Книги по психологии

Понятия «ум», «разум», «мудрость» в русском фольклоре&#8727
Периодика - Проблемы филологии язык и литература

Т. В. Хлыбова

Часть II

Продолжая эпическую деятельность, исторические песни и баллады унасле-довали от былины многие мотивы и детали, однако Мудрость, ум, разум Не являются здесь частотными понятиями. Недаром царь Иван Грозный упрекает сильных-могучих богатырей:

Чем-то это вы перехваляитесь?

Богатство-та вам от меня пришло,

А силушку-ту вам бог дал!

Вы бы похвалились своей мудростью, перемудростью!

(Киреевский 19771 № 31, 77).

Этот упрек является своеобразной реакцией нового этапа развития эпоса на идеалы старого эпического сознания. Мудрость как категория, связанная с вещими знаниями, практически не фигурирует в исторической песне. Здесь действуют ис-

∗ Продолжение. Начало см. в журнале «Проблемы филологии: язык и литература» № 1. 2010. C. 17-36.

1 Здесь и далее: Киреевский 1977 — Собрание народных песен П. В. Киреевского. Записи Языковых в Симбирской и Оренбургской губерниях. Т. 1 / Подг. текстов, ст. и коммент. А. Д. Соймонова. Л., 1977.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


6 Проблемы Русской И Зарубежной Филологии: Междисциплинарный Подход

Торические лица, которым свойственны вполне земные качества и свойства, — чело-веческий ум и воинская смекалка необходимы, чтобы выиграть сражение, противо-стоять сопернику в военной или политической схватке.

Показательно, что в исторической песне частотным становится мотив думы: Ермак Тимофеевич созывает казаков «думушку одумати» (Емельянов 1987 № 23, 24)2; царь Алексей Михайлович просит князей-бояр пособить государю «думу думать» (Емельянов 1987 № 56); «атаманы казачие» думают думушку «со крепка ума, с полна разума» (Емельянов 1987 № 29); донские казаки перед взятием Азов-города «думали крепку думушку» (Емельянов 1987 № 47, 48); «музурушки персидские, они же думали думу заединую» (Исторические песни 1960 № 315, аналог. №№ 316, 318, 319 и др.)3; «охотники, люди вольные … они думали думушку единую» (Исторические песни 1960 № 360); «Собирались господа, бояре московскии, думали думушку обчую» (Ис-торические песни 1966, № 8); Степан Разин «думал крепкую думушку с голудьбою» (Исторические песни 1966 № 143); князь Голицын «думает-гадает», как ему в Москву проехать (Исторические песни 1971 № 11); «стрельцы бойцы … думу думали глубо-кую» (Исторические песни 1971 № 44) и т. д. Выполняя функцию эпизода княжеского пира, мотив думы способствует созданию образа нового героя, который действует не в соответствии с этикетной традицией или служебными обязанностями, а находится в ситуации выбора и вынужден принимать решение, руководствуясь логикой пред-стоящего события. Поэтому здесь и важно, чтобы герой принимал решения, рассчи-тывая на свой ум, а не на высшие силы или вещие знания и умения:

Соходились тут удалы добры молодцы, < …>

Они думали крепку думушку заединую< …>:

«А по роду мы роду все умны,

А один из роду умнее всех.

Кому-то у нас, братцы, атаманом быть?»

(Исторические песни 1960 № 319)

В целом более свободные, чем былина, от общих мест (loci communes) исто-рическая песня и баллада редко заимствуют былинные мотивы или формулы, связанные с рассматриваемыми понятиями, устойчивой традиции они здесь не составили4.

2 Здесь и далее: Емельянов 1987 — Русская историческая песня: Сб. / Вступ. ст., сост.,
подгот. текста и примеч. Л. И. Емельянова. Л., 1987.

3 Здесь и далее: Исторические песни 1960 — Исторические песни XIII–XVI веков / Изд.
подгот. Б. Н. Путилов, Б. М. Добровольский. М., Л., 1960.

4 Употребление эпитета хитрый-мудрый в исторической песне до определенной степе-
ни свидетельствует о забвении его смысла — ‘связанный с вещими способностями’. Так, хит-
рой-мудрой (т. е. сделанной искусно) становится колыбелька, которую должны вырезать из
кипарисного дерева государевы плотнички (Исторические песни 1977 № 229). Одно из значе-
ний др.-р. слова ‘хитрый’ — искусный (См.: Черных П. Я. Историко-этимологический словарь
современного русского языка: В 2 т. Т. 2. М.: Русск. яз., 1999. С. 340). С искусностью, мастерст-
вом исполнителя связано и определение былинного Садка-гусляра как хитрого-мудрого («Он
из хитрых же Садко да был хитёр-мудёр» (Марков 2002 № 21, 111)).

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Хлы Бова Т. В. Понятия « Ум», «разум», «мудрость » В Русском Фольклоре 7

Относительно частотен Былинный Вопрос о причине невеселья героя на пиру. Своему шурину Кострюку Иван Грозный задает обычный вопрос:

… сидишь ты Пошто У мня, всё не кушаешь

Ишше беленькой Лебедочки Всё не рушаёшь?

Ишше место тебе разве не по разуму,

Или кушаньё мое тебе не по совести…

(Исторические песни 1960, № 118*, аналог. № 119*, 120).

Старшая историческая песня заимствует у былины и мотив хвастовства на пиру:

Умный хвастат отчем-матерью, Безумный хвастат родимой сестрой, Неразумный хвастат молодой женой. (Исторические песня 1960 № 233).

Умной хвастает старой матерью,

А безумной хвастает молодой женой.

(Исторические песни 1966 № 38, аналог. № 47)5.

По моим наблюдениям, однако, историческая песня редко вводит оппозицию умный — глупый хвастун. Чаще в ней упоминаются разные социальные категории людей (богатые, бедные, сильные, князья-бояре) и перечисляются предметы их гор-дости (деньги, золото-серебро, терема, казна и т. д.).

Как удалый-от хвалится он удалостью своей, < … >

А богатый-от хвалится он богачеством своим,

Он богачеством своим,

А убогий-от хвалится он божьей милостью,

Милостью.

(Исторические песни 1966, № 56).

Ум в историческом эпосе связан с умением победить в сражении, выйти из трудной ситуации. В песнях об Азове казаки остерегаются ума противника: «Ой что не дай того, боже, азовцам / Да ума разума ды того» (Исторические песни 1966 № 88, аналог. №№ 87, 89, 90, 92, 93). Умный старший канонер или — по вариантам — «люди умные, люди разумные» спасают себя и своих товарищей от гнева царя Ива-на Грозного (Исторические песни 1960 № 50, 60, 93; 98).

В исторических песнях часто упоминание о грамотности героев: Иван Грозный пишет «скорописцету … грамотку» (Исторические песни 1960 № 119), говорит о себе: «Я сижу тут за писью, пишу грамотку» (Исторические песни 1960 № 263); польский король «писал ерлыки скорописные» (Исторические песни 1966 № 26); Михаил

5 Здесь и далее: Исторические песни 1966 — Исторические песни XVII в. / Сост. О. Б. Алексеева, Б. М. Добровольский, Л. И. Емельянов, В. В. Коргузалов, А. Н. Лозанова, Б. Н. Пу-тилов, Л. С. Шептаев./ Под общ. ред. Б. Н. Путилова. М., Л., 1966.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


8 Проблемы Русской И Зарубежной Филологии: Междисциплинарный Подход

Скопин «писал ерлыки скорописчеты», в которых «от мудрости слово поставлено» (Исторические песни 1966 № 32); донской казак Некрасов «пишет наскоро грамат-ку» (Исторические песни 1977 № 122)6. Однако главное, чему должны быть научены герои исторической песни, — это искусство борьбы. Кострюк или Мастрюк — «по-учен добрый молодец» (Исторические песни 1960 № 114), он «на уме держит» по-тешить царя, побороться на поединке с «учеными» или «поучеными» (Кирша Да-нилов № 5, 68)7 борцами, и его борьба «ученая, борьба черкасская» (Исторические песни 1960 № 109; Кирша Данилов № 5).

Как и в былине, формула «по разуму» или «не по разуму» означает правиль-ное или неправильное решение, выступает показателем качества:

Услыхала тут ведь зла дочка Малютисна,

А эти ей реци да не по разуму,

За великую досаду показалосе.

(Исторические песни 1966 № 44).

Женщины-героини в исторической песне довольно редки. Они, как в былине, могут характеризоваться как «глупые, неразумные» (Исторические песни 1977 № 264). Однако Авдотья Рязаночка представлена как умная женщина, сумевшая выру-чить из плена своих родных (Исторические песни 1960 № 2, 50). Царь Бахмет турец-кий говорит ей:

За твои-то речи разумныя,

За твои-то слова за хорошия

Ты бери полону сколько надобно…

(Исторические песни 1960 № 1, 48).

«Жена умная-разумная» казачьего атаманушки сына Карыгина (Исторические песни 1971 № 49) пытается спасти своего мужа. «Умная, разумная» жена у князя Долгорукого (Исторические песни 1977 № 269)8.

В песне детство, детские годы — синоним недомыслия. Молодая царица, об-ращаясь к Ивану Грозному, защищает своих детей:

Не будь ты яр, будь ты милостив До своих до младых двух царевичев; Когда будут они во полном уме И во твердом будут разуме, Тогда будет оборона от новых земель. (Исторические песни 1960 № 265).

6 Здесь и далее: Исторические песни 1977 — Исторические песни XVIII века / Изд. под-
гот. О. Б. Алексеева и Л. И. Емельянов. Л., 1971.

7 Здесь и далее: Кирша Данилов — Древние российские стихотворения, собранные
Киршею Даниловым / Под ред. А. А. Горелова. СПб., 2000.

8 Этот текст, по-видимому, испытал влияние лирической песни или баллады. Образ
умной-разумной жены, возможно, заимствован оттуда.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Хлы Бова Т. В. Понятия « Ум», «разум», «мудрость » В Русском Фольклоре 9

И дочерей следует отдавать замуж, «когда будут девицы во полном разуме»9 (Исторические песни 1960 № 265), т. е. когда вырастут, придут в сознательный период жизни.

Несмотря на скоропалительные решения героев, приводящие к трагическим последствиям, балладе тоже известен мотив думы, что связано с влиянием истори-ческого эпоса:

Друзья и товарищи На совет съезжаются, Совету советовать, Крепку думушку Думати Оне про службу царскую И про службу воинскую. (Балашов 1963, 213)10.

В соответствии с жанровой особенностью баллады главным действующим ли-цом часто является злодей, он Думу думает И принимает страшные решения:

Как и мой-то милой думу думаеть, Думу думаеть, думу крепкую. Да и как же вить мне быть, Как жену губить? (Киреевский 1983 № 262).

Там Доньской казак ен коней поит, Ен коней поит да думу думает, Думу думает, сувет ведь суветует, Как жена убить да голова срубить. (Соколовы 2007 № 190 и др.)11.

Категория Ума В балладе часто входит в арсенал отрицательных характеристик героев: «дочка-умница» убивает детей (Киреевский 1983 № 26); «жена умная, умна-разумная» приглашает в отсутствие мужа гостей: «князев-бояр без боярышнев, по-пов-дьяков без дьяконицов» (Киреевский 1977 № 214, 215), за что и поплатилась

9 Характерно определение юной девушки в Тверской губ.: там «физиологически зрелую
девушку еще в 15–16 лет считали «глупой» (т. е. как ребенка или подростка)». (Бернштам Т. А.
Молодежь в обрядовой жизни русской общины XIX — начала XX в. Половозрастной аспект
традиционной культуры. Л., 1988. С. 29).

10 Здесь и далее: Балашов 1963 — Народные баллады / Вступ. ст., подгот. текста и при-
меч. Д. М. Балашова. Л., 1963.

11 Здесь и далее: Соколовы 2007 — Неизданные материалы экспедиции Б. М. и Ю. М. Соко-
ловых: 1926–1928: по следам Рыбникова и Гильфердинга: в 2 т. / [отв. ред. В. М. Гацак]; Ин-т
миров. лит. им. А. М. Горького РАН. Т. 1: эпическая поэзия / Вступ. ст., подгот. текстов, науч-
ного коммент., справ. аппарата В. А. Бахтиной. М., 2007.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


10 Проблемы Русской И Зарубежной Филологии: Междисциплинарный Подход

Жизнью; «догадливый» молодой офицер убивает красавицу Марьяну (Киреевский 1986 № 63) и т. д. В балладе «Худая жена — умная жена» (Балашов 1963, 87–90) ум противопоставляется умению быть заботливой женой.

Ум-разум соотносится с нравственными категориями. Так, в сюжете «Алеша Попович и сестра Петровичей», поздней переработке былины12, герои, желая под-черкнуть строгость нравов сестры, хвастают:

У нас Олена Умная,

У нас Петровна разумная.

(Балашов 1963, 76).

В варианте баллады «Иван Дородорович и Софья-царевна» А. М. Крюковой, контаминировавшей мотивы духовных стихов и светского эпоса, герой связывает грех с отсутствием ума. Обращаясь к «мужикам деревенским», он говорит:

«Кабы ум-то у вас был, да не грешили бы». (Марков 2002 № 32, 138)13.

Для характеристики персонажей может употребляться эпитет «хитрый-мудрый» (см., например, Балашов 1963, 68), но герои баллады и исторической песни редко обладают вещими знаниями, чаще перед нами пример поэтической инерции14.

12 См. об этом: (Балашов 1963, 383 — 384).

13 Здесь и далее: Марков 2002 — Беломорские старины и духовные стихи. Собрание
А. В. Маркова / Издание подг. С. Н. Азбелев, Ю. И. Марченко. [Отв. ред. Т. Г. Иванова]. СПб.:
«Дмитрий Буланин», 2002.

14 В балладе «Сестры ищут убитого брата» героини оборачиваются щукою, соколом и
лебедем. В «Рябинке» свекровь оборачивает невестку рябиной, а в сюжете «Молодец и горе»
«зла-лиха волшебница неласкова» оборачивают сноху березонькой (Балашов 1963, 219).; мо-
лодец, борясь с настигающим его горем, тоже оборачивается то ясным соколом, то серым
волком. Сестры ищут брата: «Как большая сестра — в море щукою, / Как середняя сестра — в
поле соколом, / Как меньшая сестра — в нёбо звёздою» (Баллады / Сост., подгот. текстов и
коммент. Б. П. Кирдана; вступ. ст. А. В. Кулагиной. М.: Русская книга, 2001. № 231. Далее —
Кирдан 2001). При этом герои не характеризуются как мудрые, к тому же, как отмечает
Д. М. Балашов, «чудесное в балладе имеет символико-аллегорический характер, вплетается в
действие, завершает судьбы героев, разрешает конфликты (чудесное в эпосе — «реально»,
эпосу чужда аллегория)» (Балашов 1963, 27).

Довольно редкий случай — оборотничество в исторической песне: в варианте о Гришке-Расстриге из сборника К. Данилова (этот текст Б. П. Кирдан относит к историческим балла-дам. Об этом см.: Кирдан 2001 № 26), «Маринка-безбожница сорокою обернулась» (Кирша Данилов № 12). Микита Романов в песне о Скопине превращается то в горностая, то в серого волка (Киреевский 1966 № 61, аналог. № 62). Впрочем, в последнем случае перед нами пример контаминирования мотивов песни и былины (в частности, былины о наезде литовцев). См. об этом: (Исторические песни 1966, 342). Волхованием, колдовством в исторической песне могут заниматься только отрицательные герои:

Стоит Гришка-Росстрижка Отрепьев сын

Против зеркала хрустальняго,

Держит книгу в руках волшебную,

Волхвуе Гришка-Росстрижка Отрепьев сын.

(Исторические песни 1966 № 12).

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Хлы Бова Т. В. Понятия « Ум», «разум», «мудрость » В Русском Фольклоре 11

Герои баллады — люди грамотные: «крест кладут по-писаному, поклон ведут по-ученому» (Балашов 1963, 45, аналог. 70, 74); вышивка у героинь шита «по-книжному, да по-писаному» (Балашов 1963, 62); герои часто пишут «грамотки», «скорописчаты грамоты» (Балашов 1963, 111 — 112). Все тридцать дочерей вдовуш-ки в балладе «Василий и Софья»– «грамотницы» (Балашов 1963, 50), «Все оны гра-моты повыуцены / все оны по крылосам повыставлены» (Соколовы 2007 № 206 и др.), монахини — «чернокнижницы» (Балашов 1963, 61).

Хвастовство здесь, как и в былине, связано с «глупым разумом» («Молодец и река Смородина» (Балашов 1963, 215)). Отсутствие ума приводит к неправильной жизни:

Зарождалося чадушко неумное, Что ль неумное чадо, неразумное, Зарождался Иванушко Гостиной сын. Он охвоч был ходить да на царев кабак, Он охвочий был пить да зелена вина, Он охвоч был тащить золотой казны. Уж он знается со девками со дурками, Со тема ли со жонками-плутовками, Со теми голями со кабацкима. (Балашов 1963, 229).

А родители да были умные, Уж как чадушка пали безумные, Пошли чадышка по кабакам погуливать, Золоту казну стали прокидывать, А со девками, со вдовками погуливать. (Балашов 1963, 231).

Герои баллады кончают жизнь самоубийством, когда лишаются ума-разума (Балашов 1963, 122–123).

В балладе довольно распространена ситуация победы женской хитрости, до-гадливости над мужским умом: девица обыгрывает молодца в шахматы и решает все его загадки («Игра тавлейная» (Балашов 1963, 93)); девушка выигрывает у мо-лодца 3 корабля («Девушка поборола молодца» (Балашов 1963, 94)); остроумие де-вицы не уступает хитроумным заданиям молодца («Девица-мудреница» (Балашов 1963, 95, 96, 97)); девушка отгадывает все загадки сыновей боярских или купеческих («Семь загадок» (Балашов 1963, 98, 99)). Такая ситуация, по мнению Д. М. Балашова, «является своеобразным «ответом» на идеологию героического эпоса, в котором первенство принадлежало мужчине» (Балашов 1963, 387).

Молодость, малолетство — синонимы малого разума. В балладе «Непрости-мый грех» Мать сыра земля прощает герою грехи, произнося:

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


12 Проблемы Русской И Зарубежной Филологии: Междисциплинарный Подход

Уж ты малый был да молодехонек, Умом-разумом да был глупехонек. (Балашов 1963, 223).

В балладе о татарском полоне героиня, качая дитя, приговаривает:

Твою-то матушку малым-то малешеньку,

Глупым-то глупешеньку, семилетнюю во полон взяли.

(Кирдан 2001 № 8, 41).

Ум, мудрость детей вызывает удивление старших. Так, герой баллады «Князь Роман жену терял» говорит своей дочери:

Уж ты Гой Еси, Настасья да дочь Романовна, Сколь хитра-мудра да девяти годов! (Балашов 1963, 70).

Итак, редко прибегая к понятиям Ум, разум, мудрость, историческая песня и баллада используют их в соответствии со своими жанровыми особенностями. В ис-торической песне, ориентированной на мужскую героику, они соотносятся с воин-скими качествами и умениями. Для баллады, сферой интересов которой являются нравственные категории, эти понятия могут применяться для характеристики как положительных, так и отрицательных героев. Здесь Ум, разум Напрямую связаны с интеллектуальными способностями или с нравственными качествами персонажей. В отличие от героического эпоса, женщина в балладе часто умнее мужчины. Оцен-ка ума ребенка и в исторической песне и в балладе традиционна для эпоса.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010