Книги по психологии

Глава 1 МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ // Глава I МЕТОДОЛОГИЧЕСКИЕ ПРОБЛЕМЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ //§ 1. ПРОБЛЕМА ОБЪЕКТА И ПРЕДМЕТА ПСИХОЛОГИИ
П - Проблемы психологического исследования. Указатель 1050докторских диссертаций

Во II веке н. э. александрийский астроном К. Птолемей разработал гео­центрическую систему мира. Она считалась верной на протяжение при­мерно 1400 лет. В XVI веке Н. Коперник создал гелиоцентрическую си­стему, доказав, что не Солнце вращается вокруг Земли, а наоборот, Земля вокруг Солнца. Как известно, благодарные современники сожгли выдаю­щегося последователя итальянского философа Д. Бруно за развитие и распространение идеи грандиозности Вселенной. Затем в течение более двух столетий теория Коперника постепенно вытесняла теорию Птолемея. Многими и сегодня на уровне обыденного сознания Земля воспринимает­ся как центр Вселенной.

Данный факт говорит о том, что смена научных парадигм даже в такой точной науке, как астрономия происходит достаточно медленно, путем борьбы между старым и новым, конфликтов, часто жестоких и кровавых, между новаторами и консерваторами. Похожие процессы характерны и для психологии. Один из них связан с пониманием объекта психологи­ческого исследования.

На протяжении столетий явления, изучаемые психологией, обозначались общим термином «душа», понимаемом как нематериальное, независимое от тела животворящее и познающее начало. Оценить то, что происходит в душе, можно было путем внутреннего наблюдения — интроспекции. С середины

XIX века в отечественной психологии формируется и начинает утверждаться материалистический подход к пониманию психических явлений. С этого пе­риода сфера влияния сторонников объективного метода в психологии посте­пенно расширяется на фоне постоянного осознанного или неосознанного, более или менее успешного противодействия сторонников субъективного ме­тода. Публикации в 1863 г. работы И. М. Сеченова «Рефлексы головного мозга» и книги И. П. Павлова «Двадцатилетний опыт объективного изучения

Высшей нервной деятельности (поведения) животных» не решили проблемы объекта психологии, а привели сначала к обострению, а затем к скрытой фазе борьбы между сторонниками данных подходов.

В учебнике по психологии (1905 г.), по которому учились гимназисты того времени, профессор Московского университета Г. И. Челпанов писал: «Пси­хические явления могут быть познаваемы только при помощи самонаблюде­ния». Еще более однозначно обозначал свою позицию профессор Петер­бургского университета А. И. Введенский (1914 г.): «Душевные явления сознаются или воспринимаются только тем лицом, которое их переживает».

В последующем, как отмечал в 1950 г. Б. М. Теплов, «... в советской пси­хологии господствовал взгляд, согласно которому самонаблюдение являет­ся... одним из необходимых и важных методов психологии». После 1950 г. и по настоящее время регулярно публикуются учебники, монографии, дис­сертации, статьи, в которых авторы осознанно или неосознанно пытаются объяснить психику с позиций психического субстрата, не опираясь на мате­риальные индикаторы психических явлений. По сути, обыденные и безна­дежно устаревшие психологические знания выдаются за научные.

И. П. Павлов в статье «Ответ физиолога психологам» писал: «Что же касается человека, разве не слышим мы и теперь о свободе воли, и не вкоренилось ли в массе умов убеждение, что в нас есть нечто, не подле­жащее детерминации? Не будет большим грехом с моей стороны, если я допущу, что это убеждение живет и в части психологов, замаскирован­ное утверждением своеобразности психических явлений, под которым чувствуется, несмотря на все научно-приличные оговорки, все тот же дуа­лизм с анимизмом, непосредственно разделяемый еще массой думающих людей, не говоря о верующих».

Итак, почти через 150 лет после однозначной формулировки И. М. Се­ченова, раскрывающей объект психологии, еще раз зададим себе вопрос, что же должна изучать наша наука?

Прежде, чем ответить на него важно понять, что не может и поэтому не должна изучать психология. Мы не можем изучать психику непосредствен­но, поскольку она не материальна. Человек ошущает и воспринимает окру­жающий мир только через пять органов чувств: зрение, слух, обоняние, ося­зание, вкус. Ни на один из этих органов чувств психика непосредственно не воздействует и, воздействовать не может. Наши органы чувств фиксируют либо изменения в явлениях материального мира, причиной которых являет­ся активность психики человека, либо изменения в явлениях материального мира, которые могут повлиять на психику. Больше никаким образом полу­чить первичную информацию о психике мы не можем в принципе.

Затем на основе этой первичной информации мы начинаем строить предположения или обосновывать выводы о том, какие психические яв­ления могут выступать причиной или быть следствием зафиксированных нами изменений в явлениях материального мира.




подпись: объект
психологии

Часть материаль­ного мира, выступающая причиной психи­ческих явлений

Часть материаль­ного мира, изменяющаяся

Вследствие

Психической

Активности



Рис. 1.1.1. Триединый объект психологического исследования.

Объект психологии триедин и включает: во-первых, те изменения в ма­териальном мире, которые непосредственно и опосредованно являются следствием психической активности; во-вторых, ту часть материального мира, которая непосредственно и опосредованно влияет на психику; в-третьих, собственно психические явления, объясняемые сначала как причина, а затем как следствие фиксируемых материальных индикато­ров, показателей и критериев оценки психики (см. рис. 1.1.1).

Психика, как и «черная дыра» в космосе, может быть обнаружена и из­учена только за счет тех материальных изменений, которые она произво­дит в окружающей среде и никак иначе. Поэтому именно эти материаль­ные объективные изменения являются первой и второй составляющими триединого объекта психологии как науки.

Приведем несколько мыслей Б. М. Теплова, высказанных им в 1950 г., предлагая читателю самому оценить их злободневность. «...Было бы не­правильно отождествлять предмет психологии с понятием субъектив­ное. Субъективное как таковое, взятое само по себе, не может быть предметом никакой науки. ... Субъективное является предметом психоло­гии лишь в единстве с объективным. ... Предметом психологии является психика человека в ее обусловленности объективными условиями суще­ствования и той объективной деятельностью, которая составляет содер­жание жизни человека.... Объективный метод в психологии требует, что­бы объяснение субъективного как вторичного, производного шло от того объективного, что является по отношению к психике первичным».

Таким образом, если психолог, описывая результаты психологического исследования, не показывает объективные источники предлагаемых чита­телю знаний, это может означать, что данные знания получены психоло­гом «из воздуха», представляют собой не более, чем «испарения мозга» автора и имеют соответствующую ценность. Действительно научные, а следовательно, действительно ценные, соответствующие реальности психологические знания не могут быть получены иначе как через фикса­цию с помощью научных методов объективных предпосылок возникнове­ния психических явлений в условиях жизнедеятельности, а также оценки опять же объективных следствий этих явлений и описания (объяснения) на этой объективной основе субъективных процессов, происходящих в психике человека и психологии коллектива.

Исходя из вышесказанного, предметом психологии как науки являются, во-первых:, взаимосвязи между материальными результатами психиче­ской активности и явлениями психики их вызвавшими, а также сами эти психические явления; во-вторых, взаимосвязи между материальными причинами изменений в психике и психическими явлениями, возникшими как следствие данных причин, а также сами эти психические явления и, наконец, в-третьих, взаимосвязи между собственно психическими явлениями, закономерности работы психики.

Начиная психологическое исследование, психолог должен составить две таблицы. Первая из них раскрывает материальные показатели и кри­терии оценки изучаемого психологического явления. К ним относятся те явления объективного мира, которые изменяются под воздействием ис­следуемого психологического явления. Вторая таблица раскрывает мате­риальные факторы, влияющие на исследуемое психологическое явление, которое будет фиксировать и изменять психолог.

Рассмотрим в общем виде как могут выглядеть эти таблицы при изуче­нии психического состояния человека, выступающего основным участни­ком межличностного конфликта.

Таблица 1

Материальные показатели и критерии оценки психического состояния участника конфликта

Исследуемое психическое явление

Материальные показатели оценки

Материальные критерии оценки

Психическое состояние участника конфликта (первого оппонента).

1. Обобщенная оценка психического состояния первого оппонента — свидетелем конфликта.

2. Мимика первого оппо­нента.

1. Кожно-гальваническая реакция первого оппо­нента.

2. Содержание реплик первого оппонента

В полемике со вторым оппонентом.

Исследуемое психическое явление

Материальные показатели оценки

Материальные критерии оценки

Психическое состояние участника конфликта (первого оппонента).

3. Жесты первого оппонента.

4. Позы первого оппо­нента.

5. Действия первого оппонента по отношению ко второму оппоненту.

6. Другие поступки, характеризующие психическое состояние первого оппонента.

7. Другие показатели.

3. Характер общения первого оппонента

В полемике со вторым оппонентом(тембр, темп и т. п. речи).

4. Самооценка первым оппонентом своего психического состояния с помощью теста САН.

5. Сравнительная харак­теристика результатов деятельности первого оппонента во время конфликта, до него

И после.

6. Другие критерии.

Таблица 2


Материальные факторы, влияющие на психическое состояние участника конфликта

Исследуемое психическое явление

Материальные факторы, влияющие на психическое состояние участника конфликта

Психическое состояние участника конфликта (первого оппонента)

1. Объем материального ущерба, нанесенный первому оппоненту вторым оппонентом.

2. Характер материального ущерба, нанесенный первому оппоненту вторым оппонентом.

3. Характер морального ущерба, нанесенный первому оппоненту, вторым оппонентом.

4. Действия второго оппонента по отношению к первому оппоненту.

Психическое состояния участника конфликта (первого оппонента)

5. Реакция референтной группы первого оппонента на конфликтную ситуацию.

6. действия группы поддержки второго оппонента по отношению к первому оппоненту.

7. Другие факторы.

Объект и предмет психологии как науки обычно обосновывается и фор­мулируется в учебниках и словарях. Знакомство с пониманием объекта и предмета психологии в более чем десятке отечественных учебников и словарей, изданных в течение последнего десятилетия, выявило следу­ющую картину. В ряде работ проблема объекта и предмета психологии за­трагивается вскользь и ограничивается указанием на то, что предметом науки выступает психика человека или животного, а также социально­психологические явления, возникающие в процессе взаимодействия лю­дей. Во второй группе работ проблема объекта и предмета рассматривает­ся более детально. В качестве предмета психологии предлагаются психические процессы, свойства, состояния индивидуальные и групповые (P. C. Немов, 1999). Ни впервой, ни во второй группе работ проблема связи психических явлений с материальным миром не поднимается. В тре­тьей группе работ материалистическое понимание психики формулирует­ся, показывается его отличие от идеалистического подхода к определению объекта психологии. Однако материалистическое понимание объекта психологии сводится главным образом к необходимости изучения матери­ального субстрата психики — органов чувств, головного мозга, других ча­стей центральной нервной системы.

Существуют лишь единичные работы, в которых отмечается необходи­мость исследования и включения в объект психологических явлений ма­териального мира (К. К. Платонов). В фундаментальном Большом психо­логическом словаре в лирическом добавлении к статье «Психология»

В. П. Зинченко, едва ли не единственный среди психологов за последние 15 лет, поднимает проблему объекта психологии и показывает, что она почти также далека от решения, как и столетие назад. В целом автор скло­няется к мысли, что психология должна больше уделять внимания изуче­нию живой, целостной души человека, чем в ушедшем бездушном

XX веке. Психология в этой же статье определяется как наука о законо­мерностях развития и функционирования психики как особой формы жиз­недеятельности.

Мы целиком и полностью разделяем эти мысли, кроме последней, определяющей объект психологии. Однако возникает неизбежный вопрос, как же нам изучать душу и психику, если у нас нет ни органов чувств, ни приборов или любых других устройств, позволяющих хотя бы как-то зафик­сировать, поймать эти не материальные явления. Ответ на сегодняшний день может быть только один. Живую душу и целостную психику нам никак нельзя обнаружить и оценить иначе, чем через мертвые и фрагментарные последствия активности души и психики. Точно также, как неуловимого амурского тигра опытный охотник оценивает по следам лап, когтей, зубов, шерстинкам и т. п., психолог оценивает психику только и исключительно по тем следам, которые она оставляет в материальном мире. Поэтому первич­ный объект психологического исследования не может быть иным, чем мате­риальные последствия психической активности и опять же материальные факторы, на психику влияющие.

100% читателей этого текста оценивает качество мышления автора данного текста, первично воспринимая конфигурацию следов типограф­ской краски на этой странице и ничего больше. У авторов хватает ума по­нять, что вторичной, но главной составляющей объекта психологии вы­ступает, естественно, психика. Крайне желательно исследовать ее максимально живой и целостной. Очень хотелось бы, чтобы читатель по­нял, что если конфигурация шрифта на этой странице незначительно из­менится и примет форму японских иероглифов, то это вызовет радикаль­нейшие изменения в психическом отражении образов и смыслов данного текста. Поэтому изучать психику и душу, вырвав их из контекста матери­ального мира, которым они «питаются и дышат», бессмысленно и беспо­лезно. Изучение психики как самостоятельного, изолированного, незави­симого явления сразу же лишает ее и жизни и целостности. К тому же это возможно только в рамках искусства, но никак не науки. Определяя пси­хологию как науку о психике, мы сразу же четко становимся на рельсы субъективного идеализма и начинаем вместо научного исследования пси­хических явлений слагать о них былины, писать рассказы, сказки и басни по проблемам психологии. Поэтому психология — это наука о психике в ее взаимодействии с материальным миром. Объект ее триедин и включает материальные следствия, причины психической активности и только затем саму психику и социально-психологические явления. (Под­робнее см. Глава I, §3; Глава И, §3; Глава III).