этих сведений; повышает или подтверждает значимость собственной персоны в глазах окружающих, а тем самым и в собственных глазах. Второе условие — эмоциональный баланс. Вы­яснилось, что циркулирующий слух способен временно опти­мизировать эмоциональный баланс в группе, то есть понижать или повышать эмоциональное напряжение до оптимального уровня.

Если фуппа продолжительное время живет в напряженном ожи­дании, люди испытывают непреодолимое желание обсуждать между собой возможные опасности. Парадоксальным образом даже рас­пространение слухов-пугал способно на время снизить эмоцио­нальное напряжение — срабатывает эффект аффилиации, ощу - шения принадлежности к общине. В конечном счете, однако, это чаще всего приводит к дисфункциональным последствиям: цир­кулирующий слух нагнетает страхи и усиливает панические на­строения.

По наблюдениям, фронтовики, чье подразделение долго пре­бывало во втором эшелоне, так и не дождавшись выхода на пере­довую, сохраняют более страшные воспоминания о войне, чем их соратники, прошедшие самое пекло, получившие боевые ране­ния и т. д. А самые страшные воспоминания о блокаде у тех, кто долго прожил в напряженном ожидании голода, но настоящего голода так и не испытал.

Циркулирующие слухи насыщают жизнь социума виртуальны­ми псевдособытиями, которые способны частично компенсиро­вать событийную разреженность и дефицит эмоционального воз­буждения. Но такая форма психологической компенсации (другие формы — злоупотребление алкоголем и т. д.) со своей стороны влечет опасность непредсказуемых действий и потери контроля и часто становится первым признаком разложения группы. Опытные офицеры знают, как вредно надолго оставлять солдат без дела — это чревато потерей дееспособности подразделения.

Все сказанное не составляет секрета и для провокаторов, зани­мающихся преднамеренным подсаживанием слухов. В их техни­ческом задании могут быть четко обозначены сюжет и аудитория, если предварительно была нащупана информационная ниша. Иног­да задание носит более общий характер — например, подготовить психологическую почву для вбрасывания на рынок нового това­ра, обеспечить симпатию (или неприязнь) к определенному лицу; в подобных случаях запуск слуха способен сыграть важную, а то и решающую роль.

Наконец, подчас ставится еще более общая и чаще всего дес­труктивная задача, например вызвать массовую панику или по­громы. В этом, как и в предыдущем, случае план работы агентов включает выявление неудовлетворенных информационных и пси­хологических потребностей, а также наиболее характерных для данной культуры (страны, региона, города) разносчиков неофи­циальной информации.

Например, в русских городах питательной средой для слухов обычно считаются старушки-пенсионерки, на Ближнем и Сред­нем Востоке — базарные торговцы, в странах Латинской Аме­рики — таксисты; на Кавказе традиционным местом распрост­ранения слухов являются мероприятия, такие как, например, свадьбы, куда съезжаются многочисленные родственники и дру­зья.

Отметим также профессиональный прием умышленного созда­ния информационной ниши с целью запутать противника, спрово­цировать его на запуск ложных, но по существу бесполезных слу-


Хов, отвлекая от продуктивных действий. Такой прием уместен в тех случаях, когда продуман надежный способ пресечения слуха в нужный момент.

ВОПРОСЫ И ЗАДАНИЯ ДЛЯ САМОКОНТРОЛЯ

1. Какие виды толпы существуют? В чем отличие толпы от группы?

2. Каковы механизмы образования толпы?

3. Что такое превращаемость толпы?

4. Какое воздействие на психику человека оказывает толпа?

5. Приведите признаки панического поведения людей.