Книги по психологии

Предисловие к переводу древнерусского рукописного сборника первой трети XVII столетия
Периодика - Проблемы филологии язык и литература

В. В. Кусков

«Сборник — характерное явление древнерусской письменности, — отмечал русский историк В. О. Ключевский. — В каждом рукописном собрании, уцелевшем от древней Руси, значительная часть рукописей, если не большинство, — непремен но Сборники. Можно даже сказать, что сборник был преобладающей формой древ нерусского книжного дела. Эта форма была завещана ему частью византийской и южнославянской письменности, частью создалась самобытно средствами древне русской книжности и вызвана была потребностями древнерусского читающего об щества, неизбежно возникавшими при рукописном способе распространения ли тературных произведений»1.

Первые рукописные сборники появляются на Руси уже в XI веке. Вместе с принятием христианства растет образованность древнерусского общества. Так, князь Владимир Святославич сразу же после официального государственного акта крещения Руси в 988 г. повелевает открыть в Киеве и Новгороде первые школы для «книжного учения отрочатом». Сын Владимира Ярослав Мудрый собирает при Киевском Софийском соборе, ставшем местом пребывания митрополита всея Руси, много писцов, которые, видимо по указанию великого князя, не только пе

Ключевский В. О. Сочинения в девяти томах. М., 1989. Т. 7. Специальные курсы. С. 59-60.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Кусков В. В.

135


Реписывали книги, но и переводили их с греческого на «словенский» язык. Стара ниями Ярослава Мудрого при Софийском соборе была создана первая на Руси княжеская библиотека, а сам князь, как отмечает летописец, был первым русским книголюбом, страстным читателем книг: он любил читать не только днем, но и ночью.

О широте интересов князей свидетельствует дошедший до нас «Изборник великого князя Святослава 1073 года», составленный в древней Болгарии для ца ря Симеона (X в.) и сохраненный древнерусскими книжниками. Он был ориен тирован на образованного читателя, «преизлиха насытившещихся сладости книжные» и в первую очередь на великого князя, «державного владыку» и его ближайшее окружение. Цель сборника — «дать готовые ответы» «о неразумных словесах» Евангелия, Апостола и иных, ветхозаветных книг, чтобы разъяснить сокровенный смысл, содержащийся в глубине этих книг. В статьях Изборника даются извлечения из творений Отцов церкви IV–VIII вв., ветхозаветных и ново заветных книг Библии; в нем помещен философский трактат, руководство по поэтике, исторические сведения, сведения о месяцах по-македонски, по гречески, по-иудейски, указатели книг истинных и «неистовых», т. е. ложных. При этом в изложении статей преобладает ставшая затем излюбленной диало гическая, вопросно-ответная форма.

Другой тип назидательного «учительного» сборника, предназначенного для более широкого круга читателей, представляет собою «Изборник 1076 г.». Он адре сован прежде всего к «богатым», «имеющим дерзновение ко князю», но и имеет в виду более широкий круг своих читателей-слушателей, ставя в центре внимания вопрос о том, каким подобает быть христианину.

Кроме этих четьих сборников XI века от раннего периода развития древнерус ской письменности до нас дошел сборник слов и поучений популярного в Византии и на Руси проповедника-ритора второй половины IV — начала V вв. Иоанна Злато уста «Златоструй». Правда, принадлежность ряда слов Иоанну Златоусту в настоя щее время оспаривается исследователями. Помещенные в «Златоструе» слова носят обобщенно-нравоучительный характер: о терпении, милостыни, покаянии, любви, дружбе, гордости, тщеславии, злых женах, объядении, пьянстве, воспитании детей и т. п. В Прилоге (Предисловии) к сборнику подчеркивается, что чтение сборника дает многую пользу душе и телу, отмывая их «златыми струями сладких речей» от всякой скверны.

Среди четьих сборников конца XII — начала XIII вв. следует также отметить Успенский сборник, изданный в 1971 г. Сборник включает в свой состав византий ские жития, 26 слов и поучений Иоанна Златоуста, Иоанна Дамаскина, Евсевия Александрийского, Иоанна экзарха болгарского, Андрея Критского, Григория Ан тиохийского, Кирилла Александрийского, Ефрема Сирина, Повесть Иеремии о пленении Иерусалима, чтение на память праведного Иова и на явление честного

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


136 Филологическое Наследие

Креста, апокрифическое хождение Святого Агапия в рай, а также три произведения оригинальной древнерусской агиографии: «Сказание о Борисе и Глебе», «Сказание чудес святых страстотерпцев Христовых Романа (Бориса) и Давыда (Глеба)», «Житие Феодосия Печерского».

Эти древнейшие дошедшие до нас четии сборники послужили основой даль нейшего развития четьей литературы.

О характере древнерусских книг XI–XIII столетий, их репертуаре мы можем сейчас судить по изданному в 1984 году фундаментальному «Сводному каталогу славяно-русских рукописных книг, хранящихся в СССР», созданному коллективом советских ученых во главе с С. О. Шмидтом, Л. П. Жуковской, Н. Н. Покровским, за фиксировавшему за этот период 494 единицы хранения. При этом подавляющее большинство из них относится к книгам богослужебным, среди которых на первом месте стоят Евангелия (Благовествования), повествующие о рождении Иисуса Хри ста, его земной жизни, вероучении, страданиях, крестной смерти на Голгофе, вос кресении и вознесении. Уже с древнейших времен Евангелие — эта «вечная книга» — дошла до нас в двух видах: один вид Евангелие-апракос, где все тексты разделены по дням недели и предназначены непосредственно для церковного чтения во время служб; другой вид Евангелия — тетр, где тексты располагаются по евангелистам (от Матфея, от Марка, от Луки, от Иоанна), оно использовалось не только как книга бо гослужебная, но и как четья. При этом у нас на Руси получают распространение тексты толкового Евангелия, разъясняющие смысл евангельских сказаний, притч. «Есть книга, коей каждое слово истолковано, объяснено, проповедано во всех кон цах земли, применено ко всевозможным обстоятельствам жизни и происшествиям мира, из коей нельзя повторить ни единого выражения, которого не знали бы все наизусть, которое не было бы уже Пословицею народов; она не заключает уже для нас ничего неизвестного, но книга сия называется Евангелием, — и такова ее вечно но вая прелесть, что если мы, пресыщенные миром или удрученные унынием, случай но откроем ее, то уже не в силах противиться ее сладостному увлечению и погружа емся духом в ее божественное красноречие», — писал А. С. Пушкин в статье «Об обязанностях человека»2.

«Книгой жизни» назвал Евангелие атеист В. Г. Белинский. «Весь прогресс чело вечества, все успехи в науках, в философии, — писал он, — заключаются только в большем проникновении в таинственную глубину этой божественной книги, в соз нании ее живых, вечно непреходящих глаголов»3.

Среди богослужебных книг широкое распространение в Древней Руси полу чил Апостол апракос, а также Псалтирь, содержащая высокие образцы медитатив ной психологической лирики. Псалтирь не только использовалась в богослужебной практике, но и служила учебной книгой, ее тексты заучивались наизусть. Цитатами

2 Пушкин А. С. Полное собрание сочинений: в 10 т. Т. 7. М.-Л., 1949. С. 470.

3 Белинский В. Г. Полное собрание сочинений: в 13 т. Т. 2. М., 1953–1959. С. 555-556.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Кусков В. В.

137


Из Псалтири, приводимыми по памяти, широко пользовались древнерусские книжники в своих исторических и нравоучительных сочинениях.

Исследования церковных служб круга годичного содержали Служебные ми неи (от греч. W» - месяц). Церковный год начинался 1 сентября и Содержал кален дарные Неподвижные (постоянные, прикрепленные к определенному дню солнечно го календаря), и подвижные (ежегодно меняющие свои даты праздники), связанные с лунным календарем, которые составляли содержание Триоди. Последования служб, молитвословия, связанные с приготовлением к Великому посту и на Вели кий пост, составляли содержание Триоди постной, а последования служб и молит вословия, связанные с празднованием христианской Пасхи (Воскресения Господня), Вознесения, Троицы и праздника Всех святых (первое воскресение после Троицы), составляли содержание Триоди цветной.

Слова, поучения на двунадесятые праздники содержал богослужебный сбор ник Торжественник, который также был четьим сборником.

Среди богослужебных книг важное место занимал Октоих (восьмигласник), содержащий молитвословия на подвижные дни недели круга годичного.

Кроме того, для богослужебной практики были составлены Паримейники, сборники извлечений из библейских ветхозаветных книг.

Начиная с XIV столетия большую популярность в качестве четьей книги полу чает славяно-русский Пролог. Этот календарный сборник житий, слов и поучений использовался во время богослужения: статьи Пролога читались на 6-й песне кано на, во время монастырской трапезы, а также служил для индивидуального чтения не только инокам, но и мирянам.

Постепенно круг чтения и соответственно круг читателей расширяется. Этому способствует появление бумаги, заменившей дорогостоящий пергамент, что уско рило процесс письма и удешевило книгу.

Подъем национального самосознания русского народа, связанный с победой над монголо-татарскими поработителями на поле Куликовом в 1380 году, отразил ся на общем подъеме культуры. Ярким показателем этого подъема явилось появле ние сравнительно бóльшего по отношению к предыдущему периоду количества четьих сборников. В этот период переписывается «Изборник великого князя Свято слава 1073 года», составляются жития Сергия Радонежского, Стефана Пермского, появляются новые княжеские жития, в том числе «Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича, царя русского», который, кстати сказать, в то время канонизирован церковью не был, и этой высокой чести русский князь, побе дитель Мамая, был удостоен только в 1988 году!

Репертуар русской четьей книги пополняется целым рядом новых произведе ний, переведенных с греческого языка, а также идущих к нам из стран славянского юга, порабощенных к этому времени Османской империей. Появляются беллетри стические повести, такие как Повесть о мутьянском (младовлахийском) воеводе

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


138 Филологическое Наследие

Дракуле, Повесть о Басарге и его сыне Борзосмысле, Повесть об иверской царице Динаре, Повести о Вавилоне-граде. Значительное место занимают исторические повести о взятии Царьграда турками в 1453 г., сказания о покорении Новгорода Ио анном III, о VIII вселенском (Ферраро-Флорентийском) соборе, подписавшем унию римско-католической и греко-православной церквей, Троянская история — пере вод известного в Западной Европе произведения Гвидо де Колумна, излагавшая со бытия Троянской войны.

Заказчиками книг, их переписчиками и читателями в XV столетии являются преимущественно монахи, церковные иерархи и отчасти представители белого ду ховенства, реже миряне.

Множащиеся в это время монастыри, особенно на севере России, становятся и первыми библиотеками. Довольно обширные книжные собрания книг — библио теки формируются в Троице-Сергиевом, Кирилло-Белозерском, Соловецком мона стырях. При этом в их состав входят не только богослужебные и чети книги, содер жание которых предусмотрено монастырским уставом, но и сборники, предназна чавшиеся для келейного индивидуального чтения монахам, по своему содержанию выходящие за пределы требований устава: произведения естественнонаучного со держания, исторические и даже беллетристические.

Книгописные мастерские существовали не только в монастырях, но и при дво ре епископов, архиепископов и митрополита всея Руси. Так, митрополичья книго писная мастерская существовала в Москве в Чудовом монастыре, при дворе новго родского владыки при Софийском соборе, в Ростове Великом, Твери, Устюге Вели ком и др.

Известно, что важную роль в формировании библиотеки Соловецкого мона стыря в конце XV в. сыграл его игумен Досифей, заказавший в Новгороде для своей обители переписку целого ряда четьих сборников.

В составе библиотеки Кирилло-Белозерского монастыря, опись которой со хранилась (вторая половина XV в.), дошли до нас шесть четьих сборников писца Ефросина. О пополнении библиотеки новгородского Софийского собора заботился в середине XV в. архиепископ Евфимий второй, а в конце XV в. новгородский архи епископ Геннадий. Собрав большой коллектив писцов-переводчиков, он к 1499 г. осуществил грандиозную для своего времени работу по переводу полного библей ского кодекса ветхозаветных книг. Этот перевод был затем положен в основу изда ния Острожской Библии Ивана Федорова в 1581 г.

Таким образом, в XV столетии «складывался общерусский репертуар книги, обеспечивший к концу этого столетия начало осуществления “обобщающих книж ных предприятий”, предшествовавших появлению в России книгопечатания»4.

Такие «обобщающие книжные предприятия» в XVI в. осуществляли митро полит Даниил, инициатор создания общерусского летописного свода, получившего

4 Розов Н. Н. Книга в России в XV веке. Л., 1981. С.18-19.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Кусков В. В.

139


Название Никоновской летописи, и особенно митрополит Макарий. Последний, который, будучи еще архиепископом Великого Новгорода (с 1529 по 1541 гг.), начал работу по собиранию и обработке всех «святых книг, которые в Русской земле обре таются». К этой работе был привлечен ряд писателей и большое количество пис цов. Поставленный в 1542 г. на митрополичий престол Макарий продолжил нача тое дело, результатом которого явились двенадцать грандиозных томов, получив ших название «Великие Четии Минеи» (месячные чтения). Созванные по инициа тиве митрополита церковные соборы 1547 и 1549 гг. канонизировали 40 ранее мест ночтимых святых. Это явилось важной политической акцией, способствовавшей централизации русских земель вокруг Москвы. Заново написанные жития «новых чудотворцев» вошли в состав «Великих Четиих Миней». Завершенный полный спи сок был вложен митрополитом в 1552 г. в кафедральный митрополичий Успенский собор Московского кремля, а второй список, завершенный в 1554 г., был преподне сен митрополитом государю Ивану Васильевичу Грозному и получил название «царского». Двенадцать фолиантов, где жития и учительные слова располагались по календарному принципу, явились своеобразной энциклопедией церковной ли тературы XVI века, включавшей в свой состав произведения оригинальной древне русской и переводной византийской, южнославянской агиографии, учительные слова из «Измарагда», «Златой цепи», сборник «Златоструй», «Хождение игумена Даниила в святую землю», «Повесть о разорении Иерусалима» Иосифа Флавия, «Христианскую топографию» Козмы Индикоплова и ряд др.

Исторической энциклопедией явился грандиозный лицевой (иллюстриро ванный) Никоновский летописный свод, включавший историю России в свод все мирной истории: 10000 листов содержали 16000 миниатюр.

По инициативе митрополита Макария создается «Степенная книга» — пер вый опыт генеалогического прагматического изложения русской истории от Вла димира Святославича до Ивана Васильевича Грозного.

Макарий также явился одним из инициаторов появления в Москве книгопе чатания, подсказав Грозному мысль о необходимости «изыскивати мастеров книжного дела». Появление в Москве в 1564 г. первого датированного печатного «Апостола», изданного трудами первопечатника Ивана Федорова и его сподвиж ника Петра Мстиславца, сыграло огромную роль в развитии русской культуры. Однако на протяжении всего XVII в. печатная книга в России обслуживала в пер вую очередь интересы церкви. Четья же литература, удовлетворявшая запросы читателей, по-прежнему бытовала и распространялась в виде рукописных сбор ников. Правда, функции четьих книг начинают выполнять старопечатные книги. Так, Пролог неоднократно издавался в этот период. В то же время составители рукописных сборников нередко используют книгу старопечатную для выписок отдельных статей.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


140 Филологическое Наследие

Как отмечают исследователи, именно на XVII век падает расцвет русской ру кописной книги. На ее характере сказался общий процесс обмирщения и демокра тизации русской культуры. Книга получает широкое распространение не только в политических и культурных центрах России, но и на периферии. Ее «производите лями» (переписчиками) становятся не только представители духовенства, но и ми ряне — жители торгово-ремесленного посада. Процесс демократизации литерату ры проявился в становлении новых жанров: бытовой повести, демократической са тиры, — в обращении книжников к западноевропейскому рыцарскому роману, за нимательной новелле, анекдоту.

В то же время в середине XVII века в правительственных кругах создаются официальные рукописные книги: Избрание на царство Михаила Федоровича, «Ти тулярник». С Посольским приказом связаны рукописные книги толкований снов пророка Даниила, «Книга о сивиллах», «Книга избранная вкратце о девяти музах и семи свободных художествах».

Во второй половине XVII века в связи с расколом в русской церкви среди ста рообрядцев возникает и распространяется рукописная книга, связанная с обличе ниями ортодоксальной никонианской церкви и апологией «старой веры», сборни ки житий ее ревностных защитников: протопопа Аввакума, старца Епифания, боя рыни Морозовой, «страдальцев Соловецких». <…>

Достойна внимания судьба <…> рукописного сборника первой трети XVII сто летия, хранящ[егося] в отделе рукописей и редких книг Научной библиотеки им. А. М. Горького Московского государственного университета им. М. В. Ломоносова под № 1356. В середине прошлого столетия он принадлежал Д. Н. Толстому, кото рый в 1842 г. в журнале «Отечественные записки» в отделе «Смесь» опубликовал находящийся в этом сборнике текст «Моления Даниила Заточника». Этот текст за тем был отнесен ко второй переделке этого произведения, названной «толстов ской». Первая переделка “Моления” была обнаружена в рукописном сборнике № 913 Собрания Соловецкого монастыря второй половины XIV века. Первоначаль но текст был опубликован И. Я. Порфирьевым в июньском номере Православного собеседника за 1882 год, затем перепечатан Н. Н. Зарубиным. Его напечатал иссле дователь И. А. Шляпкин в 81 выпуске Памятников древней письменности в 1889 г., а в 1932 г. Н. Н. Зарубин в 3-м выпуске Памятников древнерусской литературы.

После смерти Д. Н. Толстого рукописный сборник был передан его сыном Во ронежскому губернскому музею в память об отце, который был в свое время губер натором Воронежа.

В 1980 г. сборник поступил в отдел рукописей и редких книг научной библио теки им. А. М. Горького из частного собрания жителя города Москвы.

Сборник написан несколькими почерками полууставом, переходящим в ско ропись, размер его в 4-ку, объем 483 листа. Начало книги и конец утрачены, отсут ствуют листы между 22 и 23, 66 и 67, 67–68, 76–77, 97–98, 276–277.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Кусков В. В.

141


В сборнике сохранились владельческие записи: на л. 1–8: «Иосифова сына со бинная села Ракабола (нрзб.) и сына ево Григория Григорьева ж сына Ракоболских». По листам 47, 108, 142, 221, 240, 288 об., 307, 332, 345: «(Григо)рья Григорьева сия кни га соборник села Успенскаго попа Григорья Григорьева. На 17 л. тем же почерком сделана заметка: «Ко 138 лету (1630) сеяно ржи на луговые земли по три меры». На л. 67 об.: «Лета 7197 год (1689) 20 ден по указ...» На л. 472 об.: «Сия книга глаголемая столника Ивана Гавриловича Ендогурова». На л. 473 об. помета «Иван Василе...»

О чем свидетельствуют эти записи?

Во-первых, о принадлежности сборника жителю села, священнику Успенской церкви: очевидно, сборник передавался по наследству от отца к сыну.

Во-вторых, этот священник имел свой надел земли, который им обрабатывался.

В-третьих, сборник был написан до 1630 года, поскольку запись о посеве ржи могла быть сделана только после написания сборника.

В-четвертых, дано авторское определение типа рукописной книги — «собор ник», т. е. собрание различных по своему характеру произведений.

В-пятых, в конце XVII века сборник сменил своего владельца и им стал столь ник Иван Гаврилович Ендагуров.

Таким образом, <…> рукописный сборник был создан сельским священником и удовлетворял прежде всего его читательские запросы и интересы.

По своему содержанию сборник может быть отнесен к своеобразным энцик лопедическим справочникам. Он содержит в себе справочные статьи о книгах ис тинных и ложных, дающие ориентацию читателю при выборе произведений, ста тью о месяцах, происхождении их названий, количестве дней в каждом месяце, со отношении денежных единиц: «таланта» и «литра».

Читателя сборника интересуют вопросы творения мира богом, и на них отве чает краткая редакция «Шестоднева», помещенная в сборнике. Ряд статей сборника построен в излюбленной для древнерусского книжника форме диалога, беседы, во просов и ответов философско-богословского, нравственного содержания. Таковы беседы Андрея Юродивого со своим учеником Епифанием, Философа Панагиота с Азимитом. Здесь ставятся вопросы о сущности человеческой души, ее виде, отли чии праведной души от грешной, последовательности творения мира, в том числе и небесных сил, двуприродности Иисуса Христа (божеской и человеческой), количе стве небес, о возникновении дождя, грома и молнии. При этом опровергается суе верие о том, что гром производит колесница Ильи пророка, на которой тот разъ езжает по небу. Утверждается религиозная точка зрения, что молния направляется специально приставленным ангелом Господним, преследующим змея, в которого вселился сатана. В этих же беседах разъясняется смысл отдельных выражений Еван гелия, апостольских посланий, Псалтири. Например, что такое мамона? что озна чает выражение краеугольный камень? и т. п.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


142 Филологическое Наследие

Большое место в сборнике занимают статьи, связанные с толкованием симво лики церковной: храма, одежды священнослужителей. Подробно излагается сим волическое содержание божественной службы — литургии, где каждое действо — жест священника, диакона, слова произносимых молитв, песнопений — исполнены глубокого внутреннего смысла, который обстоятельно разъясняется.

Подробно разъясняет сборник смысл пасхального канона «Воскресения день, просветимся людие» в толковании известного философа-богослова VIII в. Иоанна Дамаскина.

Толкуется в сборнике содержание некоторых евангельских притч, целого ряда псалмов, токование Софии — премудрости Божией.

Интересуют составителя сборника вопросы, связанные с иконописью, изобра жением подножия креста, венца Спасова, звезд на мафории (покрывале) Богомате ри. Интересует книжника и биография девы Марии, количество лет прожитой ею жизни. На эти вопросы отвечает помещенное в сборнике апокрифическое сказание «О житии пресвятой Богородицы» Епифания Кипрского.

Из сочинений писателя-гуманиста XVI века Максима Грека, прибывшего на Русь в 1518 г. с Афона по приглашению великого князя Василия III, в сборник включаются слова, посвященные выяснению происхождения православного обря да освящения воды на праздник Богоявления (Крещение), о Спасовом образе, но сящем наименование «уныние». Против распространенного в народе суеверия, согласно которому нельзя предавать земле самоубийц, направлено слово Макси ма Грека «на богомерзкое прельщение мудрствующих, что из-за погребения уто пленного или убитого возникают плодогубительные стужи на земные произра стания».

Обличению лжеучения астрологов посвящено Послание Старца псковского Елеазарова монастыря Филофея псковскому дьяку Мисюрю Мунехину. Филофей опровергает астрологические предсказания ученого немца, родом из Любека, Ни колая Булева, придворного врача Василия III.

Включает сборник в свой состав 9 Толковых азбук, полемически направленных против сторонников иудаизма и в то же время свидетельствующих о широком бы товании в XVII веке акростиха5.

В свой состав сборник включает ряд выдающихся произведений древнерус ской литературы XIII — начала XV вв. Это «Моление Даниила Заточника», «Сказа ние о Щилове монастыре в Великом Новгороде», «Повесть о Новгородском белом клобуке». О чем это свидетельствует?

Произведения, созданные несколько веков тому назад, продолжают жить и ин тересовать книжника XVII в. Он перерабатывает публицистический памфлет XIII в. —

5 См.: Кобяк Н. А. Азбуки толковые в сборнике XVII века собрания МГУ № 1356. В кн.: Из фонда редких книг и рукописей научной библиотеки Московского университета. М.,1987. С. 142-156.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Кусков В. В.

143


«Моление Даниила Заточника»; оно его привлекает своими афоризмами, мудрыми сентенциями. Повесть о Щилове монастыре, направленная в свое время против ере си стригольников, отрицавших спасительность заупокойных молитв, служит в сборнике доказательством спасительности и необходимости молитв за умерших. Этой теме в сборнике посвящен еще ряд статей: «Синаксарь в субботу мясопустную, когда память творим умершим», «От старчества» — об изведении из ада царя Со ломона «Повесть дивная преподобного отца нашего Макария Великого об умер ших», «Другая повесть об умерших душах православных христиан». Ряд статей сборника подчеркивает спасительное значение молитвы и дает практические реко мендации, как подобает их творить.

«Повесть о Новгородском белом клобуке», возникшая в Новгороде в кругах, близких архиепископу Геннадию, объясняла происхождение головного убора нов городских владык, связывала их белый клобук с Римом, с именами императора Константина Великого и первого римского папы Сильвестра. В XVII в. повесть при обрела политическое звучание в период борьбы Никона патриарха за первенство власти церковной в государстве. Тогда эта повесть служила доказательством пре восходства «священства над царством».

Обращает на себя внимание помещенное в конце сборника апокрифическое сказание о Мельхиседеке, ставшем первосвященником.

Составителя и читателей сборника интересуют также проблемы эсхатологии: будущей жизни за гробом, второго пришествия. Этим вопросам посвящено сказа ние о рае, извлеченное из Жития Андрея Юродивого, выписки из ветхозаветной книги пророка Даниила, его видений и их истолкование. Выписки из книги царств, Притчей Соломоновых, Книги премудрости Соломона, книги Иисуса сына Сира хаова подчеркивают интерес книжника к меткому афористическому слову, деталь ному описанию иерусалимского храма, построенного Соломоном.

Статьи о родстве, о церковном имуществе имели для сельского священника чисто практическое значение.

Следует отметить, что ряд статей сборника носит полемический характер. Так, Шестоднев включает в себя полемику против иудаизма, антииудаистскую направленность носят Азбуки толковые. Некоторые исследователи склонны свя зывать эту полемику с ересью антитринитариев, «жидовствующих», получившую распространение в Новгороде и Москве в конце XV — начале XVI века. Не вызы вает сомнения, что сборник был первоначально составлен в Великом Новгороде и в известной степени донес до нас отголоски той полемики, которая там велась в XVI столетии.

Сборник свидетельствует о том круге чтения, который сохранялся в первой половине XVII века у провинциального русского читателя. Он свидетельствует о по пулярности Жития Андрея Юродивого, Синайского патерика, Житий Макария Ве ликого, святого Афанасия, Григория Омиритского, сочинений Иоанна Дамаскина,

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


144 Филологическое Наследие

Иоанна Златоуста, Иоанна Лествичника, Епифания Кипрского, Афанасия Алексан дрийского, Нила Синайского, Максима Грека. Наряду с использованием рукопис ной традиции статьи сборника пополнялись выписками из старопечатных книг, в частности Острожской библии Толкований пророка Даниила. <…>

Сборник, <…> заинтересует современного читателя, <…> позволит ему про никнуть в круг интересов, чаяний древнерусского книжника XVII столетия, позво лит постигнуть те духовные интересы, запросы, которыми жили наши предки и даст возможность по-новому взглянуть на жизнь нашего общества, с его неустойчи востью, постоянными шатаниями, колебаниями и страстной жаждой обретения «твердого», т. е. нравственных духовных основ жизни.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010