Книги по психологии

Славянин из Норика
Периодика - Проблемы филологии язык и литература

В. В. Дергачев

Часть I.

Immanes variasque pio sub foedere Christi Adciscus gentes: Alamannus, Saxo, Toringus Pannonius, Rugus, Sclavusa Narab, Sarmata, Danusc, Ostrogotus, Francus, Burgundus, Dacusd, Alanus, Te duce nosse Deum gaudent: tua signa Suevuse, Admirans didicit fidei quo tramite pergat.

Epitaphium s. Martini in basilica Dimiensi1

1 Эпитафия св. Мартина в Думийской базилике. Перевод - «огромные и многоразлич­ные племена присоединяешь ты к благочестивому союзу Христа: Аламанн, Сакс, Тюринг, Паннонец, Руг, Славянин из Норика, Сармат, Дунаец, Острогот, Франк, Бургунд, Алан - ра­дуются, что под твоим водительством познали Бога, дивясь на твои знамения, Свев узнал ка­ким путем идти к вере». Текст этой эпитафии, посвященной св. Мартину Турскому (317-397), известен по трем рукописям: P - Cod. Parisinus Lat. 2832, s. IX; A - Cod. Parisinus Lat 8093, s. IX; E - Madriensis Lat 10029, s. IX-X. Издание, учитывающее все рукописи - Martini episcopi Bra-carensis opera. Ed. E. Barlow. New Haven, 1950. P. 282. Атрибуция, датировка и переводы текста см.: Иванов С. А. Мартин Бракарский // Свод древнейших письменных известий о славянах. М., 1991. Т I (I-IV вв.) С. 357-360 Из разночтений списков (asclabus-A; bnarra—E; cdatus-A, E; dDacus] dus-corr. A, duas - E; esuebus - A) видно, что наиболее исправный вид имеет список P, по которому и публикуется фрагмент эпитафии. При переводе учтено, что Nara грамматически является определением к Sclavus (в качестве существительного, по замечанию Е. Ч Скржинской (Иордан. О происхождении и деяниях готов Getica. М., 1960. С.21), естественнее звучала бы форма Norensis или Nora). Danus как «дунаец» переводится по следующим соображениям. Замена в списках A и E на datus явно современна этим рукописям IX-X вв., когда датчане, до­толе практически неизвестные, явились впервые на исторической арене. У автора VI в. Про­копия Кесарийского в “Истории войн” имеется название Δανοί . В рассказе об уходе части ге-рулов из Среднего Подунавья в Ютландию он пишет: II. VI.(2) οϋτως γοϋν πολλων εκ του έρаспЛєюυ «Vxog ^Ov^Ivcv O^Coiv ^ei^v ^v та LXAa^Va,V COvr, єώρєησд атіаита, W°v δε χώραν δiaα εavxeg evθένδε πολλήν ες τους Ουάρνοug KaAou^voug ^aav. (3)μεθ’ uogSr, Каі Aavcov т єЄг, NaQibQa[Iov ου βιαζομένων σφας των τηδε βαρβαρων . (цит. по спи­ску: Cod. Laurentianus 69,8, s. XIV), Здесь географическим ориентиром служит упоминание обширной пустынной земли, существовавшей на территории современной Словакии, при­мыкавшей к Дунаю (Chaloupeckэ V. Valaљi na Slovensku. Praha, S. 101), там, где русло реки де­лает крутой поворот на юго-восток. Т. н. Ουαρνοι Прокопия, очевидно, соответствуют вари-стам, проживавшим здесь вдоль берега Дуная согласно более древним авторам (Tacit. Germ. 42; Ptolem. II, 11,11; Dio. Cass. LXXII. 21, 1; Script. Hist. Augustae. M Ant. Phil.22,1). Из всего это­го следует, что наименование Δανοί могло относиться только к местности, лежащей выше по левобережью Дуная от варнов, т. е. приблизительно локализовалось на территории совр. Нижней Австрии. Отсутствие каких-либо упоминаний этого этнонима после прохода здесь герулов можно понять таким образом, что ими было перенято это имя (Δανων τα εθη - обы­чаи данов) и перенесено с собою в Ютландию. Текст этот был уже не очень понятен даже ран­ним переписчикам «Истории войн» Прокопия, отсюда исправления вроде Δακων τα εθνη -

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Дергачев В. В.

133


Сын короля свевов, на выздоровление которого, казалось еще вчера, не было никакой надежды, внезапно воспрял от одра. Чудо было явлено от мощей св. Мар-тина Турского, перенесенных тогда из Галлии в Брагу (римская Бракара), столицу королевства свевов в Испании. Свевы, пораженные столь наглядным знамением, отказались наконец-то от своих арианских заблуждений и вместе со своим королем присоединились к православию. Над новым местом упокоения мощей святого была воздвигнута базилика, и епископ Мартин Бракарский, чьи труды по обращению свевов получили столь плодотворное завершение, украсил ее надписью над южны-ми дверьми. Освящение церкви состоялось в 558 г.

По утверждению Григория Турского, равного по образованности епископу Мартину Бракарскому в то время не было2, и это следует иметь в виду, занимаясь истолкованием текста надписи. Собственно о событии, послужившем непосредст-венным поводом для создания этой эпитафии, говорится в двух последних строках приведенного фрагмента, — «дивясь на твои знамения, Свев узнал каким путем ид-ти ему к вере». Suevus здесь, безусловно, служит олицетворением народа и может быть истолковано следующим образом, — главным событием приведения к правой вере свевов стало обращение короля — их военачальника, примеру которого свевы как люди военные и последовали. Таким образом, имя Свев в эпитафии имеет и вполне конкретное личное значение, но одновременно является обозначением на-рода, но, отнюдь не всей совокупности населения королевства, поскольку у Мартина Бракарского как православного епископа и до обращения свевов, конечно же, была своя паства в Браге, но и не всех свевов как таковых. Ясно, что обращение это не имело никакого касательства, скажем, к свевам, оставшимся на их исторической ро-дине в Скандинавии, — речь будет идти о народе в узком понимании — дружины короля испанских свевов, но не более. Именно это следует иметь в виду, переходя к толкованию предшествующих четырех строк фрагмента, начинающихся с упоми-нания «огромных и многоразличных племен». Здесь следует заметить, что далее, где говорится о присоединении «к благочестивому союзу Христа», значение существи-тельного «союз» передано через слово, имеющее омонимом прилагательное с нега-тивным смыслом (foedus (eris) «союз» — foedus (a, um) «мерзкий, отвратительный»), хотя приличнее, казалось бы, могло звучать, например, — unitas, а благозвучие метрики оставалось вполне достижимо перестановкой порядка слов в пределах обычных правил латинского стихосложения. При выборе, очевидно, определяю-щим явилось более тесное значение слова, — в данном случае, — «союз, установ-ленный на основании договора», отсюда, кстати, и «федераты» — военные союзники

«земли даков» (Cod. Vaticanus graecus152. s. XIV), что для маршрута герулов выглядит просто невероятно. Термин Δανοί, по-видимому, является не узкоплеменным названием, а каким-то более обобщающим наименованием местного употребления, происходившим от древнего названия верхней части Дуная (лат. - Danubius). Подтверждением этому может служить текст, приписываемый Кесарию Назанзиану, брату знаменитого святителя IVв. Григория Бо­гослова, в котором упомянуты Δανούβιοι (дунайцы), обитающие рядом со славянами, но бла­гоприятно отличающиеся от них своими нравами (Иванов С. А. Псевдо-Кесарий // Свод древ­нейших письменных известий о славянах. Т. I. C. 254).

2 Григорий Турский. История франков. М, 1977. С. 143.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


134 Вопросы Этно-, Социо- И Психолингвистики

Римлян из варварских племен, — аллюзия в отношении новообращенных свевов вполне прозрачна. Из приведенных рассуждений ясно следует, что надпись на Ду-мийской базилике отнюдь не являлась просто изящным украшением, выполнен-ным в отточенной форме латинского стиха, но имела вполне конкретное содержа-ние, не требовавшее для современников специальной расшифровки. Отсюда можно заключить, что перечень племен, присоединенных к союзу Христа, не был неким условным поэтическим обобщением, но основывался на надежных документальных свидетельствах, относящихся к деяниям самого святого Мартина и послуживших серьезным аргументом в деле приобщения свевов к православию. Шла речь в этих свидетельствах скорее всего не о евангелизации целых народов, но, по-видимому, именно о приведении к православию из арианства отдельных отрядов римских фе-дератов во главе со своими предводителями.

Св. Мартин родился в Паннонии в городе Сабария (совр. Сомбатхей, 200 км. юго-западнее от Будапешта). Его отец был трибуном легиона (чин, приблизительно соответствующий совр. полковнику), поэтому военная карьера сына была, что назы-вается, запрограммирована. Поступив с пятнадцати лет служить под римскими ор-лами, молодой человек прошел обучение в Павии (Северная Италия) и вскоре был произведен офицером кавалерии в императорской гвардии. Известен эпизод, когда молодой офицер поделился своим плащом с нищим у врат Амьена, что, кстати го-воря, явилось серьезным проступком против требований римских воинских пра-вил. Произошло это приблизительно в 345 г. Считается, что это событие подвигло его впоследствии к крещению и посвящению себя служению Христу. В 354 г. он вышел в отставку. Св. Мартин положил начало монашеству на Западе, основав в Галлии несколько монастырей по египетскому и палестинскому образцам. Будучи приглашен туренцами, св. Мартин 7 июля 371 г. принимает епископский сан. 8 но-ября 397 г., окончив свое земное служение, он обретает вечный покой3. Ученик святого, пресвитер из Аквитании Сульпиций Север (365–425), составил его житие, являющееся для нас основным источником сведений о святом Мартине4.

Отсутствие в тексте Сульпиция Севера эпизодов, которые прямо могут быть соотнесены с перечнем эпитафии, говорит о том, что событие, связанное с приведе-нием к православному общению каких-то военных отрядов, если оно и происходи-ло в действительности, было крайне ограничено во времени, не имело продолжи-тельных приготовлений, скорее всего, инициатором был не сам Мартин, а какая-то внешняя по отношению к нему воля, поручение которой он исполнял. Миссия происходила, вероятнее всего, вне пределов Галлии, и не оказала заметного влия-ния на его последующую деятельность, поэтому и не сохранилась там в предании и не была зафиксирована агиографами, но, тем не менее, составила какой-то доку-ментальный след церковного характера, который был известен Мартину Бракар-скому, причем документ этот должен был внушать полное доверие. Если эти свиде-тельства, пролежавшие в течение столь длительного времени под спудом, были

3 Hiscenot J. Ces chrйtiens qui ont fait l’Europe. Paris, 1990. P. 57-58.

4 Публ.: Corpus scriptorum ecclisiasticorum Latinorum. Vindobonae, 1866. T1. P. 109-137.
Полный французский перевод – Monceaux P. Saint Martin. Paris, 1927.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Дергачев В. В.

135


Впервые опубликованы епископом Браги, то они должны были получить после это-го события определенную огласку по всему православному миру Запада, включая и саму Галлию, и какие-то указания на этот счет, хотя бы косвенные, должны бы со-храниться. Здесь следует обратить внимание на одно место из «Истории франков» Григория Турского (538–593), преемника св. Мартина на кафедре и младшего со-временника Мартина Бракарского, где дается ссылка на мнение о нахождении франков в Паннонии. Источник, очевидно, достаточно авторитетный, но сведения которого, похоже, вступили в противоречие с теми, что имелись в распоряжении историка, в частности, с консульскими фастами5. Излагая расположение земель рейнских торингов, луарских готов, ронских бургундов и продвижение франков из-за Рейна по этим землям (т. е. перечисляя те названия народов, которые присутст-вуют в нашей эпитафии и которые могли бы быть соотнесены с землями Галлии автором VI в.), епископ Григорий подчеркивает арианство бургундов. А его утвер-ждение об изначальной приверженности франков язычеству вплоть до крещения по православному обряду короля Хлодвига (496 г.) и о присвоении ему позднее им-ператором звания консула (консульские знаки были наложены на короля в базили-ке св. Мартина в Туре)6 звучит как скрытая полемика со сведениями этого источни-ка. С другой стороны, св. Колумбан, прибывший на континент из Ирландии в 591 г., и его последователь св. Аманд, приняв решение отправиться с проповедью к славя-нам, совершали паломничество к могиле св. Мартина Турского, — таким образом, в их глазах именно этот святой был зачинателем славянской миссии7. Важно отме-тить здесь традицию приложения миссионерских усилий по просвещению славян именно по направлению к Паннонии8, а также хронологическую последователь-ность возникновения такой традиции после того, как усилия брагского епископа по новому прославлению св. Мартина увенчались успехом и получили широкую огла-ску9. Поскольку сам Мартин Бракарский был уроженцем Паннонии, то паннонское происхождение источника, положенного в основу перечня эпитафии, следует счи-тать наиболее вероятным, так же как и то, что документальное свидетельство о цер-ковной деятельности св. Мартина там, хотя и бывшего паннонским уроженцем, но все же большую часть своей жизни жившего в Галлии, безусловно, не могло отно-ситься к периоду его детства, однако должно быть, конечно, прижизненным. Стоит более внимательно сопоставить факты биографии святого, изложенные в его жи-тии, с канвой внешних событий, не привлекших внимания агиографа.

Период военной службы можно исключить, так как активная деятельность по приобщению к правой вере боевых соратников, пусть и варваров, вступила бы в противоречие с жесткими требованиями римской военной дисциплины, а Мартин

5 Григорий Турский. История франков. С. 39.

6 Там же. С. 57.

7 Stauber J. Saint Columban et les Slaves // Slavic and East Europian studies. Montreal, 1956–
1957. Vol. I. №4. P. 237.

8 Fritz W. H. Slawen und Avaren in angelsдchsichen Missionsprogramm // Zeitschrift fьr sla-
wische Philologie. Heidelberg, 1963.Bd.31.№2. P. 317-320.

9 Григорий Турский. История франков. С. 143.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


136 Вопросы Этно-, Социо- И Психолингвистики

Был, по-видимому, дисциплинированным офицером и подобных проступков, за исключением, разве что, амьенской истории с плащом и нищим, случившейся, кстати, еще до принятия им крещения, за ним, похоже, не замечалось. Его же цер-ковная деятельность, начиная с основания близ Пуатье первого правильно органи-зованного монастыря на Западе, что датируется приблизительно361 г., и вплоть до самой кончины святого находилась под пристальным вниманием агиографа и мест для подобных предположений не оставляет. Остается период после отставки, с 354 по 361 г. включительно.

Отставка Мартина пришлась на промежуток между двумя значительными со-бытиями — в 353 г. единодержавцем над Западом и Востоком Империи стал импе-ратор Констанций, а в 355 г. по настоянию императора состоялся церковный собор в Милане, утвердивший господствующее положение арианства. Константино-польский собор 360 г. был уже строго арианским. Обстоятельства, в которых откры-тая православная пропаганда по сути дела приравнялась к антигосударственным деяниям, фактически исключала возможность такого рода деятельности для право-славного отставного офицера, поселившегося во Вьенне, резиденции западных ке-сарей, где находился их дворец и была расквартирована гвардия, командовал кото-рой Иовиан, бывший, впрочем, православным. В 357 г. во Вьенн прибыл Юлиан, поставленный Констанцием кесарем Запада. Почти четыре года Юлиан демонстри-ровал полную лояльность к императору, не без успеха вел боевые действия в Гал-лии, отразив натиск аламаннов и франков и приобретя тем самым популярность среди своих солдат, пока к осени 361 г. между ним и императором не разразился конфликт. Войско провозгласило августом Юлиана. Действуя решительно, он дви-нул быстрым маршем своих солдат в Паннонию, где активно стал готовиться к, ка-залось, неизбежной схватке, однако внезапная смерть в ноябре Констанция разря-дила обстановку и Юлиан стал императором. Послабления в отношении право-славных, назначение православного командира гвардии Иовиана кесарем Запада — ясно говорит о том, на кого опирался будущий император-отступник, прокладывая себе путь к власти. Об этническом составе подразделений кесаря Запада дают пред-ставление написанные столетием позже панегирики поэта Аполлония Сидония, посвященные западно-римскому императору Авиту, где названия почти полно-стью, за исключением Sclavus Nara и Danus, совпадают с перечнем эпитафии Мар-тина Бракарского10. То, что во время пребывания с Юлианом в Паннонии в подраз-делениях гвардии шла активная православная пропаганда, можно считать в высшей степени вероятным. Здесь должно была сыграть решающую роль и твердое право-славие Иовиана, командовавшего гвардией. Вероятность вовлечения в этот шквал событий Мартина и как отставного гвардейского офицера, и как убежденного пра-вославного, к тому же паннонского уроженца, буквально обуславливалась всеми их обстоятельствами. Вполне возможно, что именно в Паннонии в преддверии ре-шающего сражения и состоялось православное воцерковливание, если уж не лич-ного состава гвардейских подразделений, то их командиров — почти наверняка. В

10 Cp.: Martini episcopi Bracarensis Opera. P. 276.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Дергачев В. В.

137


Свою очередь император Констанций, находившийся тогда в Киликии, принял крещение из рук арианствующего епископа Евномия. Только внезапная смерть им-ператора заставила исчезнуть тень надвигавшейся религиозной войны. На право-славном соборе, состоявшемся в 362 г. в Александрии, было принято решение о принятии возвратившихся в Церковь ариан и арианствующих. Постановление, принятое по настоянию св. Афанасия Александрийского, гласило: «не требуйте от них ничего большего, а только чтобы они предали анафеме арианскую ересь и ис-поведали веру, святыми отцами исповеданную в Никее»11. Однако примирение христиан, пусть даже на православной основе, планам Юлиана вряд ли соответство-вало. Сразу после собора против святого Афанасия возобновились гонения. В ар-мии со щитов были удалены кресты, введенные еще Константином Великим, при-нимались меры по восстановлению язычества. В этих условиях началась война с Персией, где в одном из сражений летом 363 г. Юлиан был убит. Войско провозгла-сило новым императором командира императорской гвардии Иовиана, заключив-шего с персами мир. Принципом религиозной политики императора Иовиана бы-ло полное невмешательство в догматические споры. Ту же политику проводил пре-емник Иовиана на Западе Валентиниан (364–370). Это была своего рода реакция на бурные события 361–363 гг. Именно начиная с этого периода св. Мартин погружает-ся исключительно в церковную деятельность. Понятно, что если он и был вовлечен в события, то это могло быть только кратковременным эпизодом, а сам факт под-держки святым императора-отступника, понятно, не имел никаких шансов сохра-ниться в благочестивом предании в самой Галлии. Однако в распоряжении брагско-го епископа, безусловно, находился документ, где был упомянут св. Мартин, и все вышеизложенное позволяет сделать определенные предположения о первоначаль-ной форме этого документа, который в подлиннике или в копии, или в виде надеж-ных сведений из какого-то письменного источника был предан гласности Мартином Бракарским, послужив основой перечня составленной им эпитафии для церкви над гробницей святого в Браге.

Александрийский собор, устанавливая чин присоединения к православию, опирался, очевидно, на прецеденты. А то, что события осени 361 г. в Паннонии мог-ли послужить источником подобных прецедентов, как мы видим, весьма вероятно. Таким образом, следует предположить, что искомым документом было именно ис-поведание православной веры, подписанной командирами военных подразделе-ний, составлявших в основном императорскую гвардию, и засвидетельствованное св. Мартином. До брагского епископа текст дошел, судя по употреблению каппы, что диктуется нормами греческой фонетики, в слове Sclavus, в греческой передаче. Был ли он и первоначально составлен по-гречески, сказать определенно нельзя.

Перечень воинских подразделений, на первый взгляд, производит впечатле-ние Иностранного легиона, номенклатура которого, судя по сообщению Диона Кас-сия (Римская история, LV, 23–25), довольно устойчиво сложилась уже в III в. Но это

11 Поснов М. Э. История Христианской церкви (до разделения церквей – 1054 г.). Брюс-сель, 1964. С. 358-359.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


138 Вопросы Этно-, Социо- И Психолингвистики

Не совсем верно — часть подразделений представлена исконными провинциалами Империи, набранными на службу в гвардию из традиционных римских армейских формирований. Pannonius источником формирования должен был иметь XIV двойной легион из Верхней Паннонии или X двойной, I или II вспомогательные ле-гионы из Нижней Паннонии. Dacus — V Македонский или XIII двойной легион. Источником формирования Sclavus Nara мог быть единственно II Италийский ле-гион, созданный еще императором Марком Аврелием Антонином (161–180), выну-жденным к тому обстоятельствами второй маркоманнской войны.

Употребление в последнем названии определения Nara вместо более пра-вильного латинского Nora, очевидно, происходило от фонетических особенностей произношения (замена ō на ā) самих представителей этого подразделения — то-гда прономен Sclavus (а вернее sclavus, если учесть, что грецизированная передача должна соответствовать именно такой латинской версии), указывающий, по-видимому, на определенную общину на территории Норика, где формировалось это конкретное воинское подразделение, должен находиться в таких же фонетиче-ских отношениях с латинской формой названия этой общины. По надписи 205 г., найденной в Штирии (Австрия), на исторической территории Норика12, известна самоуправляющаяся община, имевшая название respublica Solvena. Латинское название (от solvere — освобождать, давать волю), скорее всего, являлось этимоло-гизацией сходно звучавшего местного названия. Если фонетические особенности языка обитателей этой норикской общины соответствовали тому, на что было указано выше, то в их произношении основа этого названия должна была звучать как slоven - или slaven-. Понятно, что выходец из этой общины в IV в. должен был называться не иначе как S(c)lavus Nara, или же, говоря современным русским язы-ком — Славянин из Норика. Подтверждением реальной возможности раннего бытования такого топонима в районе верхнего течения Дуная служит последую-щая устойчивая традиция, начинающаяся с τα Σκλαβηνων εθνη, зафиксирован-ных здесь в VI в. еще Прокопием Кесарийским, вплоть до современных государст-венных образований Slovenia и Slovensko.

Исток Волги был отмечен скромной часовенкой над родником в глуши Твер-ской губернии. Собственно, суть изложенных рассуждений — в попытке найти ключ, с которого начался разлив моря славянской семьи языков, а тем самым и корни современного русского языка.

12 Избранные латинские надписи по социально-экономической истории Римской им-перии. Приложение к «Вестнику древней истории» за 1955–1956 гг. № 188. То же: Хрестоматия по истории древнего Рима. М., 1962. С. 393-394.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010