Книги по психологии

§ 1. СУБЪЕКТИВИЗМ - ХРОНИЧЕСКАЯ БОЛЕЗНЬ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ПСИХОЛОГИИ
П - Проблемы психологического исследования. Указатель 1050докторских диссертаций

Принято считать, что психология начала выделяться из лона филосо­фии в самостоятельную науку где-то во второй половине XVI века. Счита­ется, что этот процесс в общих чертах завершился к концу XIX века. Од­нако, читая статьи и книги по психологии, слушая выступления психологов, присутствуя на защитах диссертаций, нередко ловишь себя на мысли о том, что философия и психология до сих пор мать и дочь, живущие в одноком­натной квартире. В родственных отношениях психологии и философии нет ничего плохого, скорее, наоборот. Тем не менее доминирование фило­софских методов исследования объекта науки в психологии приводит к утрате последней своего лица. Работы психологов при таком подходе по сути представляют собой философские трактаты о психологии. Но лучше самих философов мы — психологи, такие трактаты все равно не напишем. Исследование материальных показателей и критериев, позволяющих объективно оценить психику, подменяется пусть обоснованными, но все же рассуждениями о том или ином психическом явлении. Это и состав­ляло, на наш взгляд, ахиллесову пяту отечественной психологии в XX веке.

Субъективизм нас — психологов — заключается в том, что мы либо свои собственные оценки психологических явлений отождествляем с доказан­ными научными знаниями о них, либо абсолютизируем достоверность словесной информации, полученной от испытуемых в результате бесед, тестирований и т. п.

С точки зрения философии, субъективизм — это мировоззренческая позиция, принижающая значимость объективного подхода к действитель­ности, отрицающая объективные законы развития природы и общества. Субъективизм заключается в абсолютизации активной роли субъекта в различных областях деятельности, и прежде всего в процессе познания.

Субъективизм отечественной психологии состоит в явно завышенной оценке ценности для науки умозрительных знаний. Он проявляется троя­ко. Первая и основная форма субъективизма заключается в широком, практически часто неосознанном использовании психологами интроспек­ции в изучении психических явлений. Второй источник субъективизма со­стоит в естественном и существенном влиянии уникальных индивидуаль­ных особенностей конкретного психолога (образование, жизненный опыт, актуальное психическое состояние и т. д.) на процесс и результаты иссле­дования им психики. Третья причина субъективизма связана с подменой изучения реальных психических явлений исследованием мнений, самоо­ценок и оценок данных явлений испытуемыми, анализом текстов, напи­санных другими авторами.

Прочитав статью, книгу и даже диссертацию по психологии мы часто не получаем ясного и исчерпывающего ответа на вопрос: откуда получена информация, изложенная в них? Какие реальные психические явления, в каком количестве исследовались, какие методики использовались, ка­кие эмпирические результаты получены? Какова была процедура эмпири­ческого исследования? Без ответа на эти вопросы текст статьи, книги и даже диссертации по психологии представляет собой скорее не научное, а филологическое произведение. Ведь научное психологическое знание не может быть получено иначе как посредством эмпирического изучения деятельности, поведения или общения конкретных людей в конкретных жизненных или экспериментальных ситуациях.

Диссертация, в которой автор демонстрирует только оригинальные и глубокие рассуждения по проблеме исследования, либо ограничивается изучением словесных ответов испытуемых на различные тексты, по сути яв­ляется литературным произведением. Ибо работа со словом — это суть ли­тературы. Научный руководитель такой диссертации в действительности является художественным руководителем. Защита подобных диссертаций может проходить «в виде группового сеанса понятийно-категориальной ма­стурбации» интеллекта. Соискатель, члены диссертационного совета, оп­поненты с увлечением обсуждают понятия и категории, использованные в исследовании, согласованность предмета, объекта, задач, обоснованность гипотез, соответствие проблемы диссертации шифру специальности и т. д. и т. п. Учитывая ограниченность времени, отводимого на защиту, о главном вопросе — что же реально было исследовано? — речь вообще может не идти. Извилин у ученых-психологов много. Категории и понятия психоло­гии емкие и упругие. Если гонять их туда-сюда по коре головного мозга можно довольно легко достичь интеллектуального оргазма. Это доставляет чувственное удовольствие, но, к сожалению, никак не продвигает науку.

Качество понятийно-категориального аппарата диссертации определя­ется не соответствием одних понятий другим, не их системностью, а тем, насколько эти понятия глубоко и точно отражают психологические реаль­ности. Если выбирать между «ползучим эмпиризмом» и «высоким теоре­тизированием», то из этих двух зол первое все же предпочтительнее. Для американской психологии во второй половине XX века был характерен сдвиг в пользу массированных эмпирических исследований, не имеющих глубоких теоретических проработок и не приводящих к созданию мас­штабных теорий. Сильной стороной советской психологии было как раз теоретическое осмысление психологических проблем. На серьезные эм­пирические исследования у руководства страны не хватало ни ума, ни де­нег.

Каковы могут быть причины поразительной живучести субъективизма в отечественной психологии? Во-первых, работать с понятиями, рассу­ждать и анализировать в десятки раз легче, чем системно исследовать реальные деятельность и поведение людей. Во-вторых, психологи — в основном представители интеллигенции — рождаются, учатся, работа­ют и умирают в микросоциальной среде, где Слово обычно и есть глав­ное Дело. Психолог за токарным станком не стоит, комбайн не ремонтирует, звание Героя России с автоматом в руках не добывает. «Вначале было Слово...», — сказано в Евангелие от Иоанна. Многие психологи, в том числе и обладающие учеными степенями десятилетия­ми пребывают в наивной вере в то, что мир слов и материальный мир это почти одно и то же. В-третьих, оценить качество проработки понятийно­категориального аппарата диссертации, красоту текста гораздо легче, чем понять и оценить добротность эмпирического исследования. Офици­альные оппоненты, члены диссертационных советов, имея крайне огра­ниченное время для оценки диссертации, естественно оценивают то, что легче, то, что могут, т. е. тексты. Соискатели ученых степеней наиболее добросовестно, естественно, разрабатывают то, что оценивается, т. е. опять тексты. В-четвертых, психологам трудно преодолеть традицион­ный, господствовавший веками метод изучения психики — субъективный анализ. «Обычай — деспот средь людей», — писал A. C. Пушкин. Види­мый космос в течение более 1400 лет по Птолемею вращался вокруг Земли. Отечественная психология около 100 лет вращается вокруг Слова. Сравнительно не так уж много.


Субъективизм отечественной психологии состоит также и в том, что мы изучаем только 51 % человека — человека хорошего. Остальные 49% че­ловека — человека плохого практически не изучаются. Нет исследований по психологии предательства, корыстолюбия, коррупции, карьеризма, лжи, бессовестности, равнодушия, двуличия, и т. д., и т. п. Психологи пло­хое в человеке не изучают и нередко даже видеть не хотят. На вопросы: «Почему столь пышно и нагло произрастает Зло?», «В чем причины его регулярных масштабных и трагических побед над Добром?» — нет ответа. Более того в серьезной психологической литературе эти вопросы даже не ставятся. Но от ответа на них зависит не только судьба России, но и чело­вечества. Психология Зла практически не изучается. Разве это не яркое проявление субъективизма?

Одним из признаков субъективизма является то, что тематика доктор­ских диссертаций не претерпела заметных изменений после развала СССР. Психология личности, деятельности и коллектива в нашей стране за по­следние 20 лет радикально изменились. Однако эти изменения психоло­гами высшей квалификации практически не исследуются. Создается впе­чатление, что жизнь общества и психологическая наука — это слабо связанные параллельные миры.

Необходимо радикально ограничить использование в нашей науке методов шаманизма и подшаманивания. Желательно перестать вручать дипломы психологов, присуждать ученые степени кандидатов и даже докторов наук за романы и басни, рассказы и сказки, повести и пьесы по проблемам психологии.

Борьба с субъективизмом — очень сложная проблема. Уменьшению его роли в диссертационных исследованиях могут способствовать следую­щие условия. Необходимо центр тяжести дискуссии при обсуждении дис­сертации решительно перенести с понятийно-категориальных проблем на оценку качества эмпирического исследования. Соискатель должен пред­ставлять на предзащиту и защиту отдельную папку с абсолютно всеми пер­вичными эмпирическими данными (карточки наблюдения, бланки тестов и анкет, заполненные испытуемыми, бланки ситуационного анализа, пер­вичные эмпирические результаты констатирующего и формирующего экс­периментов и т. д.). В автореферате необходимо в отдельном разделе описы­вать суть использованных методов и методик, основные эмпирические результаты, обоснование того, что первичные эмпирические данные связа­ны с исследуемым психическим явлением именно так, как считает соиска­тель. В заключении по результатам предзащиты и защиты отдельным пун­ктом необходимо оценивать суть, результаты и качество эмпирического исследования. В процессе защиты сначала детально оценивается, какие материальные следствия и причины изучаемого психологического явления представлены в материальных показателях, критериях и индикаторах его оценки, а лишь затем начинать понятийно-категориальные игры.