Книги по психологии

Случайные свидетельства о народной драме «Царь Максимилиан» как фольклористический источник
Периодика - Проблемы филологии язык и литература

С. П. Сорокина

Недостаток записей и публикаций народной драмы «Царь Максимилиан», осуществленных в пору ее живого бытования, делают крайне ценными свиде тельства очевидцев представлений, сохранившиеся в литературных произведе ниях и публикациях в периодической печати.

Наиболее старые случайные (т. е. не имеющие научных целей) свидетельст ва о народной драме «Царь Максимилиан» относятся к середине XIX в. И. С. Ак саков наблюдал представление пьесы солдатами в 1855 г. в г. Бендеры1. П. В. За содимский в воспоминаниях о своем детстве, проходившем в г. Никольске Воло годской губернии, рассказывает о том, как на святки солдаты инвалидной ко манды устроили в доме инвалидного начальника представление «Царя Макси милиана» (Засодимский родился в 1843 г., описывемые же им события проис ходили, когда ему было примерно 10 лет) 2. Я. П. Полонский в дневнике за 1855 г. упоминает об «оригинальном объявлении в Сестребеке», извещающем о том, что «в воскресенье в каменных казармах, состоящих на большой площади», бу дет показана «комедия в 5 действиях»: «1. Будет представляться Живые картины;

1 Аксаков И. С. Иван Сергеевич Аксаков в его письмах. В 4-х томах. Т. III. Ч. 1. М., 1892.
С. 221-222.

2 Засодимский П. В. Из воспоминаний. М., 1908. С. 13-15.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


28 Проблемы Русской И Зарубежной Филологии: Междисциплинарный Подход

2. Купидон с марцом будут сражаться о храброй богине и ее фрейлинах; 3. Водевиль Советника; 4. Царь Максимилиан будет судить гордого и непокорного сына Адольфа; 5. Мамаева побоище с Военными песинки танцами и Военная большая музыка будет Играть»3. Полонский приводит афишу, сохраняя все особенности орфографии, по-видимому, как курьез, вызывающий смех. Н. С. Курочкин4 довольно подроб но (хотя и с иронией) описывает две виденные им с разницей в три дня поста новки «Царя Максимилиана», осуществленные подчиненными ему солдатами сначала у него на квартире, а затем в казарме. Место и год автор не указывает, отмечает лишь, что «жил тогда в провинции»5. Его статья под названием «Царь Максимилиан» опубликована в журнале «Искра» за 1863 год.

Несколько свидетельств о «Царе Максимилиане» относится к последней трети XIX в. Так, Н. Д. Телешов, рассказывая о крестьянском поэте Спиридоне Дмитриевиче Дрожжине (1848–1930), упоминает, что подростком тот был отдан в мальчишки и «однажды буфетчик застал его за чтением рукописи “Царь Мак симилиан” и так рассвирепел, что не только побил, но и сжег его рукопись»6. М. М. Куклин в воспоминаниях о своих школьных годах сообщает о том, как ученики, «насмотревшись на святках в казарме на представление солдатами “Царя Максимилиана”, сами решили поставить спектакль в школе»7. П. Ф. Яку бович в своих воспоминаниях о каторге пишет о каторжанине Шустере, «кото рый в одиночку декламировал перед другими арестантами сцены из “Царя Максимилиана” и “Атамана Бури”»8. Это было в 1890-е гг.

Появляются упоминания о «Царе Максимилиане» и в самом начале XX в. Валерий Брюсов видел спектакль в новогодние дни 1899 г. под Петербургом9. Его разыгрывали «фабричные»10. Е. О. Гай-Сагайдачная11 смотрела спектакль на святках в Чугуеве в 1900 г. Актеры были из ремесленников. Любопытно, что Гай Сагайдачная, единственная из свидетелей, подчеркнула мастерство, даже опре деленный профессионализм исполнителей: «Начиная с октября месяца каждый год «актеры» собираются вместе в дни отдыха и с несокрушимым терпением долбят непонятные для них фразы»12. И далее: «актеры играли с удивительным ансамблем и роли свои (не говоря уже о том, что знали безукоризненно) испол

3 Полонский Я. П. Из дневника Я. П. Полонского // Голос минувшего. 1919. № 1-4. С. 115.

4 Курочкин Н. С. Царь Максимилиан// Искра. 1863. № 6. С. 83-85.

5 Там же. С. 84.

6 Телешов Н. Д. Записки писателя. М., 1948. С. 319.

7 Куклин М. М. Школьные типы (Из моих воспоминаний) // Светоч (Дневник писателя).
1913. № 5-6. С. 28-29.

8 Якубович П. Ф. В мире отверженных. Записки бывшего каторжника. В 2-х. томах. Т. II.
М., 1932. С. 185-186.

9 Брюсов В. Я. Дневники. М., 1927. С. 79.

10 Там же. С. 79.

11 Гай-Сагайдачная Е. О. О мистериях и крестьянском театре// Театр и искусство. СПб.,
1910. № 17. С. 350-353.

12 Там же. С. 350.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Сорокина С. П.

29


Няли так, будто они священнодействовали»13. Е. В. Сахарова (дочь художника В. Д. Поленова) написала о том, как в 1918 г. молодежь деревень, расположенных неподалеку от Поленова, ставила «Царя Максимилиана» на школьной сцене14. Знал текст пьесы и учил ребят шестнадцатилетний Антон Бобров, который «пятнадцати лет на фабрике играл пажа в “Царе Максимилиане”. Все запомнил наизусть, кое-что подправил и написал пьесу»15.

Конечно, этих сообщений недостаточно, чтобы делать какие-либо окон чательные выводы, однако обратим внимание на некоторые любопытные моменты.

Среди известных нам свидетельств самые ранние (до 1863 г.) сообщают о разыгрывании драмы солдатами. Последующие же (начиная с 1880-х гг.) фик сируют исполнение пьесы не только солдатами, но и ремесленниками, фабрич ными, каторжанами, крестьянами, школьниками. Можно предположить, что на протяжении XIX в. народная драма совершила определенное передвижение в социальной среде, становясь из «профессионально» ограниченного (солдатско го) развлечения по-настоящему общераспространенным.

Наличие небольшого количества фиксаций народной драмы, осуществ ленных к тому же начиная с последней трети XIX в., наводит на размышления о степени популярности «Царя Максимилиана» в народе. Очень интересно в связи с этим замечание Н. С. Курочкина: «Можно сказать без преувеличения, что эти представления знакомы Десяткам тысяч Грамотных и неграмотных людей и пользуются в некоторых слоях общества большею популярностью, чем романы «Георг Милорд Английский» и «Францыль Венециан», выдер жавшие, кажется, по десяти изданий»16. Напомним, Н. С. Курочкин написал это в 1863 г., ни одной фиксации текста от того времени мы не имеем. Проци тируем еще одно очень любопытное наблюдение Н. С. Курочкина над «жизнью» казарм в святочные дни: «В одном месте бродили наряженные; в другом — давали открытое представление “Разбойников”; в третьем, играли “Лодку”, в четвертом, танцевали кадрили и польки»17. Приведенное наблюдение нагляд но свидетельствует о том, что театрально-игровые формы в XIX в. были дейст вительно чрезвычайно широко распространены в народной, в частности сол датской среде.

В рассматриваемых свидетельствах упоминается о письменной форме бытования текста драмы в народе (см. цитировавшиеся выше замечания Дрожжина, Сахаровой), что, по-видимому, не было каким-то исключитель

13 Там же. С. 350.

14 Сахарова Е. В. Народный театр и семья В. Д. Поленова (Воспоминания дочери худож
ника) // Тарусские страницы. Литературно-художественный сборник. Калуга, 1961. С. 242-243.

15 Там же. С. 243.

16 Курочкин Н. С. Указ. соч. С. 83.

17 Там же. С. 85.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


30 Проблемы Русской И Зарубежной Филологии: Междисциплинарный Подход

Ным явлением. Любопытны также штрихи, освещающие вопрос восприятия и передачи традиции исполнения пьесы. Так, М. М. Куклин сообщает о школь никах, «насмотревшихся на святках в казарме на представление «Царя Макси милиана»18 и пытавшихся воспроизвести его для своих товарищей. Гай Сагайдачная пишет, что в «труппе» ремесленников, которые показывают пье су, по-видимому, из года в год участвуют «и мальчики от 8 лет и взрослые бо родачи лет до 40-45»19. Е. В. Сахарова отмечает, что руководитель постановки Антон Бобров играл ранее на фабрике в этой пьесе пажа, «запомнил наизусть, что-то подправил и написал пьесу»20.

Очевидно, что все эти три случая представляют собой совершенно разные, качественно отличающиеся, но одинаково естественные типы приобщения к традиции. В первом случае усвоение пьесы весьма поверхностно. Мальчики ув лечены увиденным, хотят его воспроизвести, но не восприняли в полной мере ни текста, ни тем более манеры игры, «выходки», не освоили принципов по строения действия, характера импровизации. Скорее всего, их опыт разыгрыва ния «Царя Максимилиана» окажется единичным. Второй вариант демонстри рует классический, наиболее глубокий способ восприятия традиции. Подрост ки, регулярно участвующие в спектаклях сначала на наименее значительных ролях, проходят всю школу народной театральной подготовки. Антон Бобров (третий случай), по-видимому, мог бы стать истинным мастером, но слишком рано был «оторван» от традиции. Те же, с кем он ставил пьесу, воспринимали ее как нечто экзотическое и этим интересное. Подобная ситуация характерна для начального этапа формирования театральных навыков, но в данном случае, этот опыт, вероятно, в силу некоторых социально-политических причин не получил дальнейшего развития.

Каково отношение авторов случайных свидетельств к увиденным ими спектаклям? Что в них особенно примечательно?

И. С. Аксаков высказывает довольно скептическое отношение к «Царю Максимилиану», его описание сопровождается следующими замечаниями: «путаница страшная», «напыщенная книжная речь», «быть не может, чтобы не было солдатской комедии такой, в которой бы высказывалась вся ирония, вся критика на управление и устройство общественное»21.

П. В. Засодимский иронически передает свои детские впечатления о спек такле. Так, по поводу исполнителя роли Адольфа замечает, что его играл моло дой человек, «по-видимому, страдавший насморком, фыркавший поминутно и украдкой от зрителей проводивший под носом рукой»22, а относительно игры

18 Куклин М. М. Указ. соч. С. 28.

19 Гай Сагайдачная Е. О. Указ. соч. С. 350.

20 Сахарова Е. В. Указ. соч. С. 243.

21 Аксаков И. С. Указ. соч. С. 222.

22 Засодимский П. В. Указ. соч. С. 14.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Сорокина С. П.

31


Царя говорит, что когда тот изображает гнев, то «кричит благим матом»23. При этом заключает, что сильно переживал за Адольфа, радовался тому, что все хо рошо кончилось. В целом он оценивает спектакль как «милый» и «забавный», но не видит в нем чего-то заслуживающего серьезного интереса, о чем свиде тельствует и иронический тон описания.

Я. П. Полонский не сообщает, видел ли он когда-либо спектакль, но саму афишу приводит как курьез, как в высшей степени смешную нелепость.

Оценка Н. С. Курочкина весьма критична: «Все мои знакомые, которым случалось видеть «Царя Максимилиана», единогласно утверждают, что это те атральное произведение — образец нелепости»24, «…”Царя Максимилиана” нельзя назвать вполне фарсом. Фарсеры обыкновенно хорошо сознают, что они фарсят, тогда как главные актеры в “Царе Максимилиане” простодушно убеж дены, что они разыгрывают нечто величественное (а в этом-то величественном и заключается на самом деле всего более нелепостей)»25. В целом, Н. С. Курочкин называет представление «великолепно-нелепым». Позже, правда, отмечает, что человеку, не привыкшему к классическому театру, также покажутся нелепыми, например, мысли персонажа, проговариваемые вслух, другими словами, осоз нает, что народный театр — это иная, чем профессиональный театр, театраль ная система, отвечающая иным ожиданиям и «обслуживающая» иного зрителя. Из всех эпизодов спектакля Н. С. Курочкин с восторгом говорит о исполненной у него дома комической сцене венчания царя Максимилиана и волшебницы: «Вообще вся сцена венчания так хорошо подходила к значению действительно забавного фарса, что ею, наверное, остались бы довольны даже самые взыска тельные ценители комизма. Глядя на эту сцену, я хохотал до слез»26. С другой стороны, как пример несовершенства зрелища автор вспоминает ту же сцену венчания, сыгранную в спектакле, данном в казарме: «Царь Максимилиан, со вершая торжественную процессию со своею супругою-волшебницей и всею блестящею свитою, приостановился около меня, кивнул головою и даже протя нул мне руку, улыбаясь!»27. Обескураженный зритель заключает, что его это сильно разочаровало.

Однако Н. С. Курочкин, видевший спектакль дважды, сделал любопытное наблюдение над игрой актера, исполнявшего роль Царя. По поводу первого спектакля: «Важная поступь, резкий тон голоса, движение руки и все вообще манеры царя Максимилиана показывали, что он привык повелевать»28. По по воду второго: «Сам Царь Максимилиан, казалось, не имел уже того грозного

23 Там же. С. 14.

24 Курочкин Н. С. Указ. соч. С. 83.

25 Там же. С. 85.

26 Там же. С. 84.

27 Там же. С. 85.

28 Там же. С. 83.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


32 Проблемы Русской И Зарубежной Филологии: Междисциплинарный Подход

Вида и тех величественных манер, которые в первый раз навели почтительную робость на мое смирное сердце. Может быть, у Царя Максимилиана отнимало куражу то обстоятельство, что в казармах не совсем ловко было хорохориться: тут было много людей, которые слишком хорошо знали его и не могли никак поверить ни одной хвастливой его речи. Может быть, также и то, что царь, по исконному обычаю, провожая старый год, изволил в тот день совершить жерт воприношения и возлияния разным своим языческим богам, в том числе и Ба хусу, а известно, что в некоторых личностях так называемые винные пары воз буждают благодушие или, по крайней мере, отсутствие некоторой твердости»29. Следует отметить, впрочем, следующий факт: отзываясь о народной драме не слишком лестно, писатель, однако, сообщает, что в течение трех дней он дваж ды посмотрел «Царя Максимилиана» в исполнении одних и тех же актеров солдат, предпочтя при втором просмотре, по его собственным словам, солдат ский спектакль маскараду в дворянском клубе и объяснив это тем, что ему «по казалось более занимательным смотреть во второй раз “Царя Максимилиана” при другой его обстановке, чем глазеть в дворянском клубе на прогулку каких то мумий и чувствовать свое собственное претворение в мумию»30.

Не слишком высокого мнения о народной драме был и П. Ф. Якубович, ко торый характеризует «Атамана-бурю» и «Царя Максимилиана» как пьесы «в ложно-романтическом стиле»31.

Резко меняется оценка пьесы в свидетельствах начала XX в. В. Я. Брюсов пишет: «Те места, которые уцелели с давнего времени, прекрасны. Наивность и торжествующая условность производит сильнейшее впечатление, «за сердце хватает»… при сцене, когда окованный «непокорный сын Адольф» поет: «Я в пустыню удаляюсь от прекрасных здешних мест»32.

Гай-Сагайдачная отзывается о спектакле восхищенно. Называя пьесу мис терией, она выражает мнение, что именно мистерия «должна стать в народном театре на первое место»33, так как она понятна народу.

Сахарова характеризует свое впечатление от спектакля следующими сло вами: «Развернулся странный яркий лубок» и «Мы в восторге»34.

С чем связано такое изменение восприятия народной драмы?

Наиболее очевидное объяснение (оно почти сформулировано Н. С. Куроч киным и имеется в работе Н. И. Савушкиной35) заключается в том, что образо ванный зритель XIX века, воспитанный на ином театре, не мог воспринять теат

29 Там же. С. 85.

30 Там же. С. 85.

31 Якубович П. Ф. Указ. соч. С. 186.

32 Брюсов В. Я. Указ. соч. С. 79.

33 Гай-Сагайдачная Е. О. Указ. соч. С. 353.

34 Сахарова Е. В. Указ. соч. С. 243.

35 Савушкина Н. И. Русская народная драма. М., 1988. С. 46.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


Сорокина С. П.

33


Ральную систему народного представления. В общетеоретическом плане эта проблема прекрасно освещена П. Г. Богатыревым36. В начале XX в., по сравнению с прошлым веком, как известно, эстетика театра претерпевает серьезные преоб разования. Появляются различные типы подчеркнуто условного театра. Пред ставление о театральности становится гораздо более широким, и теперь на фо не многочисленных театральных экспериментов народная драма уже не вос принимается как нечто не вписывающееся в привычные рамки.

С другой стороны, возможно, высказывания пренебрежительные и крити ческие — свидетельство активного бытования драмы. Напомним, Курочкин пишет: «Эти представления знакомы десяткам тысяч грамотных и неграмотных людей»37. Пока драма была широко распространена и воспринималась как не что банальное и примелькавшееся, она оценивалась весьма строго. Когда же она начала терять былую популярность, ее стали воспринимать как нечто глубоко своеобразное, исключительное.

Кроме того, отношение к драме, на наш взгляд, обусловлено и разными культурными ситуациями второй половины XIX — начала XX веков. XIX сто летие по сравнению с началом XX — время более строгих художественных «мерок», время, когда от искусства, и в том числе народного, ожидают прежде всего эстетической зрелости. Не случайно в этот период и наибольший иссле довательский фольклористический интерес связан в основном с такими «от лившимися» в определенные формы жанрами народного творчества, как бы лина и сказка. Начало ХХ в. в искусстве (и в меньшей степени в фольклористи ке) — время огромного интереса к эксперименту, даже жажды его. В этот пе риод стало возможным «простить» народной драме многие эстетические по грешности, иногда, может быть, доходившие до безвкусицы, во имя ее не обычности, самобытности, возможно казавшейся художественной интелли генции начала XX в. духом творческой свободы. Таким образом, деятели ис кусства в каком-то смысле раньше, чем исследователи-фольклористы, почувст вовали, что в фольклоре эстетическая незавершенность оправдана и может быть весьма интересной.

Вместе с тем эстетическую «открытость» драмы прекрасно уловили и, что очень важно, попытались описать первые ее «случайные» зрители, и сделали они это потому, что отнеслись к спектаклю именно как зрители, т. е. субъектив но и критически. Такой взгляд позволил им обратить внимание в своих запис ках на смешные, нелепые детали, например, актерской игры. В записях драмы, делавшихся с исследовательскими целями, подобных черт не найти, поскольку фольклористы или собиратели (особенно в прошлом) стремятся избавить за

36 Богатырев П Г. Народный театр чехов и словаков. Вопросы теории народного искус
ства. М., 1971. С. 128-137.

37 Курочкин В. Д. Указ. соч. С. 83.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010


34 Проблемы Русской И Зарубежной Филологии: Междисциплинарный Подход

Пись (во многом, наверное, бессознательно) от того, что кажется сиюминутным, наносным, случайным. Однако без этих «случайностей», без художественной незавершенности не существует народная драма, как и вообще любое фольк лорное явление, и лишь тщательно фиксируя и учитывая подобные детали, возможно приблизиться к пониманию действительного соотношения в народ ном творчестве индивидуального и нормативного, постичь особый характер эс тетики фольклора.

© Московский городской психолого-педагогический университет, 2010 © Портал психологических изданий PsyJournals. ru, 2010